Краткое описание книг, издательское дело
Японская литература, Лит.Энц.1962-1978

1096

ЯПОНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА — литература японского народа.

Древний период (до 9 в.). Еще в дописьменный период, в первые века н. э., в Японии были широко развиты песенно-поэтическое творчество и мифология, отражавшие древнейшие стадии обществ. отношений. К сер. 1-го тысячелетия страна постепенно стала входить в кит.-буддийский ареал культурных связей. Познакомившись на рубеже 4—5 вв. с кит. иероглифич. письменностью, японцы, однако, далеко не сразу приспособили ее для записи собственно япон. речи. Офиц. документы, религ.-философские сочинения писались только по-китайски. Летопись «Кодзики» (712, сост. О-но Ясумаро) — первый из сохранившихся памятников, написанный на япон. яз. со смешанным семантико-фонетич. употреблением иероглифов. Осн. идея летописи — доказать божеств. происхождение правящей династии. Ее мифологич. часть фиксирует древнейшую ступень худож. мышления, представления о вседуховности природы, доныне сохранившиеся в нац. религии японцев — синто.

В 759 появилась первая поэтич. антология «Манъёсю» («Собрание мириад лепестков»), включившая 4500 фольклорных и авторских (ок. 500 авторов) разнообразных по жанру и тематике стихотворений. Крупнейшие

1097

поэты антологии — Какиномото Хитомаро (конец 7 — нач. 8 вв.), Ямабэ Акахито (8 в.), Яманоуэ Окура (659—733), Отомо Якамоти (718—85). В авторской поэзии преобладал жанр танка. Мн. танка снабжены прозаич. вступлениями. Фольклорная часть «Манъёсю» дополняет мифологию «Кодзики», представляет обрядовую, трудовую и лирич. поэзию. Лит-ра древнего периода, несмотря на следы влияния буддийских, конфуцианских и даоских мотивов, в целом оснавана на местной традиции. Континентальная культура тематически, идейно и формально определяла характер возникшей в то же время Я. л. на кит. яз. (поэтич. сб. «Кайфусо», 751).

Раннее средневековье (эпоха Хэйан, 9 — конец 12 вв.) включает стадию фольклорной традиции и стадию расцвета повествоват. лит-ры на базе япон. слогового письма. В начале эпохи появился термин моногатари (повествование), обозначавший повести, рассказы, новеллы, сказки, а затем романы и эпич. сказания. Фольклорная основа их лежала не столько в области сюжетов (сюжеты использовались также индийские — из Калидасы, джатак, буддийских сутр, и китайские — из даоских легенд), сколько в оценках героев и структурных приемах. Герои первых моногатари делятся на положительных и отрицательных: вначале по признаку честности, трудолюбия, внешней красоты, а затем (с 10 в.) — по уровню эстетич. вкуса и поэтич. мастерства. Раскрытие характеров происходит в любовно-бытовых или фантастич. ситуациях.

Зарождение повествоват. лит-ры относится к сер. 9 в., когда появилась «Повесть о старике Такэтори» («Такэтори-моногатари»), состоящая из ряда новелл, вставленных в обрамляющую. Повесть рассказывает о девочке, найденной бедным стариком в лесу, в коленце бамбука, и выросшей невиданной красавицей, о приключениях знатных юношей, домогавшихся ее руки. В повести использованы фольклорные и лит. сюжеты, герои ее наделены и чудесными (красавица Кагуя-химэ), и реально-бытовыми чертами (старик Такэтори, женихи).

10—11 вв. — эпоха расцвета япон. культуры. За 200 лет распространились новые лит. жанры, мн. виды изобразит. и прикладного иск-ва, сделаны первые попытки разработать теорию поэзии, возникли новые направления буддизма (особенно влиятельные — тэндай и сингон). Буддийские представления определяли и характер сюжетных ходов, и тематику мн. лит. произв. Япония миновала этап массового усвоения континентальной культуры и переживала эпоху относит. самоизоляции, укрепления нац. специфики во всех областях культурной жизни. Образованность достигла высокого уровня в среде придворной аристократии. Ее представители создали и большую часть лит. произв. эпохи. При дворе культивировались пышные церемонии, религ. обряды, эстетизм.

Наиболее распространенной эстетич. категорией была моно-но аварэ («печальное очарование вещей»). В худож. описании важны не точные характеристики природного явления, вызвавшего те или иные эмоции, а эмоц. реакция лирич. героя на это явление. Воспевается способность к быстрому и тонкому чувствованию эстетич. сигнала. В любовной лирике отсутствуют описания предмета любви и все внимание сосредоточено на воспевании чувства, настроения, вызываемого устойчивой ассоциацией (многие из таких ассоциаций превратились в обязательные). В 10 в. из сочетания стихотв. экспромта и прозаич. введения к нему вырастает особый вид насыщенной стихами прозы, первым образцом к-рой является «Исэ-моногатари», а затем — памятники дневниково-мемуарной лит-ры (никки).

Со 2-й пол. 10 в. в Я. л. происходило разделение прозы на «мужскую» и «женскую». Мужчины писали,

1098

как правило, по-китайски, а женщины — на чистом япон. яз. Выделился т. н. «женский поток» в лит-ре, хронологически охватывавший ок. полутора столетий. Особое место в этом потоке занимали никки, создававшиеся после описанных в них событий на основании писем, стихов, памятных заметок и воспоминаний. Формально никки делятся на кико («путевые заметки») и бытовые дневники. Первые из них более четко оформлены композиционно (начало путешествия — зачин, окончание — концовка), вторые больше насыщены эмоционально и по худож. особенностям теснее примыкают к повестям. Самый ранний из сохранившихся дневников — «Дневник путешествия из Тоса», написанный поэтом Ки-но Цураюки (882—946) от имени женщины. Мн. дневники создавались писательницами: Митицуна-но хаха (935?—995), Идзуми Сикибу (974—1036), Мурасаки Сикибу (978?—1016) и др.

Вершиной классич. Я. л. является «Гэндзи-моногатари» (конец 10 — нач. 11 вв.) Мурасаки Сикибу — любовный и нравоописат. роман со сложной фабулой, одним гл. героем и 300 (включая эпизодические) действующими лицами. Тема романа — история жизни «блистательного» принца Гэндзи, от его рождения до преклонного возраста, многочисл. любовные приключения героя. Идейной пружиной, сообщающей действию динамику, является буддийская концепция кармы.

На рубеже 10—11 вв. создан др. крупнейший памятник — «Записки у изголовья» Сэй-сёнагон, первое по времени произв. в жанре дзуйхицу (эссе). Генетически первые дзуйхицу связаны с никки, однако почти лишены стихотв. элемента, помимо дневниковых записей, содержат описания природы, небольшие новеллы. Отрывки разных тематич. и структурных типов чередуются без определ. системы. Авторство почти всех памятников повествоват. лит-ры раннего средневековья устанавливается либо благодаря традиции, либо по косв. признакам. Большинство из них распространялось в списках, имеющих существ. различия (особенно для «Записок у изголовья»): разночтения, вставки и пропуски, несходство в композиции. Памятники, как правило, не были озаглавлены авторами.

В 11 в. завершился расцвет культуры придворной аристократии; в прозе снова стал заметнее фольклорный элемент. Сложные сюжетные построения сменились незатейливыми историями бытового или фантастич. характера. Новое оживление политич. и культурных контактов с континентом сопровождалось в 11 в. широким хождением кит. и инд. сюжетов (сб. «Кондзяку-моногатари»). Зарождался жанр историч. соч. в лит. изложении («Повесть о расцвете»). События в них описывались в хронологич. порядке, концепция историч. процесса отсутствовала, а достоверность часто была сомнительна.

В поэзии раннего средневековья прослеживаются две тенденции: составление многочисл. сб-ков (позднее эта тенденция развивается еще больше) и канонизация формы. В 951 при дворе было создано «Вакадокоро» (Ведомство японской поэзии) цель к-рого — собирать лучшие стихи тогдашних поэтов и сводить их в антологии. Для каждой официальной («императорской») антологии назначалась коллегия из мастеров и знатоков поэзии. По схеме Ки-но Цураюки редактировавшего первую после «Манъёсю» антологию япон. поэзии «Кокинвакасю» («Собрание старых и новых японских песен» — 20 книг свыше 1100 стихотворений 922 г.) стихи классифицировались по тематич. признаку: «Весна», «Лето», «Осень», «Зима», «Любовь», «Разлука», «Путешествия» и т. д. Самый распространенный жанр в поэзии — танка. Приемы стихосложения формализуются поэтич. эпитеты и метафоры закрепляются в сочетаниях. В предисл. к «Кокинвакасю» Ки-но Цураюки предпринял первый опыт теоретич. осмысления

1099

япон. поэзии и противопоставления ее китайской. Он же предложил периодизацию япон. поэзии с древнейших времен до 9 в.

Лит-ра на кит. яз. (дневники, эссе, поэзия си) создавалась по нормам кит. поэтики и под большим влиянием конфуцианства. Круг ее авторов и читателей был более узким, чем у лит-ры на япон. яз.; взаимопроникновения этих двух потоков лит-ры практически не было.

Развитое средневековье (эпохи Камакура, Муромати и Момояма, конец 12—16 вв.). В лит-ре наметились три стадии: воен.-феод, эпопея гунки (13—14 вв.), расцвет драматургии и поэзии рэнга («нанизанные строфы»; 15 в.) и зарождение гор. лит-ры (16 в.). В конце 12 в. в результате междоусобной войны придворная аристократия во главе с императором была отстранена от политич. власти; закончился и период ее гегемонии в культурной жизни страны. На передний план вышло воен.-феод. сословие (буси), включавшее самураев (дружинники крупных феодалов). Оживились связи с континентом. Происходил интенсивный внешнеторг. обмен предметами быта, произв. иск-ва и лит-ры. Активно адаптировалось сунское конфуцианство, распространялись учения буддийских сект дзёдо, дзэн и нитирэн. Начиналось формирование самурайского идеологич. комплекса, впоследствии получившего назв. бусидо («путь воина»).

Постепенная трансформация идеологии воинов четко прослеживается в воен.-феод. эпопеях. Насчитывается пять произв. этого жанра. Четыре из них относятся к 13 в. и посвящены перипетиям борьбы за центр. власть между феод. домами Тайра и Минамото: «Сказание о годах Хогэн», «Сказание о годах Хэйдзи», «Повесть о расцвете и падении домов Минамото и Тайра» и «Сказание о доме Тайра»; пятое — «Повесть о великом мире» относится к концу 14 в. и описывает войну между феодалами — сторонниками императорского и воен.-феод. (сёгунского) правления. Эпопеи гунки распространявшиеся бродячими сказителями носят следы метрич. организации однако при записи подверглись значит. лит. обработке. Слог их цветист характеры героев и масштабность событий сильно гиперболизированы явления природы персонифицированы и органически вплетены в ткань повествования. Эпопеи насыщены лексич. заимствованиями из кит. яз. кит. лит. реминисценциями. С гунки в лит-ру были привнесены новые оценочные категории неизвестные придворной аристократии. Из области эстетического внимание читателя переносилось в область этического. Неизмеримо возросла роль конфуцианской морали гл. обр. в плане отношений господина и слуги идеи служения долгу. Широко интерпретировалось понятие судьбы к-рая определяла поведение героя воен. отряда семьи клана. В «Сказании о доме Тайра» «истощение судьбы» еще соотносится с буддийской идеей непрочности всего земного, тогда как в «Повести о великом мире» — с конфуцианской категорией долга. Все гунки базировались на историч. событиях, однако насыщены рассказами о чудесах, отступлениями в область япон., кит. и инд. легенд.

Параллельно гунки, но с иных худож. идеологич. позиций развивается жанр дзуйхицу. Крупнейшие авторы — Камо-но Тёмэй (1153—1216) и Кэнко-хоси (1283—1350). Их произв. продолжали и завершали хэйанскую культурную традицию. С лит-рой придворной аристократии их объединяли высокая языковая культура худож. достоинства внимание к эстетич. идеалу (особенно в «Записках от скуки» Кэнко-хоси 1331) и главное — идеализация старины. В них выражена буддийская идея непостоянства сущего, особенно в «Записках из кельи» (1212) Камо-но Тёмэя, где она связана с проповедью отшельничества. В «Записках из кельи» рассуждения писателя сочетаются с рассказами

1100

о его жизни и наблюдениями за поведением людей во время стихийных бедствий (землетрясение, пожар, голод, тайфун). «Записки от скуки» состоят из краткого вступления и 243 отрывков разной величины (от одной строки до неск. страниц текста), структуры (перечислит. подборки, афоризмы, фабульные отрывки, рассуждения) и содержания. Фабульная связь в дзуйхицу отсутствует. У Кэнко-хоси впервые внешний облик героя отделяется от его внутр. качеств, намечается речевая характеристика персонажей; внимание сосредоточено на многообразном воплощении определ. черты характера в разных отдельно описанных людях.

Хэйанскую традицию продолжает и дневниковая лит-ра. По худож. уровню она уступает раннесредневековой, но интересна в историко-культурном («Минамото Иэнага никки», «Бэн-но-найси никки», «Накацукаса-нонайси никки») и жанровом отношениях. Часть дневников по форме близка к повестям («Утатанэ-но ки», «Синсэйхоси никки») или стихотв. собраниям с хронологич. порядком расположения стихотворений и развернутыми прозаич. вступлениями к ним. Наибольшей известностью пользуется «Идзаёи никки» («Дневник полнокуния», 1280) Абуцу-ни, путевые заметки последней представительницы «литературы женского потока» о поездке из Киото в Камакура в 1277 из-за тяжбы о наследстве и о жизни в этом городе. Дневник насыщен стихотворениями — танка и отличается высокими лит. достоинствами.

Продолжали создаваться сб-ки сэцува — популярных рассказов (религ., историч. и бытового характера), преданий, сказок и анекдотов, частично повторяющих линию «Кондзяку-моногатари» («Удзи сюи моногатари», «Дзиккинсё...»), и откровенно подражательных «исторических повествований» (т. н. «Четыре зерцала»: «Окагами», «Имакагами», «Мидзукагами» и «Масукагами»). Начали зарождаться и новые лит. жанры, распространившиеся в 15—16 вв. Проза 13—14 вв. (особенно т. н. катаримоно — произв. эпич. плана, долго бытовавшие в устной традиции) в последующие эпохи послужила источником сюжетов для фольклора и авторской лит-ры (рассказов, пьес).

С 13 в. появляются произв. буддийской житийной лит-ры (жизнеописания буддийских проповедников) на разговорном языке. Они насыщены рассказами о путешествиях в иные миры, о встречах с мифич. существами, о чудесных деяниях. В поэзии по-прежнему преобладают танка, но получает распространение и жанр имаё ута («песни на современный лад») — восьмистишия с чередованием слогов 7—5—7—5—7—5—7—5 и цезурой после 4-й строфы. Имаё ута не требовали большой поэтич. эрудиции — были свободны от усложненной образности и омонимической игры слов, создающих смысловую многоплановость в танка, поэтому стали особенно популярны в малообразованной самурайской среде. Ритмика имаё ута используется в буддийских славословиях васан. В 13—14 вв. появилось огромное число стихотв. собраний: офиц. антологий (лучшая из них — «Син-Кокинсю», сост. в 1205 поэтом и филологом Фудзивара Садаиэ; 1162—1241), сб-ков отд. поэтов, записей поэтич. турниров (утаавасэ), собраний лучших образцов поэзии прошлого, по типу «Хякунин иссю» («По одному стихотворению от ста поэтов»). Традиц. поэзия становилась все более формальной и эстетствующей. Появлялись очерки по теории япон. и кит. поэзии (работы Фудзивара Тэйка, «Безымянные записки», 1210—12, Камо Тёмэя и др.). Усилились переписка и собирание памятников светской лит-ры.

Стадия расцвета драматургии и поэзии рэнга отмечена наибольшим влиянием учения секты дзэн. В лит-ре,

1101

наряду с мотивами иллюзорности земных благ находит отражение дзэнская концепция сатори («мгновенного постижения истины, озарения»). Эта концепция оказала влияние на композицию одноактных лирич. драм йокёку (пьесы театра масок «Но»), положивших начало япон. драматургии. Пьесы йокёку появились в 14 в. Первый их автор — Канъами (Кандзэ) Киёцугу (1334—85). Осн. часть йокёку (известно св. 230) написана в 15 в., когда театр «Но» оформился окончательно. Крупнейший драматург и теоретик «Но» — сын Канъами, Кандзэ Мотокиё, известный под буддийским именем Дзэами (Сэами; 1363—1443). Сюжеты для йокёку черпались из синтоистских мифов, гунки, легенд и историч. преданий, нар. сказаний и буддийских сутр. Каждая пьеса исполнялась в течение часа. Число действующих лиц — от 2 до 6, но чаще всего 3. Большая роль в пьесе отводилась хору, к-рый представлял зрителям героев, подавал реплики.

Широко популярным стал возникший в 14—15 вв. жанр кёгэн (фарс), веселых миниатюр нередко сатирич. направленности, исполнявшихся двумя-тремя актерами в антрактах между спектаклями. Материалы для фарсов черпались из повседневной жизни. Излюбленными персонажами были глупый феодал и хитрый слуга, простоватый крестьянин и шарлатан-бонза. Пьесы не имели фиксированного текста: актеры, зная сюжет и ориентируясь на реакцию зрителей, импровизировали реплики по ходу представления (с конца 17 в. записана лишь небольшая часть пьес).

Популярной формой устного рассказа были отогисоси (правильнее отогидзоси: «занимательные записки»). Почти все они анонимны, сохранились лишь в записи 17—18 вв. По содержанию делятся на 6 групп: рассказы из жизни придворной аристократии, рассказы на буддийские темы, рассказы о воинах, простонародные рассказы, переложения кит. и инд. легенд, рассказы о животных. Общая черта отогидзоси — обилие сказочных элементов.

В поэзии 15 в. господствовал жанр рэнга. Он произошел из стихотв. игры: один из участников декламировал начальное трехстишье-экспромт, второй дополнял его концовкой, третий «надстраивал» над нею свое начало, к-рое служило четвертому зачином для его двустишия, и т. д. — все это с использованием тем, системы образов и поэтич. намеков одного участника игры другим. Количество стихов в одном рэнга не лимитировалось и достигало 50, 100, 500, а затем 1000 и более. Впервые такие стихотв. цепочки были включены в антологии 12 в.; в 14 в. увлечение рэнга стало повсеместным. На это время приходится творчество поэта и теоретика жанра Нидзё Ёсимото (1320—1388), сост. в 1356 антологию «Цукубасю» из 2170 рэнга, принадлежащих 530 старинным и новым авторам. Расцвет рэнга в 15 в. связан с творчеством Соги (1421—1502), поэта и составителя «Новой Цукубасю», включившей св. 2000 рэнга поэтов 15 в. из самых разных социальных слоев.

На 2-ю пол. 14—15 вв. приходится наивысший подъем китаеязычной Я. л., вторая ее вершина. Еще в 13 в. в Японию иммигрировало из Китая много образованных монахов дзэн (чань). Они расселились в пяти монастырях этой секты в г. Камакура. Отсюда начала распространяться религ. лит-ра на кит. яз., в первую очередь гатхи (гэ), получившая назв. годзан бунгаку («литературы пяти монастырей»). Осн. содержание — проповедь дзэн, «знания вне учения», описание внутр. состояния человека в моменты психологич. напряжения, сатори. Использование спец. терминологии дзэн, непонятной мирянам, ограничило сферу бытования годзан бунгаку преим. дзэнскими монастырями. В сер. 14 в. центр этой лит-ры переместился в Киото, и здесь произошел поворот ее «от религии к искусству».

1102

Влияние годзан бунгаку на японоязычную лит-ру обнаружилось только в следующую эпоху; посредником выступило изобразит. и прикладное иск-во. В 17 в. наследниками «ученой прозы» годзан бунгаку стали представители школы кангаку («китайских наук»).

В 16 в. вместе с повышением роли городов в экономике Японии начала развиваться и гор. лит-ра. Ремесленники и торговцы устраивали состязания в поэтич. мастерстве и составляли сб-ки стихов победителей. В поэзии продолжалась популярность рэнга, но на первое место выходили короткие стихи со свободным размером — коута («малая песня»), в к-рых заметную роль играла трудовая тематика. В поэтич. антологии «Кангинсю» (1518), самом известном сб. 16 в., 226 стихов из 311 написаны в этом жанре. В конце 16 в. появилось «Собрание коута эпохи Муромати», включившее 221 коута от 2 до 4 стихов в каждом. С открытием Японии европейцами (1542) и активизацией миссионерской деятельности католиков на япон. яз. стали переводиться отрывки из соч. Гомера, Аристотеля, Цезаря, Цицерона и др. античных авторов. Особое значение имел перевод басен Эзопа (1593).

Позднее средневековье (эпоха Эдо, 17 в. — 60-е гг. 19 в.). В нач. 17 в. в Японии установился абсолютистский режим Токугава. Католич. миссионеры были изгнаны из страны, связи с внешним миром почти прекратились, самовольные контакты с европейцами жестоко карались. Буддизм был объявлен гос. религией, и каждая семья приписана к определ. храму. Ведущей доктриной, регулировавшей обществ. отношения и мораль, стало неоконфуцианство. Окончат. оформился кодекс поведения япон. самураев — бусидо. Развивались кангаку («китайские науки») — исследование, комментирование и перевод памятников кит. классики, и как антипод этого направления — вагаку или кокугаку («японские науки»), представители к-рых углубленно изучали письм. памятники япон. древности и раннего средневековья, ратовали за возрождение древнеяпон. традиций.

Успехи книгопечатания в нач. 17 в. способствовали распространению грамотности. Рост городов (Киото, Осака, затем Эдо) привел к преобладанию демократич. тенденций в изобразит. иск-ве, лит-ре и театре. Особенность Я. л. этого периода — разнообразие жанров и обилие плодовитых писателей. Традиции отогидзоси в 17 в. продолжал новый жанр — канадзоси, т. е. популярные рассказы развлекат. и нравоучит. характера. Их авторы — чиновники из разорившихся самураев, буддийские монахи, читатели-горожане. Рассказы не обладали большими худож. достоинствами, но в конце 17 в. дали начало новому повествоват. жанру — укиёдзоси («записки о бренном мире»), т. е. рассказам, новеллам и повестям бытового, зачастую эротич. характера. Герои и читатели укиёдзоси — жители городов с их пристрастием к земным радостям, к чувств. удовольствиям. Авторы — тоже горожане. «Бренный мир», трактовавшийся предшествующей лит-рой в соотв. с буддийскими представлениями как арена и источник страданий, теперь предстает источником наслаждений. Поведение героев определяется моралью развиваюшейся буржуазии. Расцвет укиёдзоси относится к годам Гэнроку (1688—1703) — «золотому веку» культуры позднего средневековья — и связан с именем новеллиста Ихара Сайкаку (1642—93), зачинателя трех осн. направлений в этом жанре: косёкумоно (новеллы о чувств. любви и любовных похождениях), букэмоно (новеллы из жизни самураев) и тёнинмоно (новеллы из жизни горожан, целью к-рых было накопление денег). Ихара Сайкаку сделал первые попытки показать влияние среды на формирование личности, на судьбы героев. Написанные разговорным языком на материале совр.

1103

гор. жизни, новеллы Ихара Сайкаку пользовались успехом у горожан.

Драматургия 17—18 вв. ориентировалась на два вида театрального иск-ва: дзёрури — театр кукол с одним чтецом и кабуки, где роли исполнялись актерами. Оба театра сформировались к нач. 17 в. и ставили пьесы одного и того же характера. Крупнейшим драматургом эпохи был Тикамацу Мондзаэмон (1653—1724), автор дзидаймоно (многоактных историч. драм) на сюжеты из воен.-феод. эпоса, япон. и кит. истории, старинных легенд и преданий; сюжеты обрабатывались в соответствии с авторским замыслом, обильно оснащались фантастич. ситуациями и описаниями сверхчеловеческих подвигов героев. В историч. драмах явственно прослеживается идея верности вассальному долгу в духе кодекса бусидо. Таких пьес Тикамацу создал более ста. Самая значительная из них — «Битвы Коксинги» (1715). В 1703 Тикамацу написал первую сэвамоно (бытовую драму) — «Двойное самоубийство в Сонэдзаки», из жизни горожан. Всего драматург оставил 24 бытовые драмы. Сюжеты для них он брал либо из новелл укиёдзоси, либо непосредственно из жизни. Действие мн. пьес происходит в «веселых кварталах» Осака, их трагедийность определяется конфликтом между чувством и нравств. долгом. В них заметно влияние буддийской и особенно конфуцианской идеологии, хотя и не столь явственное, как в йокёку 15—16 вв. От ранних укиёдзоси их отличает пренебрежение к культу накопительства. Пьесы Тикамацу включают стихотв. вставки и лит. реминисценции, но осн. ткань составляет разг. речь (особенно в бытовых драмах), причем в отд. случаях драматург использует речевую дифференциацию для характеристики персонажей.

В поэзии к нач. 17 в. господствующим стал жанр хокку (хайку). Существовало 3 школы хокку: Тэймон (основатель — Мацунага Тэйтоку, 1571—1653), Данрин (основатель — Нисияма Соин, 1605—86) и Сёфу (во главе с Мацуо Басё, 1644—94). Мацуо Басё — самый известный поэт хокку, разработавший формальные и эстетич. принципы жанра. Для усиления экспрессии он ввел цезуру после 2-го стиха, выдвинул 3 осн. эстетич. принципа поэтич. миниатюры: саби (изящная простота), сиори (ассоциативное сознание гармонии прекрасного) ихосоми (глубина проникновения). Философия дзэн-буддизма и традиц. эстетика привели поэта к совершенствованию принципа недосказанности в хокку: автор минимальными языковыми средствами выявляет характерную черту, оставляя читателю наслаждаться и музыкой стиха, и самостоятельностью мгновенного проникновения в суть предмета. Для подготовки к восприятию хокку ему предпосылалось прозаич. введение. В 18 в. последователи Мацуо Басё разделились на неск. школ; наибольшей популярностью пользовалась Тэммэй хайкай. Ее родоначальник — поэт и художник Танигути (Ёса) Бусон (1716—83). Хокку Бусона отличаются отточенностью формы, но уступают стихам Мацуо Басё по выразительности. Новый этап в развитии жанра открыл Кобаяси Исса (1763—1827), к-рый ввел в хокку просторечную и диалектную лексику, демократизировал их тематику.

В последней четверти 18 в. центр лит. жизни Японии переместился из р-на Киото — Осака в Эдо. Изменились социальный состав авторов (в сторону увеличения самурайской прослойки) и вкусы читателей. Идеал накопительства ушел в прошлое, эротич. мотивы попали под офиц. запрет. Сёгунское пр-во установило строгий контроль за культурной жизнью страны, за составом театральных трупп, тематикой живописи и лит-ры. В 1791 запрещены как безнравственные произв. нек-рых писателей (Ихара Сайкаку, Эдзима Кисэки) и целые лит. жанры (юмористич. бытоописат. повесть сярэбон).

1104

Писатели искали новые темы, лит. формы, идеи. Эти поиски привели на рубеже 18—19 вв. к новому расцвету повествоват. лит-ры.

В 1749 появился сб. рассказов Кинро Гёдзя «Цветочный венчик», положивший начало жанру ёмихон («книги для чтения»): это рассказы и повести, черпавшие сюжеты из историч. преданий, легенд, устных рассказов. Бытоописательное направление в лит-ре скоро уступило место фантастико-приключенческому, с изображением призраков, духов, воспеванием самурайской морали. Самой известной «книгой для чтения» стал сб. Уэда Акинари (1734—1809) «Луна в тумане» (1768). В нач. 19 в. Такидзава Бакин (1767—1848) создал новый вид ёмихон — дидактич. роман. Такидзава Бакин написал ок. 300 произв., причем за основу сюжета часто брал действительный факт из япон. или кит. истории, добавляя к нему множество авантюрных и фантастич. подробностей и переосмысливая его с целью «приобщать к добру и отвращать от зла» читателей. Понятие добра и зла трактовалось им в буддийско-конфуцианском духе. Герой наделялся сверхъестественной храбростью, умом и силой, его поведение комментировалось автором в назидат. отступлениях, зачинах или концовках романа. Романы Такидзава Бакин пользовались огромным успехом и оказали влияние на целое поколение литераторов. Его самый популярный роман — «История восьми псов» (1814); герои романа, полулюди-полупсы, символизируют 8 конфуцианских добродетелей: гуманность, долг, вежливость, мудрость, преданность, честность, почитание родителей и служение старшим. Традиция персонификации качеств получает здесь законченное выражение. Как и др. произв. Такидзава Бакин, роман написан ритмизованной прозой.

Одновременно с ёмихон получили распространение книги, называемые кусадзоси или гокан, — иллюстрированные рассказы (с картинкой на каждой странице), изд. ксилографич. способом маленькими выпусками по 10 страниц в каждом. Одно произв. состояло из неск. выпусков. Авторы кусадзоси увлекались героич., авантюрными, любовными или благочестивыми историями, сюжеты к-рых черпали в письм. источниках прежних эпох. Совр. жизнь их не интересовала. Самое известное произв. кусадзоси — роман Рютэй Танэхико (1783—1842) «Деревенский Гэндзи» Псевдо-Мурасаки (1829—42), составивший 38 тт. (152 выпуска) и написанный в подражание знаменитой «Повести о принце Гэндзи» Мурасаки-сикибу. Действие романа происходит в 14 в., но токугавское пр-во, усмотрев в нем намеки на личную жизнь сёгуна Иэнари (изображение в лит-ре гос. деятелей токугавского периода не разрешалось), в 1842 запретило «Деревенского Гэндзи» за «безнравственность». В сер. 19 в. влияние романа Рютэй Танэхико прослеживалось в разных областях иск-ва — от пьес кабуки до живописи укиё-э.

Реалистич. традиции фарсов кёгэн и повестей укиёдзоси были унаследованы и развиты в т. н. коккэйбон («забавных книжках») — юмористич. повестях нач. 19 в., описывающих реальные жизненные ситуации, нравы и быт горожан. Начало жанру коккэйбон положил Дзиппэнся Икку (1765—1831) повестью «На своих на двоих по Токайдоскому тракту» (1802—22). Сюжет повести осн. на дорожных приключениях двух жителей Эдо по пути от храмов Исэ до Осака, описанному во мн. путеводителях. Постоянное сопоставление нелепых ситуаций и остроумных реплик героев повести с соответствующими описаниями путеводителей в лучших традициях «недосказанности», особенно характерных для поэзии хокку, увеличивало комич. эффект. Повесть Дзиппэнся Икку — первое в Я. л. произв., сознательно противопоставленное авторитету «высокой» литературы. Сикитэй Самба (1776—1822) создал

1105

неск. произв. того же жанра: «Общественная баня» (1809—12), «Общественная цирюльня» (1812—14) и др. Описывая места, где горожане разных возрастов и занятий судачат, злословят, обсуждают гор. новости, писатель с юмором вывел живописные образы своих современников и смело использовал разговорную — диалектную и жаргонную — речь. В повестях коккэйбон реалистич. традиции ср.-век. Я. л. достигли наибольшего развития.

В 30—40-е гг. 19 в. получил распространение сентиментальный роман ниндзёбон («книги о человеческих чувствах»). Родоначальник жанра Тамэнага Сюнсуй (1789—1843) находил героев для своих романов среди молодых людей из низших слоев гор. населения и строил интригу на любовном треугольнике. Попытки психологич. анализа в романах ниндзёбон во многом определяли их успех у читателей нового времени.

Драматурги 18 — нач. 19 вв., писавшие для театра дзёрури (Тикамацу Хандзи, 1725—83; Хирага Гэннай, 1728—79) и кабуки (Цуруя Намбоку IV, 1755—1829; Намики Гохэй, 1747—1808, и др.), в своей тематике и драматургич. приемах следовали традициям Тикамацу Мондзаэмон. Разнообразие жанров и стилей повествоват. лит-ры не повлияло на их творчество, и театральное иск-во носило традиц. классич. характер.

В средних и низших слоях гор. населения особого развития достигла шуточная и сатирич. поэзия, не связанная канонами традиц. поэтики. Горожане высмеивали в ней мн. стороны быта, создавали пародии, сатирич. экспромты, свободно употребляя в стихах просторечную и жаргонную лексику. Золотым веком кёка («сумасшедшие песни»), использующих метрику танка, считаются 80-е гг. 18 в., когда один за другим вышли неск. сб-ков стихов этого жанра, связанных с творчеством Ёмо-но Акара (1749—1823), Исикава Масамоти (1753—1830) и др. поэтов: «Собрание кёка за 10000 лет» (1783; назв. условно), его продолжение (1785) и «Сокровищница талантов кёка» (1787). В сатирич. жанре сэнрю, назв. по имени эдоского поэта Караи Сэнрю (1718—90), использована метрика хокку. Этот жанр был популярен в конце 18 — нач. 19 вв.

Покровительство конфуцианской учености со стороны офиц. властей привело не только к активизации изучения кит. философских и историографич. соч., но также и к оживлению переводч. деятельности (на япон. яз. были переведены «Речные заводи», «Цзин, Пин, Мэй» и др. кит. романы) и к новому подъему Я. л. (особенно поэзии) на кит. языке. Киносита Дзюнъан (1621—98) и его последователи — Рай Санъё (1780—1832), Сакума Сёдзан (1811—64) и др. кангакуся (ученые-китаеведы) публикуют многочисл. сб-ки стихов си, позволившие исследователям назвать 17 — нач. 19 вв. третьей вершиной китаеязычной Я. л. В сер. 19 в. появились переводы историко-географич. сочинений европ. авторов с голл. яз., вызванные назревающей необходимостью открытия Японии для широкого общения с внешним миром.

Период 1868—1918. Незавершенная бурж. революция Мэйдзи (1867—68) подорвала феод. строй и открыла путь капиталистич. переустройству Японии. Но ломка старого строя не была радикальной, что привело к столкновению старой и новой идеологии. С нач. 70-х гг. публицистика временно оттеснила худож. лит-ру на второй план. Появились проникнутые идеями бурж. обновления трактаты Фукудзава Юкити (1834—1901), Накаэ Тёмин (1847—1901), Узки Эмори (1857—92) и др. наряду с переводами соч. Ж. Ж. Руссо, Дж. С. Милля, С. Смайлса. Не ограничиваясь идеалами европ. Просвещения, сторонники бурж. развития Японии обращались также к неодарвинистским концепциям, утверждая, что «сильный побеждает слабого — таков естественный закон».

1106

Знакомство с европ. лит-рой первоначально ограничивалось пересказами произв. У. Шекспира, Ф. Шиллера, Ж. Верна, А. Дюма-отца и др. В 1882 был опубл. «Сборник стихов новой формы», включавший переводы из Шекспира, А. Теннисона, Г. Лонгфелло, а также «длинные стихи» просветит. содержания япон. поэтов Ятабэ Рёкити (1851—99) и Тояма Тюдзан (1848—1900), пытавшихся опереться на принципы европ. стихосложения. Увлечение всем западным зачастую носило характер моды, что обусловило появление сатирич. стихов и прозы, напр. романа «На своих на двоих по Западному миру» (1876), написанного в подражание Дзиппэнся Икку. Традиции эдоской лит-ры оставались преобладающими, и новые худож. принципы изображения действительности с трудом прокладывали себе дорогу. В 80-х гг. пользовались популярностью т. н. сэйдзи сёсэцу («политич. романы»), явившиеся реакцией на подавление либерально-демократич. «движения за свободу и народные права». Их авторами были политич. деятели, видевшие в лит-ре средство пропаганды идей свободы и «естественных прав человека» (Тода Киндо, «Буря на море чувств. Рассказ о народных правах», 1880; Яно Рюкэй, «Прекрасное повествование об управлении государством», 1883).

Начало лит. реформе положил трактат Цубоути Сёё (1859—1935) «Сущность романа» (1885). Выдвигая на первый план чувственность, страсть и индивидуальную жизнь, автор отрицал старые эстетич. каноны, требующие от личности самоотречения в пользу феод. моральных догм. Однако он призывал лишь к внешнему копированию явлений, но не к раскрытию их идейной сущности. А роман самого Цубоути Сёё «Нравы студентов нашего времени» (1886) мало отличался от традиц. лит-ры. На недостатки теории Цубоути Сёё указал Фтабатэй Симэй (1864—1909) в ст. «Общая теория романа» (1886). Стремясь к правдивому воспроизведению действительности, проникая в скрытые «идеи природы», художник объясняет явления жизни — в этом заключалось для Фтабатэй Симэй обществ. назначение лит-ры. Его эстетич. воззрения получили выражение в романе «Плывущее облако» (1887—88), к-рый положил начало развитию критич. реализма в Японии; целью автора было показать оборотную сторону новой бурж. цивилизации, воссоздать правдивую картину япон. жизни переходного периода. Фтабатэй Симэй проявил интерес к обыкновенным людям, жертвам социальной несправедливости. По свидетельству самого писателя, знатока рус. лит-ры, его роман был написан под влиянием Ф. М. Достоевского и И. А. Гончарова. Но роман был слишком необычен для япон. читателя 80-х гг. и в то время не был оценен по достоинству.

Господств. положение в Я. л. занимали тогда писатели группы «Кэнъюся» («Друзья тушечницы» — от слова «тушь»), а сам этот период получил назв. «эпохи Коро» — по именам наиболее известных писателей Одзаки Коё (1867—1903) и Кода Рохан (1867—1947). Хотя Рохан не входил в группу «Кэнъюся», к-рую возглавил Одзаки Коё, их роднила общность идейно-творч. позиции, связанной с традициями старой лит-ры, а также определ. романтич. тенденции, отрицат. отношение к бурж. обществ. установлениям, поиски идеала в прошлом. В романе «Любовная исповедь двух монахинь» (1889) Одзаки Коё изобразил борьбу между долгом и чувством в плане феод. морали. В романе «Золотой демон» (1897), переходя от мелодрамы к социальным проблемам эпохи, он показал власть золота, господствующую над человеком. Выступая против засилья бурж. культуры, Кода Рохан поэтизировал самозабвенный труд старых мастеров, к-рые вкладывали душу в свои творения: «Изящный Будда» (1889), «Пятиярусная пагода» (1891). В отличие от них, писательница Хигути Итиё (1872—96) продолжила реалистич. традиции

1107

Ихара Сайкаку и эдоской лит-ры. В своих социально-психологич. рассказах она обратилась к совр. тематике («Мутный поток», «Сверстники» и др.).

После японо-кит. войны 1894—95, в условиях обострившихся внутр. противоречий, зарождается т. н. сякай сёсэцу («социальная проза»), сыгравшая важную роль в развитии реализма в Я. л. В ст. «Низы общества и писатель» (1895) критик-демократ Таока Рэйун (1870—1912) отстаивал лит-ру, в к-рой высокий гуманизм выражался в безжалостном обнажении пороков бурж. действительности. Первым крупным произв. «социальной прозы» была повесть Утида Роан (1868—1929) «Двадцать восьмое декабря» (1898), отразившая умонастроение «ищущей молодежи» Японии 90-х гг. В романах «Революционная конференция» (1898) Утида Роан, «Огненный столб» (1904) Киносита Наоэ (1869—1937) находят выражение идеи христ. социализма. «Социальная проза» представлена также романами «Разложившаяся организация» (1899) Гото Тюгай (1866—1938), «Система» (1899) Огури Фуё (1875—1926), показывающими преступный мир политич. дельцов. Успех у читателя имел роман Токутоми Рока (1868—1927) «Лучше не жить» (1899), направленный против феод. уклада япон. семьи. В романе «Куросиво» (1902) писатель срывал маски с высокопоставленных чиновников, пекущихся о собств. благополучии и предающих интересы народа.

В 80-х гг. 19 в. возникло «движение за стих нового стиля», во главе к-рого стояли Иноуэ Тацудзиро (1855—1944), Ятабэ Рёкити, Тояма Тюдзан. Изд. ими «Сборник стихов нового стиля» (1882) явился первым опытом новой поэзии. В 1886 опубл. «Избранные стихи нового стиля» Ямада Бимё (1868—1910) и других.

Для япон. поэзии конца 19 — нач. 20 вв. характерны преим. романтич. тенденции. При этом поэты черпали вдохновение как у Дж. Г. Байрона, так и у У. Вордсворта. Пафосом борьбы против устоев абсолютной монархии, препятствующих свободному развитию личности, отмечено творчество Китамура Тококу (1868—94) — сб. «Стихи узника» (1889). Байронич. мотивы «мировой скорби» звучат в его поэме «Песни сказочной страны» (1891). В сб-ках стихов «Молодая поросль» (1897), «Лодочка» (1898), «Опавшие лепестки сливы» (1901) Симадзаки Тосон (1872—1943) воспел весну природы и человека. Замечат. памятником романтич. поэзии явился сб. стихов Ёсано Акико (1878—1942) «Спутанные волосы» (1901), в к-рых поэтесса воспела свободную любовь юности, бросив смелый вызов традиц. конфуцианской морали. Неприятие действительности приводило романтиков к прямому антагонизму с абсолютистским гос-вом. В разгар рус.-япон. войны 1904—05 Ёсано Акико гневно осудила господств. классы, развязавшие войну (стих. «Не отдавай, любимый, жизнь свою!»). Видное место в новой поэзии занимали также Уэда Бин (1874—1916; сб. «Шум морского прилива», 1905), Сусукида Кюкин (1877—1945; сб-ки «Вечерняя флейта», 1899; «Уходящая весна», 1901). Параллельно с романтич. поэзией развивается реалистич. направление. Поэты-реалисты — Оноэ Сайсю (1876—1957), Канэко Кунъэн (1876—1951), Вакаяма Бокусуй (1885—1928), Маэда Югурэ (1883—1951) утвердили дзиюси — свободный стих на разг. языке, ставший господствующей поэтич. формой. Зачинателем дзиюси был Кавадзи Рюко (1888—1959).

Наряду с пристрастием к «длинным стихам» возникает движение за реформу вака — япон. традиц. стиха; его возглавили Ёсано Тэккан (1873—1935) и Масаока Сики (1867—1902), наполнившие новым содержанием классич. формы танка и хокку.

С 70-х гг. 19 в. делались попытки перестроить традиц. театр в соответствии с изменениями в жизни япон. общества. Каватакэ Мокуами (1816—93) — последний

1108

классик драматургии кабуки создает пьесы, отражающие становление капиталистич. уклада: «Мир, в котором деньги — всё» (1879), «Гадание на перекрестке морозной ночью под звон колокола» (1880). В 1886 было создано Общество театральной реформы. Репертуар старого театра отвергался сторонниками реформы, но у них еще не было собств. пьес, отвечающих духу времени. В этих условиях новый театр обратился к европ. драматургии. В трактате «Историческая драма в нашей стране» (1893), написанном под влиянием драм У. Шекспира, Цубоути Сёё выдвигает идею синтеза мастерства кабуки и психологизма европ. драматургии. В историч. драме Цубоути Сёё «Листок павлонии» (1895) сделана попытка дать «шекспировский характер», но в манере пьес кабуки. Новое содержание не нашло адекватной ему формы. Вплоть до нач. 20 в. новое театральное движение было скорее движением за реформу кабуки, за модернизацию старого театра.

В первые годы 20 в. в Японии развернулось т. н. сидзэнсюги ундо («движение за натурализм»), на к-рое оказало воздействие творчество Э. Золя. Косуги Тэнгай (1865—1952) в рассказе «Любовь, любовь» (1905) и в повести «Модная песенка» (1902), Нагаи Кафу (1879—1959) в повести «Цветы ада» (1902) изображали грубость, насилие и проявление плотской страсти, перешедшие по наследству от предков и порождаемые средой. Как и их зап. учителя, япон. натуралисты смотрели на человека как на биологич. существо, порабощенное животными инстинктами, и сводили задачу лит-ры к протокольному воспроизведению действительности. Уже с сер. 1-го десятилетия 20 в. в «движении за натурализм» происходят большие изменения: писатели-реалисты занимают в нем ведущее положение. Термином «сидзэнсюги» стали обозначать и собственно натурализм и реализм. Для писателей-реалистов характерна острая социальная критика, проникнутая идеями гуманизма. В эти годы Симадзаки Тосон перешел от романтич. поэзии к прозе и создал одно из лучших произв. критич. реализма в Я. л. — роман «Нарушенный завет» (1906). Говоря о судьбах преследуемой касты «эта», он показал не только трагич. нелепости бурж. действительности, но и солидарность людей, протестующих против социального зла. Конфликт между идеалом и действительностью стал гл. темой рассказов Куникида Доппо (1871—1908) — «Фаталист» (1902) и «Судьба» (1906).

Среди писателей, примкнувших к движению сидзэнсюги ундо, — Токуда Сюсэй (1871—1943), Тикамацу Сюко (1876—1944), Масамунэ Хакутё (1879—1962). В реалистич. повести «Сельский учитель» (1908) Таяма Катай (1871—1930) вывел образ одаренного юноши, прозябающего в провинц. захолустье; в его рассказе «Рядовой» (1908) звучит антивоен. мотив. Вместе с тем в рассказе «Постель» (1907), положившем начало новому жанру ватакуси сёсэцу («эгобеллетристика»), преобладают натуралистич. тенденции. В произв. этого жанра писатели обычно отходят от социальных проблем и замыкаются в интимных переживаниях. Особое место в Я. л. нач. 20 в. занимает творчество Нацумэ Сосэки (1867—1916). Большинство его «интеллектуальных романов» отражает духовный мир япон. интеллигента, приобщенного к индивидуалистич. культуре Запада: трилогия «Сансиро» (1908), «Затем» (1909), «Врата» (1910), роман «Свет и тьма» (1916). Элементы сатиры на япон. интеллигенцию содержатся в романе «Ваш покорный слуга кот» (1905—06) и повести «Мальчуган» (1906).

Серьезной преградой на пути развития реалистич. лит-ры Японии стала историч. обстановка, сложившаяся после подавления в нач. 20 в. антиимпериалистич. демократич. движения хэймин ундо («движение простого народа»). Однако оно выдвинуло писателей,

1109

объявивших войну совр. условиям, превратившимся в преграду на пути прогресса. Среди них Котоку Сюсуй (1871—1911), видный деятель движения хэймин ундо, и Исикава Такубоку (1885—1912), основоположник демократич. поэзии нового времени. Публицистика Котоку Сюсуй, первого переводчика на япон. яз. «Манифеста Коммунистической партии» К. Маркса и Ф. Энгельса и автора брошюры «Сущность социализма» (1903), оказала глубокое воздействие на передовые слои япон. худож. интеллигенции. В годы движения хэймин ундо Исикава Такубоку порывает с романтич. миром мечтательной поэзии своего первого сб. «Стремления» (1905) и становится на путь реализма. В сб-ках «Горсть песку» (1910), «Печальная игрушка» (1912) отражены трагич. настроения поэта, переживающего личную и социальную драму в глухую пору реакции. Сборник стихов Такубоку «Свист и свисток» (1911) явился итогом идейно-творч. исканий поэта. В стих. «Надгробная надпись» он вывел образ пролетария, подлинного революционера. Демократич. и социалистич. тенденции поэзии Исикава Такубоку отразили рост самосознания нар. масс, открыв новый путь развитию Я. л.

Период 1918—45. В новую историч. эпоху, открытую Октябрьской революцией 1917 в России, в Японии, в обстановке подъема рабочего движения, зарождалась пролет. лит-ра. Первый орган пролет. писателей — журн. «Танэмаку хито» («Сеятель», 1921—23), находившийся под влиянием идей группы «Кларте», объединил разных литераторов, связанных общими антиимпериалистич. настроениями. С сер. 20-х гг. пролет. лит-ра стала развиваться на более четкой идейной платформе. В романе рабочего-текстильщика Хосои Вакидзо (1897—1925) «Фабрика» (1925) показано превращение героя из бесправного раба в передового рабочего. Жестокая эксплуатация матросов на груз. судах изображена в повести Хаяма Ёсики (1894—1943) «Люди, живущие на море» (1926). «Человеческие отбросы», как говорит о пролетариях начальство, постепенно сплачиваются вокруг передового рабочего Фудзивара. И хотя его образ еще статичен и лишен психологич. глубины, самый замысел этот знаменателен. Антивоен. произв. Куросима Дэндзи (1898—1944) написаны на основе личного опыта писателя, к-рый был солдатом на Дальнем Востоке во время япон. интервенции в Сибири (1918—22). Писатель показал не только острую ненависть япон. солдат к бессмысленной войне, но дал и социальную характеристику этой массы — своего осн. героя: рассказы «Стая ворон» (1927), «Сани» (1928). Положение женщин-работниц в капиталистич. обществе освещено в рассказе Хирабаяси Тайко (1905—72) «В больнице для бедных» (1927), в повести Сата Инэко (р. 1904) «С конфетной фабрики» (1928).

В эти годы в пролет. лит. движение втягивались все новые круги, к нему примыкали лучшие представители бурж. интеллигенции, последовательные в своем гуманистич. протесте против эксплуататорского строя. Роман Эма Сю (р. 1889) «Изгнание» (1926) и рассказ Фудзимори Сэйкити (р. 1892) «Человек, который не аплодировал» (1927), повесть Такакура Тэру (р. 1891) «Крестьянская песня» (1929) свидетельствовали об окончат. повороте авторов в сторону пролет. лит-ры.

В 1928 пролет. лит. движение вступило в новую фазу развития. Была создана Всеяпон. федерация пролет. иск-ва (НАПФ — на эсперанто Nippon Artista Proleta Federatio), объединившая разрозненные лит. группы. Большую роль в утверждении эстетич. основ революц. лит-ры сыграли критич. работы Курахара Корэхито (р. 1902). Опираясь на труды классиков марксизма-ленинизма, на опыт сов. лит-ры, автор выступил против догматизма и вульгаризации в лит-ре (статьи «Мысль о художественном методе», «Борьба за ленинизм в теории

1110

искусства», обе 1931). Выдающимися произв. пролет. Я. л. были романы Токунага Сунао (1899—1958) «Улица без солнца» (1929), «Токио, город безработных» (1930), в к-рых нарисованы широкие картины борьбы рабочих против объединенных сил капиталистов. Крупнейшему пролет. писателю Кобаяси Такидзи (1903—33) принадлежат повести «15-е марта» (1928), в к-рой даны правдивые образы япон. революционеров, и «Краболов» (1929) — о жестокой эксплуатации япон. рыбаков в Охотском море и пробуждении у них классового самосознания. В повести «Жизнь для партии» (1933) Кобаяси Такидзи рисует участников япон. сопротивления фашизму. Под влиянием М. Горького автор создает глубоко человечный и правдивый образ матери коммуниста Сасаки.

Большое место в пролет. Я. л. принадлежало поэзии. Еще в 1918 возникло демократич. поэтич. течение минсюси-ха («группа народной поэзии»), ведущими представителями к-рого были Момота Содзи (1893—1955), Сиратори Сёго (р. 1890), Фукуда Масао (1892—1952), Томита Сайка (р. 1890) и др. Мн. из них позднее примкнули к пролет. лит. движению. Один из видных пролет. поэтов — Накано Сигэхару (р. 1902), создавший образы революционеров, у к-рых «строгость чувства» сочетается с подлинной нежностью к людям («Песня», 1926, стих. «На станции Синагава во время дождя»). Пролет. поэты откликались на важнейшие события, происходившие в мире, особенно в СССР («Строящаяся Россия» Мурата Тацую; «В памятный день революции» Ито Нобукити; «На смерть Сакко и Ванцетти» Оно Тосабуро; «Колокол» Морияма Кэй). Известна «Песня под пыткой» Таки Сигэру (р. 1907). Зло, сотворенное фашизмом, обязывает народы к возмездию — такова идея сб. стихов «Акулы» (1937) Канэко Мицухару (р. 1895). Огума Хидэо (1901—40), испытавший влияние В. Маяковского, воспел интернац. солидарность народов в борьбе против фаш. чумы (стих. «Песня ткача», сб. стихов «Летящие сани»).

Наряду с пролет. поэзией в 20—30-е гг. возникали разл. течения модернистской поэзии, для к-рых характерны как уход в ирреальный мир, так и формалистич. экспериментаторство. Таковы сб-ки «Синяя кошка» (1923) поэта-символиста Хагивара Сакутаро (1886—1942), «Стихи дадаиста Синкити» (1923) поэта-авангардиста Такахаси Синкити (р. 1901), «Термометр и цветы» (1926) поэта-сюрреалиста Китагава Фуюхико (р. 1900).

В 20-х гг. заметно усилился интерес к драматургии. Традиц. театр, своими корнями уходящий в феод. прошлое, с трудом поддавался новым веяниям. Постановка пьес У. Шекспира, Г. Ибсена, Г. Гауптмана, А. П. Чехова, М. Горького способствовала созданию собств. совр. драматургии. Рождение реалистич. театра Японии связано с реформаторской деятельностью выдающегося режиссера и драматурга Осанаи Каору (1881—1928). Осн. им в 1909 Свободный театр стал «лабораторией» новой драмы. Пьесы «Профессор Цумура» (1919) и «Детоубийца» (1920) Ямамото Юдзо (р. 1887), «Текстильная фабрика Миура» (1919) Кумэ Масао (1891—1952), «Отец вернулся» (1917) Кикути Хироси (1889—1948), «Сын» (1922) и «Ад» (1926) Осанаи Каору свидетельствовали о том, что на япон. сцену, наконец, вошла живая жизнь, вопреки канонам традиц. театра. В конце 20 — нач. 30-х гг. развернулось движение за пролет. театр, оказавшее большое влияние на развитие сценич. реализма. Пьесы Мураяма Томоёси (р. 1901) «Записки о шайке разбойников» (1929), посв. борьбе рабочего класса против милитаризма, и Кубо Сакаэ (1901—58) «Вулканическое плато» (1938) — о борьбе япон. крестьян за свои права отличаются социальной заостренностью и политич. актуальностью.

В целом же в 20—30-е гг. развитие Я. л. было противоречивым. Возникали разл. лит. течения, противопоставлявшие

1111

себя натурализму предшеств. периода: неоромантизм, неогуманизм, неореализм. Объединенные на принципах антинатурализма, эти течения были, однако, весьма различны и вступали в сложное взаимодействие. Так, неоромантики искали выход из кризиса в утонченном эстетизме, уживающемся с открытой эротикой. В романе «Любовь глупца» (1925) Танидзаки Дзюнъитиро (1886—1965) погружается в «тайну пола». Писатели-неогуманисты, группировавшиеся вокруг об-ва «Сиракаба» («Белая береза», 1910—23), не имели единой платформы. Выходцы из дворянства, они сходились на презрении к натурализму, на склонности к внутр. самоанализу «кающегося дворянина». Называя своим учителем Л. Н. Толстого, они критиковали сословные привилегии, приняли социальную утопию рус. писателя. В 1918 Мусянокодзи Санэацу (р. 1885) образовал колонию «Новая деревня», стремясь создать «идеальное общество» внутри капиталистич. строя. Повесть «Дружба» (1919) и драма «Да здравствует человек!» (1922) также свидетельствовали об абстрактности его гуманистич. идеала. Ближайший соратник Мусянокодзи — Сига Наоя (р. 1883) в повести «Примирение» (1917) и в романе «Путь в ночном мраке» (1921—22) уходил от острых социальных конфликтов эпохи, интересуясь прежде всего моральной стороной взаимоотношений героя с отцом, а также поисками путей нравств. самосовершенствования личности. Особняком стоял в группе «Белая береза» Арисима Такэо (1878—1923). Он отвергал утопич. воззрения Мусянокодзи Санэацу и утонченный психологизм Сига Наоя. Полагая, что нравств. обновление личности невозможно, когда другие угнетены, он пришел к выводу о необходимости социального переустройства. В основе романа «История одной женщины» (1911—19) лежит трагич. конфликт личности и общества. В романе «Потомки Каина» (1917) писатель обратился к жизни «низов» — безземельных крестьян. Арисима Такэо предчувствовал приближение очистит. бури и стремился сблизиться с передовым движением эпохи; однако он считал, что не может стать выразителем дум и чаяний «четвертого класса», поскольку родился в иной социальной среде. Он покончил с собой, предварительно раздав свои земли крестьянам.

Трагична и судьба Акутагава Рюноскэ (1892—1927), примыкавшего к группе неореалистов. Острые социальные темы сочетаются у него с глубоким психологизмом (новеллы «Учитель Мори», 1918, «Осень», 1920, «Холод», 1924). В рассказе «Генерал» (1922) подвергается критике моральная основа абсолютистского гос-ва. Однако будущее было закрыто для Акутагава Рюноскэ. Ощущение неотвратимости зла пронизывает его повесть «В стране водяных» (1926), где сплетаются воедино комическое и трагическое, звучит мотив бессмысленности человеческого существования. В своем последнем произв. — исповеди «Жизнь одного идиота» (1927) Акутагава Рюноскэ запечатлел трагедию собств. жизни и покончил с собой.

Важное значение для развития реализма в Я. л. имеет творчество Миямото Юрико (1899—1951), вначале находившейся под влиянием «Белой березы». В автобиографич. романе «Нобуко» (1924—26) Миямото Юрико затронула проблемы семьи, брака, судеб интеллигенции. Попытки героини создать свое счастье в бурж. среде, где она выросла, терпят крах. Встреча писательницы с М. Горьким (1928) стала важной вехой в ее жизни и творчестве. Публицистика Миямото Юрико 30-х гг. — яркая страница япон. лит-ры Сопротивления. В ней поставлены проблемы гуманизма (ст. «Черты гуманизма», 1937). Ощущение приближающегося краха япон. империализма отразилось в рассказе «Четвертое воскресенье марта» (1940).

1112

В 20-х гг. под влиянием западного «левого» иск-ва возникали авангардистские течения в Я. л. В 1923—24 выходил журн. «Ака то куро» («Красное и черное»), вокруг к-рого группировались поэты-авангардисты Цубои Сигэдзи (р. 1898), Хагивара Кёдзиро (1899—1938), Окамото Дзюн (р. 1901) и др. Лишенное положит. программы, их неприятие капиталистич. действительности и культуры вылилось в отрицание всех моральных норм, в призыв ко всеобщему разрушению. Называя себя «террористами» в лит-ре, авангардисты отвергали не только бурж. культуру, но и реалистич. иск-во, а поиски новых путей в лит-ре привели их к формализму. В стих. «Летающая птица» Хирадо Рэнкити (1893—1922) занимается конструированием словосочетаний, стремясь передать зрит. ощущение полета птиц. Однако япон. авангардизм не был явлением однородным. Сборник стихов Хагивара Кёдзиро «Смертный приговор» (1925) обнаруживает стремление поэта глубже осмыслить историч. перемены, происходящие в жизни; в стих. «Среди массы», «Без названия» борьба враждебных социальных сил получает более конкретное осмысление.

Наиболее яркое выражение принципы модернистской эстетики получили в творчестве группы т. н. неосенсуалистов, объединившихся вокруг журн. «Бунгэй дзитай» («Литературная эпоха», 1924—27). Теоретич. основой этого лит. направления послужила ст. «О неосенсуализме» (1925) Ёкомицу Риити (1898—1947), к-рый считал подлинно ценным только субъективное восприятие мира. В худож. произв. Ёкомицу Риити воспринимал мир как зловещий хаос, враждебный всякой закономерности. Жизнь человека обусловлена случайностью, предрешена неотвратимым роком: рассказы «Мухи» (1923), «Наполеон и лишай» (1926). Роман «Шанхай» (1928) свидетельствует о враждебном отношении автора к революции, к нац.-освободит. движению. В рассказе «Машина» (1930) задача художника сведена к регистрации непрерывно меняющихся внутр. состояний действующих лиц, охваченных взаимной подозрительностью. Под влиянием «Улисса» Дж. Джойса Кавабата Ясунари (1899—1972) создал рассказ «Кристаллическая фантазия» (1931), в к-ром жизнь одинокой женщины как бы соткана из отрывочных воспоминаний. Герои Кавабата Ясунари замыкаются в себе, идеализируют одиночество.

30—40-е гг. — время суровых испытаний для япон. писателей. В лит-ре господствовала апологетич. тенденция прославления «священной войны»: повесть «Хлеб и солдаты» (1938) Хино Асихэй (1907—60) и др. Развязывая грабительские войны на Азиатском материке, япон. империалисты стремились привить населению нац.-шовинистич. идеологию. Жестоко было подавлено пролет. лит. движение. Были брошены в тюрьму Миямото Юрико, Курахара Корэхито и др. деятели прогрес. культуры, зверски убит Кобаяси Такидзи. В июле 1942 учреждено Япон. лит. об-во служения отечеству, ставшее оплотом пропаганды шовинистич. «японизма». Ренегат Хаяси Фусао (р. 1903) призывал писателей прославлять «героизм современности» («Лояльное сердце», 1943). Так япон. бурж. лит-ра стала рупором фашиствующей военщины, пришла в упадок. Для возрождения подлинно национальной культуры был необходим крах японского милитаризма.

Послевоенный период (с 1945) — новый этап в развитии Я. л. Противоречивые внутр. процессы обществ. развития обусловили сложную картину лит. жизни совр. Японии. Разные течения сосуществуют рядом: традиционное, демократическое и т. н. послевоенное (сэнгоха). Первое течение представляют старые мастера — Нагаи Кафу, Сига Наоя, Танидзаки Дзюнъитиро, Кавабата Ясунари. Послевоен. творчество этих

1113

писателей отличается приверженностью к традициям многовековой нац. лит-ры. В поисках «устойчивых ценностей», не подвластных закону времени, они обращают свои взоры на нац. классику. Роман Танидзаки Дзюнъитиро «Мелкий снег» (1943—48), повествующий о жизни четырех дочерей разорившегося торговца в Осака, связан с традицией хэйанской лит-ры с ее культом мягкой женственности. 1-я ч. романа, опубл. еще во время войны, была запрещена цензурой как не отвечающая духу воинствующего «японизма». Особенности худож. мышления Кавабата Ясунари и его осмысления природы поэтич. слова тесно связаны с эстетикой дзэн, отвергающей рассудочное восприятие мира и утверждающей принцип естественности, безыскусственности. Повесть «Снежная страна» (1937—47), в лирич. тонах рассказывающая о неразделенной любви, состоит из неск. новелл, связанных между собой не столько сюжетным единством, сколько поэтич. ассоциацией. В основе повести «Тысяча журавлей» (1951) лежит чайный обряд — древний обычай, возведенный в ранг высокого иск-ва. Известны также романы Кавабата Ясунари «Голос гор» (1953), «Старая столица» (1961—62), отличающиеся внутр. лиризмом, классич. представлением о прекрасном. В 1968 Кавабата Ясунари стал лауреатом Нобелевской премии по литературе — за «писательское мастерство, которое с большим чувством выражает суть японского образа мышления».

В связи с пересмотром традиций нац. культуры развертываются острые схватки. За восстановление воинств. традиций, якобы искони присущих япон. культуре, выступал Мисима Юкио (1925—70). Гл. персонажи большинства книг Мисима оказываются физически или психологически увечными, их привлекают кровь, ужасы, жестокость или секс («Исповедь маски», 1949; «Золотой павильон», 1956; трилогия «Патриот», «Хризантема», «Крик души героя», 1967).

Движение за создание демократич. лит-ры в послевоен. Японии возглавили писатели-ветераны пролет. лит-ры 20—30-х гг. В дек. 1945 учреждено «Синнихон бунгакукай» (Об-во новой япон. лит-ры) — широкое объединение прогрес. писателей, ставящих своей задачей создание подлинно демократич. лит-ры, выдвижение новых писателей из среды трудящихся, борьбу с реакц. направлениями в лит-ре. Ядро об-ва составляли Миямото Юрико, Токунага Сунао, Курахара Корэхито, Накано Сигэхару и др. После войны Миямото Юрико создала повести «Два дома» (1947) и «Вехи» (1947—50), составляющие вместе с «Нобуко» автобиографич. трилогию. В ней — рассказ о том, как страстное желание женщины освободиться от оков буржуазного общества, семьи и выйти на широкую дорогу жизни привело ее к социализму. Трилогия насыщена глубоким социальным содержанием. Творчество Миямото Юрико отмечено япон. прогрес. критикой как достижение лит-ры социалистич. реализма. Возобновил творч. деятельность Токунага Сунао, выступивший в 1946 с романом «Спи спокойно, жена»; это — воспоминание женщины о пережитом ею в воен. «годы мрака». В романе «Тихие горы» (1952) писатель показывает силу солидарности рабочих, крестьян и интеллигенции в их общей борьбе против монополий и милитаризма. Абэ Томодзи (р. 1903) в романе «Белый обелиск» (1959) ставит вопрос об ответственности людей за судьбы мира. Роман-эпопея Ногами Яэко (р. 1885) «Лабиринт» (1948—56) — реалистич. полотно, повествующее об идейно-нравств. исканиях япон. интеллигенции в 30—40-х гг. — в душную пору реакции.

В конце 50-х гг. внутри Об-ва новой япон. лит-ры проявились «авангардистские» тенденции, выступающие за синтез разл. творч. методов. В кн. «Искусство авангардизма» (1958) Ханада Киётэру (р. 1909) пытался

1114

соединить реализм с модернизмом. В рассказе «Авангардная фреска» (1962) Идзуми Дайхати отошел от реалистич. позиций.

Течение сэнгоха («послевоенная группа») объединяет писателей, вступивших в лит-ру после 1945, чья молодость прошла в мрачные годы войны. Это писатели разных идейно-эстетич. направлений, но стоящие на общих позициях отрицания милитаризма и традиционализма во имя утверждения человеческой личности. Наиболее видные представители сэнгоха — Сийна Риндзо (р. 1911), Нома Хироси (р. 1915), Умэдзаки Харуо (1915—65), Хотта Ёсиэ (р. 1918), Накамура Синъитиро (р. 1918), Абэ Кобо (р. 1924). Ранние произв. Нома Хироси, разоблачающие преступления япон. военщины против человечности, отмечены влиянием модернизма: повесть «Темная картина» (1946), рассказ «Красная луна на лице» (1947). Ему свойственно стремление изобразить человека всесторонне, в социальном, психологич. и физиологич. аспектах. Таким «полифоническим» произв. явился 5-томный роман «Круг молодых» (1971) — эпич. повествование о духовных исканиях япон. интеллигенции 20 в. Большое место в творчестве писателей «послевоенной группы» занимает тема 2-й мировой войны. Повесть «Огни в поле» (1951) Оока Сёхэй (р. 1909) о моральном вырождении япон. солдат написана на основе жизненного опыта писателя в годы войны на Филиппинских о-вах. Все усилия героя повести сохранить человеческий облик напрасны, война — это превращение человека в зверя. Иначе подошел к этой теме Умэдзаки Харуо. Изображая ужасы войны, писатель стремился увидеть и там ничем не истребимую человечность: рассказы «Сакурадзима» (1946), «На краю дня» (1947). Один из видных писателей «послевоенной группы» — Хотта Ёсиэ, автор романа «Одиночество площади» (1951) о послевоен. японской интеллигенции, ее тревогах перед лицом наступающей реакции.

Противопоставив себя традиц. лит-ре, часть писателей «послевоенной группы» обратилась к творч. приемам зап. модернизма. В поисках худож. средств для изображения «человека современности» Накамура Синъитиро прибегает к психоаналитич. методу, заимствованному у М. Пруста. В повести «В тени смерти» (1947) он воссоздает жизнь путем отрывочных воспоминаний одинокого старого мужчины об ушедшем детстве. Метод «потока сознания» (см. «Потока сознания» литература) характерен и для его повестей «Дочери Сиона» (1948), «Родник любви» (1962) и др. Воздействие экзистенциализма испытал Сийна Риндзо, к-рый, отказавшись от ранних увлечений социализмом, приходит к религии: романы «Вечное предисловие» (1948), «Пока не придет этот день» (1949), «Случайная встреча» (1952). Экспериментальные романы «Огненная птица» (1949—53), «Наруми Сэнкити» (1950) Ито Сэй (Хитоси; р. 1905), писателя довоен. поколения, также отмечены сильным влиянием Дж. Джойса и М. Пруста.

Широкое распространение в послевоен. Японии получила т. н. «литература плоти», открыто проповедующая культ жестокости и секса. Тамура Ясудзиро (р. 1911) заявляет: «Теперь мы ни во что не верим, кроме собственной плоти. Только во плоти — истина» (ст. «Плоть — это человек», 1947). В повести «Врата плоти» (1947) он выступает с призывом к «сексуальной революции». Повесть «Солнечный сезон» (1955) Исихара Синтаро (р. 1932) граничит с порнографией. В романе «Сцены из жизни леди Юки» (1950) Фунабаси Сэйити (р. 1904) погружается в исследование изощренной эротики. В романе «Скорпион» (1963) Курахаси Юмико (р. 1935) занимается «полным изучением» сексуальных отклонений. Декадентским и модернистским течениям послевоен. Я. л. противостоят писатели демократич. направления и критич. реализма. Острые социальные

1115

проблемы совр. Японии нашли отражение в реалистич. романах «Условие человеческого существования» (1958) и «Война и люди» (1965—74) Гомикава Дзюмпэй (р. 1916), «Тростник под ветром» (1949—51) и «Стена человеческая» (1958) Исикава Тацудзо (р. 1905). Хиросимской трагедии посв. рассказы Хара Тамики (1905—51) «Летние цветы» (1947), «Прелюдия к разгрому» (1949), сб. «Стихи об атомной бомбе» (1951) Тогэ Санкити (1917—53), повесть «Человеческие лохмотья» (1951) Ота Ёко (1906—63), романы «Посев дьявола» (1953) Агава Хироюки (р. 1920), «Черный дождь» (1960) Ибусэ Масудзи (р. 1898), «Комья земли» (1963) Иноуэ Мицухару (р. 1926), «Суд» (1963) Хотта Ёсиэ. Совр. Я. л. развивается во взаимодействии и отталкивании реалистич. и модернистских тенденций. Но эта противоположность реализма и модернизма не означает их взаимной изоляции: нередко они находятся в сложном взаимодействии в творчестве одного писателя, напр. Абэ Кобо. Сила и острота социально-критич. анализа, глубина философ. размышлений, составляющие серьезное достоинство его творчества, сопряжены и с нек-рыми потерями (романы «Женщина в песках», 1963; «Чужое лицо», 1964).

Большое развитие в послевоен. Я. л. получает жанр науч. фантастики и детективных романов. К числу известных писателей-фантастов относится Комацу Сакё (р. 1931) — автор повестей «Японское племя аппачи» (1964), «Продается Япония» (1969). Детективные романы Мацумото Сэйтё (р. 1909) насыщены социальной критикой: «Черная библия» (1959), «Подводное течение» (1961). В 60-х гг. громко заявили о себе молодые писатели, выросшие в условиях послевоен. лет. В центре большинства романов Оэ Кэндзабуро (р. 1935) — судьбы молодого человека в послевоен. Японии: «Семнадцатилетний» (1961), «Опоздавшая молодежь» (1962), «Крик» (1963). Повествуя об утраченных иллюзиях верноподданного юноши, опоздавшего на войну и переживающего острое разочарование в обыденности послевоен. жизни, писатель противопоставляет «социальному» человеку «сексуального» человека, не скованного никакими моральными обязанностями. В романе «Личный опыт» (1964) Оэ Кэндзабуро ищет иные пути решения вопроса. Герой-эгоцентрист задумывается над проблемой долга и приходит к убеждению, что человек не имеет морального права отказываться от своих обязанностей. Тема отчуждения совр. человека в собственнич. мире занимает гл. место в творчестве Кайко Такэси (р. 1930): романы «Японская трехгрошовая опера» (1959), «Потомки Робинзона» (1960).

Послевоен. демократич. поэзию представляют поэты, объединившиеся вокруг Об-ва новой япон. лит-ры. Наиболее известны кн. стихов Цубои Сигэдзи (р. 1898) «Плоды» (1946), Канэко Мицухару «Человеческая трагедия» (1953), Окамото Дзюн (р. 1901) «Мост» (1955). В послевоен. годы возрождаются различные поэтич. группировки модернистского направления. В 1947 создана «Группа японского футуризма» во главе с Китагава Фуюхико. Послевоен. модернистская поэзия представлена творчеством Нисиваки Дзюндзабуро (р. 1894), Мурано Сиро (р. 1901). В 50-х гг. в япон. поэзии возникает экзистенциалистское течение, представленное поэтами общества «Пустыня» — Аюкава Нобуо (р. 1919), Накагири Масао (р. 1919), Миёси Тоёитиро (р. 1920). Модернистской поэзии противостояли демократически настроенные поэты, образовавшие в 1952 об-во «Архипелаг», в к-рое вошли Андо Цугуо (р. 1919), автор кн. стихов «Орхидея», а также Сэкинэ Хироси (р. 1920), Хасэгава Рюсэй (р. 1928) и др. Заметным явлением в развитии демократич. поэзии 60-х гг. было создание «Конгресса поэтов Японии» (1962), в к-ром ведущее положение занимают молодые прогрес. поэты Дои Дайскэ (р. 1927), Акаги Сабуро, Кудокура Сатоси.

1116

Наряду с совр. стихом продолжают развиваться традиц. формы танка и хокку. К наиболее известным поэтам жанра танка относятся Цутия Буммэй (р. 1890), Токи Дзэммаро (р. 1885), а жанра хокку — Эномото Фуюитиро (р. 1907), Хасимото Такако (1899—1963) и др.

Появление сразу же после войны многочисл. театральных коллективов («Токиё гэйдзюцудза», «Хайюдза», «Бунгакудза», «Мингэй» и др.), возглавляемых видными представителями довоен. япон. нового театра — Мураяма Томоёси, Кубо Сокаэ, Сэнда Корэя, Хидзиката Ёси и др., способствовало развитию совр. драматургии. К числу наиболее известных драматургов относится Киносита Дзюндзи (р. 1914), пьесы к-рого отличаются реалистичностью, органич. связью с традициями нар. театра. «Журавлиные перья» (1949), «Сказ о Хикоити» написаны по мотивам япон. нар. сказаний. Ему принадлежат сатирич. пьеса «Успение лягушки» (1951) и пьесы, насыщенные социальной проблематикой: «Японец по имени Отто» (1962), «Зимнее время» (1964). В лирич. пьесе Като Митио (1918—58) «Красавица Наётакэ» (1948), сюжет к-рой взят из старинной легенды «Повесть о старике Такэтори», содержится протест против военщины. Широкой популярностью пользуются пьесы Танака Тикао (р. 1905) «Голова девы Марии» (1959) и Хотта Киёси «Остров» (1957), посв. трагедии атомной катастрофы. Драматургия Абэ Кобо отличается своеобразием восприятия бурж. действительности и сатирич. стилем: «Призрак среди нас» (1958), «Мужчина, превратившийся в дубинку» (1969). Среди совр. драматургов Японии выделяются также Кояма Юси (р. 1906) — автор бытовых драм «Бал для двоих» (1956), «Желтые волны» (1961), Охаси Киити (р. 1917) — «Тайфун» (1963). С милитаризацией япон. культуры связано появление пьесы Мисима Юкио «Мой друг Гитлер» (1968).

На совр. этапе развития новой драмы в Японии характерно обращение драматургов к богатому наследию нац. театральной культуры, стремление к органич. синтезу элементов традиц. и европ. культур. Примечательна в этом отношении пьеса Танака Тикао «Скитание» (1964). В этой драме — аллегории о жизни обездоленных большого капиталистич. города автор умело использует приемы традиц. фольклорного театра камисибай («театр картин»).

В острую идеологич. борьбу против реакции весомый вклад вносят писатели, объединившиеся вокруг «Нихонминсюсюги бунгаку домэй» (Об-ва демократич. лит-ры Японии), созданного в 1965. Осн. задачи нового худож. объединения, куда вошли Курахара Корэхито, Симода Сэйдзи, Кубота Сэй, Накадзато Кисё (р. 1936) и др., сводятся к созданию демократич. лит-ры, развивающей худож. наследие япон. пролет. писателей. Революц. борьба рабочего класса, нац.-освободит. движение угнетенных народов, протест нар. масс против милитаризма и монополий, социальное самоутверждение человека — таков осн. круг тем япон. демократич. лит-ры: повести «Песня телеги» (1956) Ямасиро Томоэ (р. 1913), «Море и подъемный кран» (1961) Кубота Сэй (р. 1921), «Японский солдат» (1970) Симода Сэйдзи (р. 1913), «Предание о девушке О-Рин» (1964) Мацуда Кайко (р. 1905), «Недолгий сон» (1969) Накадзато Кисё, «Река без моста» (1970) Сумии Суэ (р. 1902). Обращаясь к таким областям жизни, к-рые позволяют с наибольшей полнотой выразить свое отношение к гл. проблемам современности, прогрес. писатели Японии овладевают методом социалистич. реализма.

Многовековая самобытная Я. л. вызывает глубокий интерес во всем мире, в т. ч. в СССР. В конце 19 — нач. 20 вв. на рус. яз. переведены поэтич. памятники «Манъёсю» и «Кокинвакасю», а также произв. Мацуо Басё,

1117

Тамэнага Сюнсуй и др. Рус.-япон. лит. связи углубились и расширились в сов. время. В 1921 опубл. на рус. яз. повесть «Исэ-моногатари». Вслед за ней изданы «Кодзики», «Хэйкэ-моногатари» и др. В 20—30-е гг. переведены произв. видных япон. писателей 20 в., в т. ч. романы «Женщина» Арисима Такэо, «Нарушенный завет» Симадзаки Тосон, а также повести и романы пролет. писателей Кобаяси Такидзи и Токунага Сунао. В послевоен. период (после 1945) началось более широкое ознакомление сов. читателей с япон. худож. культурой. По данным Всесоюзной книжной палаты, на 1 янв. 1974 в сов. время изданы книги 72 япон. авторов на 25 языках народов СССР тиражом 9 млн. 707 тыс. экз. Много внимания Я. л. уделяет сов. лит-ведение (Н. И. Конрад, А. Е. Глускина, В. С. Гривнин, И. Л. Иоффе, В. В. Логунова, В. Н. Маркова, Е. М. Пинус, Н. И. Фельдман и др.).

Литературная периодика. Первый япон. лит. журнал появился в 70-х гг. 19 в. В 1876—83 писатель Хаттори Бусё издавал «Токио синси» («Новый журнал Токио»). Осн. в 1877 «Дандан тинбун» («Диковинные рассказы») печатал преим. сатирич. произв. С 1878 стал выходить «Ходан дзасси» («Ароматные рассказы»), печатавший легкие развлекат. соч. В «Кокумин-но томо» («Друг народа», 1887—99), стоявшем на общедемократич. позициях, и «Нихондзин» («Японец», 1888—1907), проповедовавшем националистич. идеи, лит. тематика перемежалась с политической. В 1885—89 выходил журн. «Гаракута бунко» («Всякая всячина»), вокруг к-рого объединились писатели консервативного об-ва «Кэнъюся». В конце 19 — нач. 20 вв. в годы движения за новую Я. л. журн. «Бунгакукай» («Литературный мир», 1893—98) и «Мёдзё» («Утренняя звезда», 1900—08) сыграли важную роль в утверждении романтизма. «Васэда бунгаку» («Литературный вестник университета Васэда», 1891—98) уделял внимание публикациям произв. писателей и критиков реалистич. направления; в числе сотрудников — Цубоути Сеё, Симамура Хогэцу. Органом япон. поэтов традиц. жанра хокку стал «Хототогису» («Кукушка», с 1897), в к-ром печатался Масаока Сики. В 1909—13 издавался второй поэтич. журнал япон. романтиков «Субару» («Плеяда»), где сотрудничал Исикава Такубоку. В 1908 осн. «Арараги» («Орхидеи») — журнал поэтов классич. стиха танка. Журн. «Сиракаба» («Белая береза», 1910—23) явился органом одноим. лит. группы, выступавшей против натурализма, за гуманистич. иск-во.

С подъемом пролет. лит. движения в 20—30-х гг. связано появление журналов левого, революц. направления: «Танэмаку хито» («Сеятель», 1921—23), «Бунгэй сэнсэн» («Литературный фронт», 1924—32), «Пурорэтариа гэйдзюцу» («Пролетарское искусство», 1927), «Дзэнъэй» («Авангард», 1928), «Сэнки» («Боевое знамя», 1928—31), «НАПФ» (1930—31) — орган Всеяпон. федерации пролет. иск-ва, «Пурорэтариа бунгаку» («Пролетарская литература», 1932—33) — орган Союза япон. пролет. писателей. В борьбе против прогрес. лит-ры бурж. писатели объединились вокруг журн. «Бунгэй тоси» («Литературный город», 1928—29). В числе модернистских журналов — «Бунгэй дзидай» («Литературная эпоха», 1924—27) — орган япон. неосенсуалистов, «Ака то куро» («Красное и черное», 1923—24) — поэтич. журнал авангардистов, «МАВО» (назв. составлено из начальных букв фамилий участников; 1924—25) — орган экспрессионистов.

В конце 1945 начала возрождаться журн. пресса, дезорганизованная войной. Первый послевоен. лит. журнал — «Синте бунгэй» («Литература нового направления», 1945—46). Вслед за ним появились «Нингэн» («Человек», 1946—51), «Киндай бунгаку» («Современная литература», 1946—64), обществ.-политич. и лит. журн. «Сэкай» («Мир», с 1946) и др. Возобновились старые обществ.-лит. журн. «Тюо корон» («Центральная трибуна», с 1946), «Кайдзо» («Реконструкция», 1946—55). В 1946 осн. «Син нихон бунгаку» («Литература новой Японии»), объединивший прогрес. писателей, борющихся за демократич. лит-ру. С 1965 выходит «Минсю бунгаку» («Демократическая литература») — орган Союза демократич. лит-ры Японии. По данным 1965, в Японии издается 54 лит. журнала; среди них наиболее известны «Синте» («Новое течение», с 1900), «Бунгэй сюндзю» («Литературные времена года», с 1923), «Бунгэй» («Литература и искусство», с 1933), «Бунгакукай» («Литературный мир», с 1933), «Гундзо» («Групповой портрет», с 1946). Выходят спец. журналы, публикующие стихи поэтов традиц. жанра: «Дзиммин танка» («Народная танка», с 1946), «Хокку гэйдзюцу» («Искусство хокку», с 1948). Вопросам теории и истории лит-ры посвящены «Кокуго то кокубунгаку» («Японский язык и литература», с 1924), «Бунгаку» («Литература», с 1933), «Кокубунгаку кайсяку то кансё» («Японская литература. Разборы и оценки», с 1936). Ежемесячный теоретич. журнал Коммунистич. партии Японии «Бунка хёрон» («Вопросы культуры», с 1962) уделяет большое внимание проблемам идеологии и лит-ры.

Лит.: Антологии и сборники. Ад. Сб. рассказов япон. пролетарских писателей, М. — Л., 1929; Япон. революц. лит-ра, М. — Л., 1934; Япон. поэзия, сост. А. Е. Глускина, В. Н. Маркова, М., 1956; Япон. повести. Сб. произв. прогрес. япон. писателей, М., 1957; Япон. новелла (1945—61), сост. В. Логунова,

1118

Р. Ким, П. Петров, М., 1961; Япон. новелла (1960—70), сост. К. Рехо, М., 1972.

Литература до 70-х гг. 19 в. Астон В. Г., История япон. лит-ры, Владивосток, 1904; Елисеев С. Г., Япон. лит-ра, в сб.: Лит-ра Востока, П., 1921; Конрад Н. И., Япон. лит-ра в образцах и очерках, Л., 1927; его же, Япон. лит-ра. От «Кодзики» до Токутоми, М., 1974; Восток, сб. 1, Лит-ра Китая и Японии, М., 1935; Григорьева Т., Логунова В., Япон. лит-ра. Краткий очерк, М., 1964; Япон. лит-ра, в кн.: Лит-ра Востока в средние века, ч. 1, М., 1970.

Литература с 70-х гг. 19 в. Глускина А. Е., Логунова В. В., Очерки истории совр. япон. демократич. лит-ры, М. — Л., 1955; Логунова В. В., Писатели и время. Реализм и модернизм в япон. лит-ре, М., 1961; Курахара К., Статьи о совр. япон. лит-ре, М., 1959; Япон. лит-ра. Исследования и материалы, М., 1959; История совр. япон. лит-ры, М., 1961; Рехо К., М. Горький и япон. лит-ра, М., 1965; его же, От демократич. лит-ры к социалистич. реализму, «ВЛ», 1974, № 9; Театр и драматургия Японии, М., 1965; Конрад Н., Запад и Восток, М., 1966; его же, Очерки япон. лит-ры, М., 1973; Мамонов А. И., Свободный стих в япон. поэзии, М., 1971; Иванова Г. Д., «Дело об оскорблении трона». Демократич. движение в Японии девятисотых годов, его герои и лит-ра, М., 1972; Киоко Сато, Совр. драматич. театр Японии. Очерки, М., 1973; Янагида Идзуми, Мэйдзи бунгаку, Токио, 1938; Ара Масахито, Сёва бунгаку дзюнико, Токио, 1950; Сайго Нобуцуна, Нихон бунгаку-но хохо, Токио, 1955; Хирано Кэн, Гэндай нихон бунгаку нюмон, Токио, 1955; Ёсида Сэйити, Сидзэнсюги кэнкю, т. 1—2, Токио, 1956; Кубота Цурудзиро, Нихон Киндай бунгаку ситёси, Токио, 1956—57; Кодза. Нихон киндай бунгаку си, т. 1—5, Токио. 1956—57; Накамура Мицуо, Сакка ронсю, т. 1—3, Токио, 1957; Сэнума Сигэки, Сэнго бунгаку-но доко, Токио, 1966; Хонда Сюго, Моногатари сэнго бунгаку си, Токио, 1966; Kimura Ki (comp.), Japanese literature: Manners and customs in the Meiji — Taisho Era, Tokyo, 1957; Japan. Its land, people and culture, Tokyo, 1958; Keene Donald, Modern Japanese poetry: an essay, Michigan, 1964; Shea G. T., Leftwing literature in Japan; a brief history of the proletarian literary movement, Tokyo, 1964; Ueda Makoto, Literary and art theories in Japan, Cleveland, 1967; Janeira A. M., Japanese and Western literature. A comparative study, Tokyo, 1970.

В. Н. Горегляд (лит-ра до 70-х гг. 19 в., библиография);
К. Рехо (лит-ра с 70-х гг. 19 в., лит. периодика, библиография).


просмотров: 59
Search Results from Ebay.US* DE* FR* UK
The Legend of Zelda: Art and Artifacts by Nintendo (2017, Hardcover)

$7.99
End Date: Friday Aug-18-2017 17:47:36 PDT
Buy It Now for only: $7.99
|
NEW !! After Alice by Gregory Maguire (2015) 1st edition Hardcover

$9.99
End Date: Thursday Aug-10-2017 4:54:57 PDT
Buy It Now for only: $9.99
|
The Bazaar of Bad Dreams by Stephen King (2015, Hardcover) New

$8.99
End Date: Tuesday Aug-8-2017 7:42:33 PDT
Buy It Now for only: $8.99
|
Clive Barker: The Scarlet Gospels (Hardcover, 1st Edition) ~ NEW Horror Fiction!

$10.85
End Date: Monday Aug-14-2017 2:10:12 PDT
Buy It Now for only: $10.85
|
IN THE SKIN OF A MONSTER - BARKER, KATHRYN - NEW PAPERBACK BOOK

$9.99 (0 Bids)
End Date: Sunday Jul-23-2017 16:22:07 PDT
Buy It Now for only: $39.99
| |
Lot of 6 The Last Apprentice HC #2 3 4 5 6 7 Books Joseph Delaney 2-7

$0.99 (0 Bids)
End Date: Sunday Jul-23-2017 16:22:39 PDT
|
Doctor Who: The Feast of the Drowned by Stephen Cole (2006, Hardcover)

$7.66
End Date: Thursday Aug-10-2017 18:14:19 PDT
Buy It Now for only: $7.66
|
End of Watch: A Novel (The Bill Hodges Trilogy), King, Stephen Book

$12.50 (4 Bids)
End Date: Sunday Jul-23-2017 16:22:29 PDT
|
Search Results from «Озон» Художественная литература, новинки.
 
Дмитрий Глуховский Текст
Текст
"Текст" - это психотриллер и криминальная драма, нуар и книга об отношениях отцов и детей, история о невозможной любви и бесполезном возмездии. Действие разворачивается в сегодняшней Москве и ее пригородах.
Телефон - это резервное хранилище нашей души. В нем самые яркие наши воспоминания, фотографии смеха и наше видео о том, как мы пытаемся почувствовать счастье. В почте - письма от матери и вся подноготная нашей работы. В истории браузеров - все, что нам интересно на самом деле. В чатах - признания в любви и прощания. В нем снимки наших соблазнов и свидетельства грехов, слезы и обиды. Такое время. Картинки. Текст.
Телефон - это и есть я. И тот, кто получит мой телефон, может стать мной - для всех остальных. И они даже ничего не заметят - а когда заметят, будет уже слишком поздно. Для нас всех.                                   

"Текст" - скорее, психологический триллер. Но в нём есть и драма, и криминальная интрига, и надрывные отношения между детьми и родителями и между мужчинами и женщинами, и неразрешённые противоречия между живыми и мёртвыми. Не ждите плоского детектива: это не просто игра в загадки. 
Дмитрий Глуховский (газета Metro, апрель 2017) 

...

Цена:
699 руб

Грегори Дэвид Робертс Шантарам. В 2 томах (комплект из 2 книг) Shantaram
Шантарам. В 2 томах (комплект из 2 книг)
Представляем читателю один из самых поразительных романов начала XXI века. Эта преломленная в художественной форме исповедь человека, который сумел выбраться из бездны и уцелеть, протаранила все списки бестселлеров и заслужила восторженные сравнения с произведениями лучших писателей Нового времени, от Мелвилла до Хемингуэя. Подобно автору, герой этого романа много лет скрывался от закона. Лишенный после развода с женой родительских прав, он пристрастился к наркотикам, совершил ряд ограблений и был приговорен австралийским судом к девятнадцати годам заключения. Бежав на второй год из тюрьмы строгого режима, он добрался до Бомбея, где был фальшивомонетчиком и контрабандистом, торговал оружием и участвовал в разборках индийской мафии, а также нашел свою настоящую любовь, чтобы вновь потерять ее, чтобы снова найти......

Цена:
329 руб

Александр Балунов Король и Шут. Бесконечная история
Король и Шут. Бесконечная история
Продолжение суперпопулярной книги "Король и Шут. Между Купчино и Ржевкой..."
Уникальные фотографии из архива группы

Эта книга о веселой и удивительной истории о любви и дружбе, случившейся со всеми, кто когда-либо прикасался к доброй сказке под названием "Король и Шут".
Вторая книга Александра "Балу" Балунова, одного из основателей группы, не содержит энциклопедических данных и серьезных исследований о группе. В ней автор, наоборот, постарался рассказать множество правдивых историй про себя и своих друзей, а потом и друзей попросил сделать то же самое. Ведь за годы существования группы таких веселых историй скопилось немало и хватило на целую книгу! В книге принимали участие Андрей "Князь" Князев, Татьяна Ивановна Горшенева, Оля Горшенева, Маша Нефедова и другие. А цветные фотографии из архивов группы гармонично дополнили эти жизненные страницы красками.

...

Цена:
699 руб

Маркус Зусак Книжный вор The Book Thief
Книжный вор
Январь 1939 года. Германия. Страна, затаившая дыхание. Никогда еще у смерти не было столько работы. И будет еще больше. Мать везет девятилетнюю Лизель Мемингер и ее младшего брата к приемным родителям под Мюнхен, потому что их отца больше нет - его унесло дыханием чужого и странного слова "коммунист", и в глазах матери девочка видит страх перед такой же судьбой. В дороге смерть навещает мальчика и впервые замечает Лизель. Так девочка оказывается на Химмель-штрассе - Небесной улице. Кто бы ни придумал это название, у него имелось здоровое чувство юмора. Не то чтобы там была сущая преисподняя. Нет. Но и никак не рай. "Книжный вор" - недлинная история, в которой, среди прочего, говорится: об одной девочке; о разных словах; об аккордеонисте; о разных фанатичных немцах; о еврейском драчуне; и о множестве краж. Это книга о силе слов и способности книг вскармливать душу....

Цена:
155 руб

Дж. К. Роулинг, Джон Тиффани и Джек Торн Гарри Поттер и проклятое дитя. Части 1 и 2. Специальное репетиционное издание сценария
Гарри Поттер и проклятое дитя. Части 1 и 2. Специальное репетиционное издание сценария
Прошло девятнадцать лет...
Быть Гарри Поттером всегда непросто. Вот и сейчас ему, сверх меры загруженному работой в Министерстве Магии, мужу и отцу троих детей школьного возраста, приходится нелегко. И пока Гарри пытается бороться с прошлым, которое в прошлом оставаться совсем не хочет, его младший сын Альбус сражается с грузом семейного наследия, которое ему никогда не нравилось. Прошлое и настоящее зловеще переплетаются, а отцу и сыну становится очевидной нелегкая истина: мрак подчас приходит из самых неожиданных мест.
Пьеса Джека Торна "Гарри Поттер и проклятое дитя" создана на основе новой истории от Дж.К.Роулинг, Джона Тиффани и Джека Торна. Это восьмая история о Гарри Поттере и первая официальная сценическая постановка. Специальное репетиционное издание сценария - продолжение путешествия Гарри Поттера, его друзей и семьи - вышло одновременно с премьерой пьесы в лондонском Вест-Энде 30 июля 2016 года и сразу же стало бестселлером. Продюсеры сценической постановки "Гарри Поттер и проклятое дитя" компании Sonia Friedman Productions, Colin Calender и Harry Potter Theatrical Productions....

Цена:
459 руб

Стивен Кинг Оно It
Оно
В маленьком провинциальном городке Дерри много лет назад семерым подросткам пришлось столкнуться с кромешным ужасом - живым воплощением ада.
Прошли годы... Подростки повзрослели, и ничто, казалось, не предвещало новой беды. Но кошмар прошлого вернулся, неведомая сила повлекла семерых друзей назад, в новую битву со Злом. Ибо в Дерри опять льется, кровь и бесследно исчезают люди. Ибо вернулось порождение ночного кошмара, настолько невероятное, что даже не имеет имени...

Читайте самый популярный роман С.Кинга в новом переводе без сокращений!...

Цена:
510 руб

Аркадий и Борис Стругацкие Понедельник начинается в субботу
Понедельник начинается в субботу
"Понедельник начинается в субботу. Сказка для научных работников младшего возраста" - под таким заголовком в 1965 году вышла книга, которой зачитывались и продолжают зачитываться все новые и новые поколения. Герои ее, сотрудники НИИЧАВО - Научно-исследовательского института Чародейства и Волшебства, - маги и магистры, молодые энтузиасты, горящие желанием познать мир и преобразовать его наилучшим образом. На этом пути их ждет множество удивительных приключений и поразительных открытий. Машина времени и изба на курьих ножках, выращивание искусственного человека и усмирение выпущенного из бутылки джинна - читатель не заскучает!...

Цена:
135 руб

Кэнфилд Джек; Хансен Марк Виктор; Хоуторн Дженнифер Рид; Шимофф Марси Куриный бульон для души. 101 история о женщинах
Куриный бульон для души. 101 история о женщинах
Удивительная коллекция вдохновляющих историй от женщин. Как они любят и как переживают потери, как жертвуют многим ради семьи и сколько радости получают взамен, как они стареют и сталкиваются с болезнями и как они прекрасны и сильны. 
Стейси родилась не такой, как все, но получила от жизни все, что хотела. Какие три секрета счастья поддерживали мать-одиночку в самые трудные времена? Джоан пережила в детстве насилие и начала "заедать" внутреннюю боль. Анджела кардинально изменила жизнь, научившись говорить "нет". 1716 писем понадобилось Луизе, прежде чем соединиться с любимым...
Эти и другие 96 историй тронут ваше сердце, заставят смеяться, плакать и снова влюбиться в жизнь....

Цена:
204 руб

Трумен Капоте Хладнокровное убийство
Хладнокровное убийство
Трумен Капоте, автор таких бестселлеров, как «Завтрак у Тиффани» (повесть, прославленная в 1961 году экранизацией с Одри Хепберн в главной роли), «Голоса травы», «Другие голоса, другие комнаты», «Призраки в солнечном свете» и другие, входит в число крупнейших американских прозаиков XX века. Самым значительным произведением Капоте многие считают роман «Хладнокровное убийство», основанный на истории реального преступления и раскрывающий природу насилия как сложного социального и психологического феномена. Книга Капоте, мгновенно ставшая бестселлером, породила особый жанр «романа-репортажа» и открыла путь прозе Нормана Мейлера и Тома Вулфа. Взвешенность и непредубежденность авторской позиции, блестящая выверенность стиля, полифоничность изображения сделали роман Капоте образцом документально-художественной литературы; в списке 100 лучших книг XX века по версии газеты The Guardian «Хладнокровное убийство» заняло 84-ю позицию. Одноименная экранизация Ричарда Брукса, выпущенная сразу после публикации романа Капоте, была номинирована на четыре «Оскара»....

Цена:
360 руб

Анджей Сапковский Час Презрения Gras Pogardy
Час Презрения
Ведьмак - это мастер меча и мэтр волшебства, ведущий непрерывную войну с кровожадными монстрами, которые угрожают покою сказочной страны.
"Ведьмак" - это мир на острие меча, ошеломляющее действие, незабываемые ситуации, великолепные боевые сцены....

Цена:
226 руб

2008 Copyright © BookPoster.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс.Метрика Яндекс цитирования