Краткое описание книг, издательское дело
Яванская литература, Лит.Энц.1962-1978

1033

ЯВАНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА — лит-ра яванцев, а также вся совокупность письм. памятников на яванском языке, созданных другими народностями Индонезии, входившими в сферу яван. культурного влияния (сунданцы, мадуры, сасаки, особенно балийцы). По времени возникновения и количеству сохранившихся памятников является старейшей и одной из наиболее богатых лит-р Индонезии.

Я. л. формировалась на основе местного фольклора и инд. лит-ры, особенно эпич. сказаний «Махабхарата» и «Рамаяна», к-рые уже к концу 1-го тысячелетия н. э. стали неотъемлемой частью яван. нац. культуры в связи с утверждением здесь индуизма (шиваизма) и буддизма. С 15—16 вв. усиливается воздействие араб. и особенно перс. худож. словесности, а также малайской литературы, игравшей важную роль в пропаганде ислама в Индонезии. Хотя европейцы (португальцы, затем голландцы) проникли в страны малайско-яван. мира еще на заре эпохи великих географич. открытий, непосредств. влияние европ. культуры и лит-ры стало ощущаться на Яве лишь с конца 19 — нач. 20 вв., когда в Индонезии стали развиваться капиталистич. отношения.

Исконные яван. мифы, легенды и предания (напр., сказания о покровительнице риса богине Шри, о владычице юж. моря Рату Лоро Кидуль и др.) на протяжении веков тесно переплетались с сюжетами, привнесенными из Индии и отчасти из стран мусульм. мира. Как и в др. районах Индонезии, на Яве широко распространен животный эпос, гл. персонажами к-рого выступают карликовый оленёк канчиль, черепаха или обезьяна, и новеллистич. сказки о глупцах Джоко Бодо, Джоко Лулукаре, Паке Банджире. Наряду с дидактич. и лирич. песнями (тембанг) известны четверостишия папарикан, аналогичные малайским пантунам, и загадки-двустишия вангсалан, построенные на иносказаниях со сложной ассоциативностью образов и созвучий. Появившийся, по-видимому, в глубокой древности, но позже освоивший сюжеты «Махабхараты» и «Рамаяны», культовый театр кукол ваянг во многом заменил собой институт сказителей.

Литература 8 — нач. 16 вв. Начало яван. летосчисления — 1-й год эры Шака, или 78 н. э., — позднейшие хроники связывают с именем мифич. инд. принца Аджи Шака, к-рому приписывается также изобретение яванского письма. Однако в ранних яван. гос-вах до 8 в. офиц. языком, а также языком придворной лит-ры скорее всего был санскрит, уступивший затем место древнеяван. языку (кави), в к-ром также преобладала санскритская лексика. Значительные по объему санскрит. абзацы сохранились и в дальнейшем в т. н. тутурах, яван. комментариях к инд. религ. трактатам. Старейшим из дошедших до нас произв. на языке кави является «Чандакарана» (не ранее 778) — собрание правил инд. стихосложения (кавья). На их основе создавались

1034

поэтич. произв. Я. л. — какавины. Ранние из известных ныне яван. какавинов восходят ко 2-й пол. 9 — нач. 11 вв. Среди них — приписываемая поэту Йогисваре «Рамаяна», первые песни к-рой являются переложением инд. искусств. эпоса раннего средневековья «Убиение Раваны» Бхатти. Ко 2-й пол. 10—12 вв. относятся прозаич. пересказы ряда пуран, буддийских трактатов, а также восьми книг «Махабхараты» и одной из книг «Рамаяны». Отталкиваясь от их сюжетов, яван. поэты создавали многочисл. оригинальные произв., действие к-рых, как правило, переносилось на Яву. Среди них — изобилующий эротич. сценами какавин «Свадьбы Арджуны» («Арджунавиваха», 1035) Мпу Канвы — о победе Арджуны над восставшим против богов царем великанов Ниватакавачей и развлечениях героя в обители богов; какавины «Креснаяна» (1104) Мпу Тригуны, «Бхомакавья» (аноним) — о противоборстве Кришны и Бхомы (Бимы), «Война Бхаратов» («Бхаратаюдха», начата в 1157) — панегирик Мпу Седаха и Мпу Панулуха королю гос-ва Кедири Джойо Бойо (1135—57), «Род Кришны» («Харивангса») и «Помощь Гатоткачи» («Гатоткачасрая», 1188) Мпу Панулуха. В последней поэме впервые появляются т. н. панакаваны («спутники») — обладающие мистич. силой древние яван. боги, к-рые выступают в роли слуг-шутов героев инд. эпич. сказаний. Какавин «Суманасантака» (нач. 12 в.) Мпу Маногуны представляет собой переложение эпич. поэмы «Род Рагху» Калидасы. Буддийские сюжеты, получившие воплощение в грандиозной «каменной книге» — рельефах храма Борободур (осн. 772), в лит-ре представлены слабо. Среди немногих исключений — какавин «Сутасома» (14 в.; переложение одноименной джатаки) поэта Мпу Тантулара, к-рый известен также как автор поэмы «Торжество Арджуны» («Арджунавиджая»). Значит. явлением Я. л. 14 в. стала поэма «Страна благоденствия» («Нагаракертагама», 1365) Прапанчи, о поездке короля Маджапахита Хайяма Вурука (правил 1350—89) по подчиненным ему территориям. Это первое произв., содержащее конкретные историч. сведения и описания жизни и быта яванцев. Поэты 14—15 вв. Мпу Танакунг, Ниратха и Салукат создают небольшие лирико-эротич. какавины, в целом мало характерные для Я. л., в к-рой преобладают эпич. начало и соч. дидактического характера.

Кави оставался языком придворной Я. л. до нач. 16 в. (к этому времени относится популярное среди яванцев собр. стихотворных наставлений «Нитисастра» Видаяки). Однако в период существования империи Маджапахит (1293 — ок. 1520) на передний план постепенно выдвигается лит-ра на среднеяван. яз., к-рый называют также балийско-яванским, поскольку многие из дошедших до нас произведений на этом языке были созданы на о-ве Бали. Лит-ра начинает все явственнее ориентироваться на фольклорные истоки, преобразуя в соответствии с ними инд. темы и сюжеты. Фольклорная

1035

традиция сказалась также в отказе вплоть до 2-й пол. 18 в. от указания года записи произв., имени автора или его патрона, что ведет к существ. расхождениям в датировке большинства памятников. В числе ранних прозаич. произв. на среднеяван. яз., относящихся к 14—15 вв., — «Тантупанггеларан», агиографич. соч., в нач. к-рого идет речь о переносе по велению Батары Гуру (Шивы) обители богов горы Меру на о-в Яву и создании им первой супружеской пары; историч. предание «Чалон Аранг» о победе подвижника Барады над колдуньей Чалон Аранг, наславшей мор на страну и о том, как Ява была разделена на два королевства; обрамленная повесть «Тантри Камандака» — яван. вариант «Панчатантры»; псевдохроника «Книга царей» («Параратон»). В поэзии инд. метрика уступает место исконно яван. просодии мачапат. Переходная форма от прежней метрики представлена в мистич. поэме «Дева Ручи» о поисках Бхимой живой воды и его ученичестве у крохотного существа Девы Ручи, открывшего ему беспредельные возможности самоусовершенствования. Другие известные мистические поэмы («Судо Моло», «Суброто») написаны уже в просодии мачапата. Значительное место среди поэтич. произведений на среднеяван. яз. занимает романич. эпос о Панджи, принце из вост.-яван. гос-ва Дженггала (10 в.), странствующем по свету в поисках Деви Анггрени — принцессы из гос-ва Кедири. Произв. о Панджи-Анггрени известны в др. лит-рах Индонезии, а также в Камбодже, Таиланде и Бирме. Героем еще одной популярной группы поэм, возникших в нач. 16 в. (или в 17 в.), выступает Дамар Вулан — придворный конюх, а затем якобы король Маджапахита. В соответствии с традицией, восходящей еще к какавину «Свадьбы Арджуны» Мпу Канвы, женские персонажи этих циклов неизменно сохраняют верность своим избранникам, не мешая их многочисл. любовным похождениям.

Литература 16 — 1-й пол. 18 вв. На протяжении 16—17 вв. на Яве почти повсеместно утверждается ислам, пустивший корни в торговых городах-государствах в 15 в. Распространение ислама на Яве связывают с проповеднич. деятельностью 9 канонизированных мусульм. подвижников — вали. Их жизнеописанию посв. многочисл. агиографич. поэмы и отчасти стихотв. хроники княжеств (бабад), на основе к-рых в нач. 17 в. был составлен обширный свод — «Хроника земель яванских» («Бабад Танах Джави»). Вали и их ближайшие ученики считаются авторами аллегорич. философ. поэм — сулук («Сулук Сукарсо», «Сулук Маланг Сумиранг», «Сулук Вуджиль» и др.), в к-рых положения ортодоксального и еретич. суфизма сливаются с яван. мистич. концепциями.

Ислам принес на Яву многочисл. жизнеописания пророка Мухаммеда и ранних мусульм. подвижников (анбия), библейско-коранич. сказания о Моисее (Мусе), напр. «Книгу о короле Фараоне» («Серат роджо Пирангон»), легенды об Иосифе (Юсуфе), об Искандере (т. е. Александре Македонском, возведенном мусульм. традицией в ранг подвижника ислама) и др. Из перс. и отчасти араб. лит-р (по б. ч. через малайскую лит-ру) проникли стихотв. и прозаич. романы о царственных братьях — «Ахмад и Мухаммад», «Абдураким и Абдурахим», «Джохар Шах», повествование о Мудром Попугае (пересказ «Тути-Наме»), повесть о багдадской принцессе-воительнице — «Джохар Маникам». Заимствованные сюжеты часто перестраивались на основе местных реалий, этич. норм и верований. Это заметно в трактовке образа Абу Нуваса, к-рый на Яве приобретает черты волшебника и мусульм. подвижника, а также в многочисл. поэмах о дяде пророка Амре Хамзе и его потомках («Менак», «Ренгганис» и др.). Подобно героям «Рамаяны», «Махабхараты», поэм о Панджи и Дамаре Вулане, герои цикла Менак стали персонажами

1036

традиц. театра, к-рый и поныне сохраняет черты культового действа.

Неустойчивая политич. ситуация на Яве в 16—17 вв. способствовала появлению произв., проникнутых мессианскими концепциями (напр., книги пророч. предсказаний, приписываемых яван. королю 12 в. Джойо Бойо), и сказаний о справедливых царях, от легендарного Аджи Шаки и до правителя гос-ва Матарам (1575—1755) Султана Агунга (1613—45). В легенде, возникшей после его смерти («Нитик Султан Агунг»), он наделяется магич. властью, а ложе с ним делит сама владычица моря Рату Лоро Кидуль. Вместе с тем появляются отд. произв., полностью свободные от мистич. элементов и содержащие реалистич. черты. Среди них «Проночитро» (по-видимому, конец 17 в.) — о трагич. любви простого горожанина Проночитро и красавицы Роро Мендут, не пожелавшей стать наложницей наместника.

Утверждение ислама на Яве по времени почти совпало с экспансией на о-в Голландской Ост-Индской компании (1602—1799), к-рая высмеивается в фантастич. поэме-псевдохронике 17 в. «Барон Сакендар».

Я. л. 16 — 1-й пол. 18 вв. создавалась в разных р-нах Явы и соседних о-вов (Бали, Ломбок, Ю.-В. Суматры) на местных лит. формах яван. яз. в условиях острого кризиса феод. монархии. Она была рассчитана на широкий круг читателей, а через сценарии (лаконы) ваянга — и на неграмотную аудиторию. Однако установление голл. торговой монополии и прямой захват ряда торговых городов-княжеств вдоль сев. побережья Явы воспрепятствовали начавшемуся было процессу разложения феод. отношений и дальнейшей демократизации Я. л., к-рая с нач. 18 в. снова приобретает типичные черты придворной словесности.

Литература 2-й пол. 18 — 3-й четверти 19 вв. В 1755 Матарам, ослабевший в результате междоусобиц, при содействии голландцев был разделен на два зависящих от них княжества — Суракарту и Джокьякарту. С этого времени берет начало последний яркий период развития классич. Я. л., именуемый «эпохой поэтов» или «яванским возрождением», центром к-рого стала Суракарта. Для культуры этого периода характерно «бегство в прошлое», посредством чего яван. аристократия как бы пыталась компенсировать утрату политич. независимости. Стимулируется развитие музыки, придворных танцев, ваянга, театра масок. В лит-ре предпринимаются малоуспешные попытки вернуться к языку кави и старым поэтич. формам. Представители правящих домов Суракарты Пакубувоно III (правил 1749—88), Пакубувоно IV (1788—1820), Пакубувоно V (1820—23), Мангкунегоро IV (1853—81), придворные поэты Ясодипуро-отец (1729—1802), Ясодипуро-сын (ум. 1842), Ронгговарсито (1802—74) и др. перелагают почти все произв. древнеяван. лит-ры 8—15 вв. и мн. произв. 16—17 вв. (напр., «Менак» и «Анбия» отца и сына Ясодипуро). Ясодипуро-сын переводит малайское зерцало нач. 17 в. «Корона султанов» Бухари аль-Джаухари и создает дидактич. поэму «Наставление детям» («Сасоно-суну»). Сюжетные элементы содержатся в канонич. трактате о придворной этике «Наставления в правилах поведения» («Вуланг Рех») Пакубувоно IV. Своего рода энциклопедией яван. быта, культуры и верований стала обширная поэма «Чентини», созданная в нач. 19 в. рядом авторов во главе с будущим правителем Суракарты Пакубувоно V. Значит. место занимают в ней легенды, собранные в разл. районах Явы, а также колоритные юмористич. сценки. Любовно-эротич. лирика представлена в сб-ках вангсаланов и текстов песен, сопровождающих выступления придворных танцовщиц (пасинден бедая).

Редактируются старые и создаются новые своды хроник, в к-рых события инд. эпосов, коранич. и фольклорные легенды излагаются как реальная история яванцев,

1037

напр. породившая многочисл. подражания эпопея «Книга царей» («Пустоко Роджо») Ронгговарсито. Ему же принадлежит феерич. поэма «Чемпорет» (1866). Поэты «яванского возрождения» избегали прямого обращения к политич. и социальным проблемам действительности. Исключение составляют нек-рые стихотв. хроники нач. 19 в.: «Хроника Гиянти» о разделе Матарама Ясодипуро-сына, его же «Хроника осады», ряд хроник об антиголл. восстании 1825—30 под руководством Дипонегоро (1785—1855). Однако и в них реальная подоплека событий почти всегда мистифицируется. Особый интерес представляют проникнутые пророч. пафосом лирико-философ. поэмы, в к-рых с позиций романтизированного прошлого порицается упадок порядка и нравов в яван. обществе и выражается надежда на грядущее обновление страны: «Книга гневных речей» («Китаб вичара керас», 30-е гг. 19 в.) Ясодипуро-сына, «Сумерки» («Колотидо», 60-е гг. 19 в.) Ронгговарсито. Озабоченность судьбой бесправного яван. крестьянства выражена в поэме Ронгговарсито «Джоко Лоданг» (60-е гг.), написанной в стиле традиц. пророч. предсказаний.

К сер. 19 в. появляются придворные дневники и мемуары (в т. ч. автобиография Дипонегоро, написанная им в ссылке), путевые записки (напр., книга Пурволелоно с описанием его поездки по Яве).

Новая и новейшая литература. Развитие в Индонезии с последней четв. 19 в. капиталистич. отношений, рост школьного образования, распространение книгопечатания и прессы на яван. яз. способствовали постепенному обновлению яван. культуры и Я. л. Наряду с сохраняющим популярность, проникнутым мифологич. символикой ваянгом, появляются новые, более реалистич. виды театр. зрелищ — кетопрак, лудрук и др. Резко возрастает удельный вес прозаич. произв., представленных многочисл. просветит. брошюрами, книгами о путешествиях, дидактич. повестями, по большей части на фольклорные сюжеты. Особенно большой вклад в обновление яван. яз. и лит-ры внес педагог, писатель и просветитель Падмосусастро (Виропустоко, 1840—1926), а также писатели Мартоарджоно, Вироатмоджо, Мангкудимеджо, Правировинарсо и др., сотрудничавшие в официальном изд-ве Балэй Пустака. Среди немногочисл. социальных и бытовых романов на совр. материале — «Об одном и том же» (1920) С. Мартохатмоджо, «Истинная любовь» (1919) М. Картодирджо о принудительном браке, «Риянто» (1920) Б. Суларди. Резкая критика яван. феод. пережитков и отчасти колониальных порядков содержится в произв., создававшихся писателями — участниками нац.-освободит. движения — Марко Картодикромо («Тайны Кратона», 1914) и Йосовидагдо (1888—1958; «Старуха из Бендогровонга» и «Китри повышается в должности»). Появляются рассказы на совр. темы. Поэт Интойо и др. предпринимают попытки обновить яван. поэзию. Однако то обстоятельство, что с нач. 2-й четверти 20 в. ведущую роль в политич. и культурной жизни Индонезии стал играть индонез. (малайский) язык, ставило известный предел обновлению Я. л. С этого времени большинство писателей-яванцев обращается к творчеству на индонез. языке (см. Индонезийская литература). Такое положение сохранилось и после обретения Индонезией независимости, когда индонез. яз. стал государственным. Немногочисл. бытовые романы на яван. яз., хотя и отражают совр. ситуацию, не отличаются ни глубиной социального анализа, ни психологизмом: «Цветок-паразит» (1947) Сенггоно, «О, мое дитя» (1952) Т. Сурото. «Треснуло — срослось» (1956) А. Саерози. Больший интерес представляет сатирич. повесть в форме бестиария «Легенды о всяком зверье» (1952) Прийоно Виндавиното, переведенная самим автором и на индонез. яз.

1038

Господств. жанром совр. Я. л. является новелла, публикуемая преим. в журналах и газетах. Среди самостоят. сб-ков — антология яван. рассказа «Эхо» (1956) и книга С. Иесманиаситы «Ночной напев на меловых холмах» (1958). Внимание к психологии героев свойственно рассказам П. Атмодихарджа, А. Атмавилото, Джоколелоно и др. В рассказе «Вечерний грузовик» Тамсира, написанном после правого правительств. переворота 1965, показано как чиновники «нового порядка» используют обвинение в мнимой принадлежности к коммунистич. подполью против тех, кто намерен бороться с коррупцией. В 1966 в Джокьякарте была создана «Организация яванских писателей», проводящая ежегодные конкурсы на лучшую новеллу.

Многочисл. коммерч. типографии центр. и вост. Явы широко публикуют т. н. грошовые романы на уголовные и любовно-сентимент. темы, переработки европ. детективных романов и авантюрные серии по мотивам яван. истории (напр., «Санг Преджоко» Сардоно). Исключит. интерес европ. и индонез. филологов к яван. классич. лит-ре, отсутствие лит. критики и значит. лит. центров не позволяют нарисовать достаточно полную картину состояния совр. Я. л., тем более, что большинство местных изданий малодоступно и не рецензируется в индонез. прессе.

Лит.: Сикорский В. В., Индонез. лит-ра, М., 1965, с. 7—25, 42—60; Poerbatjaraka R. M. Ng., Kepustakaan Djawa, Djakarta, 1957; [Uhlenbeck E. M.], A critical survey of studies on the languages of Java and Madura, ’s-Gravenhage. 1964; Pigeaud Th. J. Th., Literature of Java. Catalogue raisonnée of Javanese manuscripts, v. 1—3, The Hague, 1967—70; Bausani A., Le letterature del sud-est asiatico, Firenze, 1970.

В. В. Сикорский (литература до 1945), Е. Г. Руденко
(литература после 1945).


просмотров: 160
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
Origin by Dan Brown (2017, Hardcover)

$64.45
End Date: Thursday Nov-23-2017 8:47:20 PST
Buy It Now for only: $64.45
|
Outlander Series Volumes 1-8 Book Set By Diana Gabaldon Mass Market w/ Slipcase

$7.99
End Date: Friday Dec-15-2017 0:16:26 PST
Buy It Now for only: $7.99
|
We're All Wonders by R. J. Palacio eBooks

$10.85
End Date: Friday Dec-15-2017 8:16:30 PST
Buy It Now for only: $10.85
|
Milk and Honey, New, Free Shipping.

$16.97
End Date: Saturday Dec-2-2017 9:10:23 PST
Buy It Now for only: $16.97
|
A Harry Bosch Novel: Two Kinds of Truth 20 by Michael Connelly (2017, Hardcover)

$50.00
End Date: Sunday Nov-26-2017 9:07:31 PST
Buy It Now for only: $50.00
|
Brand New Naruto Box Set 2 Volumes 28-48

$32.99
End Date: Wednesday Nov-29-2017 0:57:44 PST
Buy It Now for only: $32.99
|
OWL DIARIES Children's Scholastic Branches Series Paperback Book Collection 1-7

$19.99
End Date: Sunday Dec-17-2017 12:28:35 PST
Buy It Now for only: $19.99
|
Radio Theatre: The Screwtape Letters : First Ever Full-Cast Dramatization of the

$5.99
End Date: Monday Dec-18-2017 22:59:35 PST
Buy It Now for only: $5.99
|
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Торговая марка «Albico» Кухонный фартук «Петербург ночной» 2800*610*6мм в розницу - 3990 руб.ш
Специальное предложение для покупателей Санкт-Петербурга и Северо-Западного округа.
По промокоду "PETERLIFE (ПЕТЕРЛАЙФ)" - подарок, комплект планок для стеновой панели.
Search Results from «Озон» Художественная литература, новинки.
 
Дмитрий Быков Июнь
Июнь

Новый роман Дмитрия Быкова - литературное событие, эксперимент, творческий опыт над текстом, сюжетом, самим собой и читателем. "Июнь" ждали несколько лет. И это эксперимент втройне:
- три сюжета, объединенные одним  временем - с сентября 1939-го по июнь 1941 года;
- три героя, столкнувшиеся с эпохой лоб в лоб;
- три истории, которые разрубает война.

В списке самых ожидаемых книг года, по версии "Meduza" и "Forbes Russia".

Новый роман Дмитрия Быкова - как всегда, яркий эксперимент, литературное событие. Три самостоятельные истории, три разных жанра. Трагикомедия, в которую попадает поэт, студент знаменитого ИФЛИ. Драма советского журналиста: любовь и измена, эмиграция и донос, арест и предательство. Гротескная, конспирологическая сказка о безумном ученом, раскрывшем механизмы управления миром с помощью языка и текста. В центре всех историй - двадцатый век, предчувствие войны и судьбы людей в их столкновении с эпохой.

Об авторе: Дмитрий Быков - писатель, поэт, публицист, биограф, журналист, преподаватель, литературный критик, радио - и телеведущий, проще перечислить, кем Дмитрий Быков НЕ является. Кто-то знает его как автора стихотворного видеоальманаха "Гражданин поэт", кто-то - как постоянного колумниста несчетного множества современных печатных изданий, кто-то - как биографа Маяковского, Пастернака и Окуджавы. Но все-таки главная среда обитания Быкова - поэзия и литературная проза, здесь он, пожалуй, не имеет себе равных, о чем говорит и ряд престижных премий, от "Большой книги" и "Национального бестселлера" до "Бронзовой улитки" и "Международной литературной премии имени А. и Б.Стругацких".

Цитата:
"В России нельзя быть хорошим человеком, Боря понял это давно, потому что все коллизии, которые продуцировала Россия, были коллизии увечные, выморочные. Вот почему всякий моральный выбор непременно превращал тебя в подлеца. Если ты сопротивляешься, ты желаешь зла миллионам, которые счастливы. Если не сопротивляешься, ты предатель собственных взглядов. Слово "предатель" вообще становилось самым употребительным".
"Больше всего на свете Крастышевский боялся войны. Нет, больше всего на свете, как мы помним, Крастышевский боялся замкнутого пространства. Но война-то и представлялась ему апофеозом замкнутого пространства: окоп, со всех сторон сыплется земля, нельзя никуда пойти без разрешения, все время куда-то бежать, обязательно умирать, а смерть и есть самая безнадежная замкнутость".
"Надо было как можно скорей сочинить остальное, как можно больше выхватить из внезапно приоткрывшегося окна, которое вот-вот должно было затянуться снова, - тем более что и вечер начинал сгущаться, и было странное чувство, что кончается нечто огромное <…> Может быть, кончалось и само это жалкое чувство весеннего воскрешения, равноденствия (ах да - он вспомнил! - равноденствие), и подступало нечто гораздо более грозное".

Отзывы:
"Ни одна книга не давалась мне так трудно, как эта, но и ни одна книга не рассказывала обо мне так много ужасных вещей". Дмитрий Быков

Ключевые слова: Дмитрий Быков, Июнь, война, репрессии,  ИФЛИ, Тридцатые годы, Теория литературы, Вторая мировая война, террор, Россия, роман, художественная проза, драма, трагикомедия, коспирология

...

Цена:
598 руб

Грег Гурвиц Бэтмен. Темный рыцарь. Как-то в полночь в час угрюмый…
Бэтмен. Темный рыцарь. Как-то в полночь в час угрюмый…
Новый сингл в коллекции "Азбуки".
Новый сингл приурочен к Хэллоуину. Мрачный рисунок художника Симона Кудрански, захватывающий сюжет и появление на сцене сразу троих злодеев - Пингвина, Шляпника и Пугала. В канун Ночи всех святых по воле случая они встретились в лечебнице Аркхем… Кто затеял опасную игру с легендами преступного мира Готэм-сити?
...

Цена:
90 руб

Цугуми Ооба Death Note. Black Edition. Книга 1
Death Note. Black Edition. Книга 1
У студента колледжа Лайта Ягами есть блестящие перспективы на будущее и ни малейшей идеи, чем заполнить настоящее. Парень сходит с ума от скуки. Но все меняется, когда он находит записную книжку синигами – бога смерти. Любой человек, чье имя окажется на ее странице, умрет. Лайт решает использовать Тетрадь смерти, чтобы избавить мир от зла. Куда приведут эти благие намерения?...

Цена:
727 руб

Александра Маринина Цена вопроса. Том 2
Цена вопроса. Том 2
Программа против Системы. Системы всесильной и насквозь коррумпированной, на все имеющей цену и, при этом, ничего не способной ценить по-настоящему. Возможно ли такое? Генерал МВД Шарков твердо верил, что управляемая им Программа - последний шанс навести порядок в правоохранительных органах. Так было до тех пор, пока не исчез один из ее участников, одержимый радикальными идеями. А затем начались эти странные "парные" убийства... И стало понятно, что если сегодня не остановить убийцу-фанатика, то завтра Программе придет конец. Но какую цену готов заплатить генерал Шарков за дело всей своей жизни? И чего это будет стоить полковнику Большакову и капитану Дзюбе, уже подключившихся к расследованию?...

Цена:
449 руб

Эрих Мария Ремарк Три товарища Drei Kameraden
Три товарища
Самый красивый в двадцатом столетии роман о любви...
Самый увлекательный в двадцатом столетии роман о дружбе...
Самый трагический и пронзительный роман о человеческих отношениях за всю историю XX столетия.
...

Цена:
171 руб

Ричард Фейнман Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман! Surely You'Re Joking, Mr. Feynman!
Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман!
Он был известен своим пристрастием к шуткам и розыгрышам, писал изумительные портреты, играл на экзотических музыкальных инструментах. Великолепный оратор, он превращал каждую свою лекцию в захватывающую интеллектуальную игру. На его выступления рвались не только студенты и коллеги, но и люди, просто увлеченные физикой.
Автобиография великого ученого захватывает сильнее, чем приключенческий роман. Это одна из немногих книг, которые навсегда остаются в памяти каждого, кто их прочитал....

Цена:
170 руб

 В Питере жить. От Дворцовой до Садовой, от Гангутской до Шпалерной. Личные истории
В Питере жить. От Дворцовой до Садовой, от Гангутской до Шпалерной. Личные истории
"В Питере жить" - это вам не в Москве, о которой нам рассказали в книге-бестселлере "Москва: место встречи". Что и говорить - другая ментальность, петербургский текст. Евгений Водолазкин, Андрей Аствацатуров, Борис Гребенщиков, Елизавета Боярская, Андрей Битов, Михаил Пиотровский, Елена Колина, Михаил Шемякин, Татьяна Москвина, Валерий Попов, "митёк" Виктор Тихомиров, Александр Городницкий и многие другие "знаковые лица" города на Неве - о питерских маршрутах и маршрутках, дворах-колодцах и дворцах Растрелли, Васильевском острове, Московском проспекте и платформе Ржевка, исчезнувшем в небытии Введенском канале и «желтом паре петербургской зимы"… 
Книга иллюстрирована акварелями Лизы Штормит и рисунками Виктора Тихомирова, на переплете - офорт Михаила Шемякина. 

Отзывы: "Этот сборник - результат литературного противостояния двух столиц". (Наталья Ломыкина, Forbes)

"Тексты, составившие книгу, рисуют Петербург не туристически-разгульным и парадным, а бытовым, сереньким, повседневным, бедновато-заштопанным и неожиданно уютным - примерно таким, каким, должно быть, видят его сами петербуржцы". (Галина Юзефович, Meduza)

Цитаты:
"Квартира наша была двусторонней: окна большой комнаты выходили на мост через Ждановку и стадион Петровский, окна спальни и кухни - на Офицерский переулок. По которому, повторю, маршировали военнослужащие в своем несуетном движении на стадион. Заслышав барабанную дробь в переулке, я подходил к окну спальни и наблюдал их приближение. Когда первые шеренги скрывались под аркой, переходил к противоположному окну. Любовался тем, как, игнорируя колебательный закон, они самозабвенно чеканили шаг на мосту. И ничего, вопреки школьному учебнику физики, с мостом не происходило".  Евгений Водолазкин

"Далеко не сразу мы начинаем ценить то, что совсем рядом с нами. Наш дом стоит в шестистах метрах от Эрмитажа, мимо которого я десять лет ходила в школу и, по большому счету, не замечала его. Только уже став взрослым человеком, я стала ценить, вглядываться и наслаждаться". Елизавета Боярская

"Мне было тогда, когда я шел по набережной от дачи Державина… обычно. А стало необычно. Потому что я увидел слияние Крюкова канала и Фонтанки, а чуть поодаль вдоль по Крюкову я увидел колокольню Никольского собора, построенную Саввой Чевакинским. Она была синяя, тонкая, изящная. Мушкетерская какая-то. Она была будто выпад в небо шпаги, вот какая она была". Никита Елисеев

Ключевые слова: Питер, Санкт-Петербург, петербургский, Ленинград, Водолазкин, Битов, Аствацатуров, Пиотровский, Шемякин, Боярская, Битов, Попов, Москвина, Колина, Городницкий, маршруты, городская проза, рассказы, мемуары, дворы, колодцы, сборник рассказов, личные истории.

...

Цена:
658 руб

Анна Козлова F20
F20
В книге Анны Козловой, впрочем, как и в любой другой, главное - это язык, которым она написана. Роман "F20" написан таким пронзительным, живым, жгучим и настоящим русским языком, что больше напоминает саму жизнь, чем литературу. Главная героиня юна и дерзка, ранима и очень честна перед самой собой. Все ее существование - постоянная борьба за нормальность.
F20 - медицинский диагноз. Шизофрения. Он поставлен. С этим нужно как-то жить. Вокруг нормальные люди, а по ночам жуткие голоса в голове. Голос умершего за стеной соседа. И другие. Они мучают и доводят до желания резать пальцы.
А вокруг весна и юность, и жажда любви, и первый секс, и взрослые, которым лучше ничего никогда не говорить...
Это очень сильная книга.
Кроме этого романа, Анна Козлова известна как автор сценария нашумевшего телевизионного сериала "Краткий курс счастливой жизни"....

Цена:
329 руб

Феллоуз Дж. Белгравия
Белгравия
1840 год. Белгравия, модный аристократический район Лондона. Именно здесь приобретает дом разбогатевший Джеймс Тренчард, в прошлом простой армейский интендант. Много лет назад София, его молодая и красивая дочь, влюбилась в Эдмунда Белласиса, отпрыска состоятельной аристократической семьи. Эдмунд погиб в битве при Ватерлоо, а вскоре во время родов умерла и София. Считая мальчика незаконнорожденным, ее родители, чтобы не позорить свое имя, отдали ребенка на воспитание в приемную семью. И только теперь, через двадцать пять лет, стали ощущаться истинные последствия событий 1815 года. Ибо в этом новом мире есть те, кто предпочел бы, чтобы тайны прошлого оставались погребенными... Впервые на русском языке!...

Цена:
449 руб

Генри Марш Призвание. О выборе, долге и нейрохирургии
Призвание. О выборе, долге и нейрохирургии
Фишки книги

Новинка от всемирно известного нейрохирурга Генри Марша!
В ней все то, что полюбили читатели первой книги: и будни врача, и сложнейшие операции в экстремальных условиях, и проблема выбора, и размышления о своих ошибках и провалах, а также о чувстве вины - о том, как примириться с собой и с тем, что ты всего лишь человек? Но так ли уж это мало - быть человеком? На все вопросы доктор Марш дает ответ. Хочется поспорить, отыскать собственные ответы… а иногда и посмеяться над тонкими шутками из уст британского врача. А еще у читателей появится уникальная возможность узнать побольше о личной жизни гения нейрохирургии, переживающего по поводу своей предстоящей пенсии и прощания с профессией. Зато теперь у него появится время… прокатиться на слоне, или смастерить домик для совы, или побольше узнать о собственной семье - словом, сделать, наконец, все то, до чего так долго не доходили руки.

О чем эта книга?
Перед нами все тот же доктор Марш - вспыльчивый и отходчивый, решительный и в то же время вечно сомневающийся, рациональный, но в чем-то наивный, нетерпимый к бессмысленной волоките и снисходительный к чужим промахам. А главное - совершенно не утративший неуемную любознательность и жажду действия, которые забрасывают его то в Непал, то в Америку, то опять же на Украину. И до всего-то ему есть дело, все-то ему надо попробовать и испытать на себе, о чем он откровенно рассказывает в своей второй книге.

Прочитав эту книгу, вы узнаете:
- что бюрократы способны кого угодно довести до белого каления, и в этом смысле британская бюрократия ничуть не лучше любой другой;
- каково это - увидеть свой собственный мозг прямо во время операции;
- что и для врача, и для пациента гораздо лучше, если последний хоть немного разбирается в человеческой анатомии и психологии;
- каким образом человеческий мозг способен предсказывать будущее....

Цена:
380 руб

2008 Copyright © BookPoster.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс.Метрика Яндекс цитирования