Общее языкознание, вопросы языкознания
Русская риторика

Русская риторика  

 

ПЛАН

1. Введение

2. Из истории русской риторики

3. Риторика на Руси до 17 века

4. Заключение

5.Список литературы  

 

Введение

Повышение речевой эрудиции один из основных путей формирования хорошего лектора. Им невозможно стать, не овладев основами риторики науки об убедительной и оптимальной речи. Всякая наука имеет свою историю, без знания которой бесполезно рассчитывать на успех, тем более в таком сложном деле как ораторское и искусство.

До недавнего времени нам были более или менее известны труды античных риторов основоположников теории красноречия Аристотеля, Цицерона, Квинтилиана.

Важность изучения риторики становиться в наши дни все более очевидной. Старинная наука возрождается, растет всеобщий интерес к ней, все хотят знать, как научиться ораторскому мастерству, умению говорить публично. По-другому, кажется сейчас, и быть не могло: все эпохи социальных обновлений всегда влекут за собой преобразования в теории риторики, поскольку новая общественно речевая практика требует обобщения, научных размышлений и ждет рекомендаций от ученых.

  Из истории русской риторики

Если рассматривать историю русской риторики, то эта связь революционно общественных преобразований с теориями публичного красноречия можно увидеть на всех этапах нашей государственной истории. После сложного для Руси Сметного времени, эпохи междуцарствования в начале 17 века, избрания нового царя (Михаила Федоровича Романова в 1613 году) и возвращения к мирной жизни естественным было требование развивать словесные науки. В 1616 году в Троицкий монастырь посылается грамота с побуждением к поиску монахов, которые "грамматику и риторию умеют", и, видимо, именно в это время создается первая русская риторика.

Эпоха петровских преобразований вызывает к жизни серию блестящих руководств по ораторскому искусству наиболее популярные из которых: "О силе риторичей" Софрония Лихуда, основателя и преподавателя Славяно-греко-латинской академии в 1698 году, "Риторика" Михаила Усачева (конец 17 века) , "Наука проповедей" Андрея Белобоцкого начала 18 века и др. Эти учебники риторики переписывались и сохранились сейчас в наших архивах во множестве списках, являясь образцами школьного преподавания риторики. К сожалению, они до сих пор не изданы и мало изучены.

Кроме риторик на русском языке, которые расходились в большом количестве списков, существовали также латинские риторики, поскольку традиционным языком преподавания наук был латинский. Каждый учитель риторики в духовной академии должен был знать свой курс, рукописью которого могли бы пользоваться ученики, поэтому отделы рукописей в Москве, Киеве, Ленинграде хранят множество рукописных учебников. Ученики же тренировались в составлении поздравительных речей (ораций) , писали проповеди. Вот, например, какие темы предлагались ученикам в Славяно-греко-латинской академии: "О принятии учения", "В похвалу философии", "О добродетели", "О разуме и чувствах" и т.д.

До Ломоносова все учебники и материалы по риторике были рукописными, и его "Краткое руководство к красноречию" 1747 года стала и первым печатным учебником, и первым фундаментальным научным трудом, переработавшим предшествующие сочинения и предложившим стиль риторических описаний в России не только 18 веку, но векам последующим.

Временем расцвета русской риторики следует считать 1 половину 19 века, и особенно период после войны 1812 года, кода подъем общественных и патриотических настроений побуждал к развитию словесных наук, и, прежде всего, риторики, которая как описывала общие правила создания сочинений (общая риторика) , так и представляла правила отдельных видов и родов словесности (частная риторика) .

Вторую половину 19 века можно назвать временем постепенного упадка риторики как науки о прозе (деловой, научной, ораторской) . Русская филологическая мысль все больше поворачивалась в сторону изучения художественной литературы и поэтических форм речи. Эволюция курсов теории словесности начиная с 1850 до 1917 года заключается в постепенном изгнании из школы всего связанного с прозаически деловыми, научными, ораторскими видами речи и в обращении к поэтическим и эстетическим видам речи, когда при изучении языку и литературе используются только художественные тексты. К 20 годам нашего столетия этот процесс завершился вполне, и даже несмотря на революционное переустройство общества, в школе по-прежнему проходили язык "литературных героев" и "узнавали жизнь в романе".

Плоды такого образования мы пожинаем доселе, когда видим, что наши школьники (а вследствие этого и взрослые) слабо подготовлены в бытовой речи, не знают правил речевого этикета, не владеют правилами документации, основами ораторского искусства, не могут выступить на собрании и т.д. (между тем на каждом уроке они занимаются "рассказом", "диалогом", "убеждением" учителя в своих знаниях) , зато их сразу пытаются обучать толковать об образах, идеях, эстетике художественного произведения, на воображаемом материале научить говорить о предметах серьезных и жизненно необходимых.

Между тем именно в послеоктябрьский период ясно наблюдаются попытки возродить риторику, как учение о прозе, теорию ораторского искусства. И это закономерно: социальные изменения рождают новые формы речи так, Октябрьская революция увеличила объем совещательной речи (классический термин риторики для обозначения дискуссионной речи в собрании, на форуме с целью решения государственных вопросов) , а с развитием средств массовой информации и пропаганды потребовалось дать конкретные рекомендации к введению речи в этих сферах общения. Это и было понятно многим филологам, разработавшим проблемы речи, публичного выступления.

Сравним: что характерно для времен так называемого общественного застоя? Прежде всего отсутствие подлинной публичной речи и интереса к ее разработке. Она оказывается как бы и не нужна, и общество продолжает пользоваться теми выработанными в эпохи "подъема" рекомендациями, которые зафиксированы в наиболее авторитетных учебниках риторики, нормализующих прозаическую речь. Правда, многие положительные идеи прошлого, воспринятые догматически, могут не только не реализоваться, но и прямо искажаться. Сказанное только общая схема, а жизнь куда богаче всяких схем. Но не ее ли реализацией является тот факт, что весь длительный период царствования "тишайшего царя Алексея Михайловича" на Руси пользуются "Риторикой" 1620 года? Что после петровского расцвета русских рукописных риторик (1690-1710 гг.) наступает период подражания стилю речи, созданному этими руководствами? После "Риторики" М. В. Ломоносова период если не риторического застоя, то риторического равновесия (вся 2 половина 18 века) . То же самое повторяется и во 2 половине 19 века с ее периодами реакции и попыток затормозить развитие общественной мысли, результатом чего было и падение интереса к риторике как искусству прозаической ораторской речи.

Наконец, приходится констатировать, что активизация сталинских репрессий в 30-е годы не могла не повлечь за собой свертывание общественно-публичных форм речи и, как следствие этого, отсутствие разработок риторической речи. Хотя в 1930 году профессор, впоследствии академик Виноградов писал о необходимости изучения принципов построения, на которых основано языковое внушение, убеждение слушателя (как бы в соответствии с "общей риторикой" начала 19 века) .

В настоящее время приходится констатировать факт в нашей отсталости в развитии риторики по сравнению с другими цивилизованными странами, например, США, Японией, Францией, где разработка проблем речевого убеждения, словесной культуры, "языкового существования", нормализации прозаической речи оказалась прямо связанной с дальнейшим общественным и экономическим прогрессом. Очевиден сейчас и большой интерес к вопросам риторики и ораторского мастерства, о чем говорит не только рост числа публикаций, но и последовательно ведущиеся в наиболее крупных научных организациях разработки по проблемам риторического мастерства и культуры речи (отдел культуры речи в Институте русского языка под руководством профессора Ширяева, кафедра общего языкознания МГУ им. Ломоносова группа ученых под руководством профессора Рождественского, комиссия по лекторскому мастерству Всероссийского общества "Знание" и др.) . Добавим сюда регулярно проводимые конференции, занятия по риторике с руководителями предприятий и министерств с лекторами-пропагандистами в областных организациях общества "Знание", курса риторики МГУ, МГИМО, МВТУ и т.д., наконец, возросший интерес средств массовой информации к проблемам риторики, языкового мастерства, нормализации речи. Картина разворачивающейся работы, как кажется, будет достаточно внушительной.

И тем не менее мы находимся только в начале пути, ведущего к возрождению риторической традиции и построению новой российской риторики. Об этом говорит хотя бы отсутствие фундаментальных исследований по истории русской риторики. А, естественно, чтобы не "изобретать велосипед", мы должны внимательно проработать то, что сделано нашими предшественниками, которые поражают нас не только богатством мыслей, великолепием и своеобразием стиля, мы чувствуем с ними кровную историческую связь, даже не зная их, можно не сомневаться в том, что в нас заложен этот риторический "ген", а незнание своего родства было бы постыдным.

  Риторика на Руси до 17 века

Слово "риторика" ассоциируется с понятиями "многоречивость", "пустословие", "краснобайство", попытками при помощи красивой речи увести аудиторию от правильного освещения действительности. В тоже время у каждого ученого, педагога, пропагандиста, просто учителя не может быть затаенной симпатии к словам "риторика", "красноречие", потому что именно средствами хорошей и правильной речи люди добиваются успеха, вовремя найденным и умело сказанным словом разрешаются жизненные проблемы и противоречия, начинаются и сопровождаются все хорошие дела.

Значит, чтобы не быть битым, чтобы не попасть в беду, требуется владение речевым искусством как орудием защиты и достижения определенных интересов.

Античные риторы (античное знание было не только основой средневекового знания в Древней Руси, но продолжает оставаться историческим фундаментом для современной науки) ясно понимали эту двойственную природу речи. Уже Платон доказывал, что риторику как искусство речи часто используют в ложных целях, когда риторы "вместо истины больше предпочитают правдоподобное... силою своего слова они заставляют малое казаться большим, большое малым... по любому поводу у них наготове то сжатые, то беспредельно пространные речи". Но это не только не должно останавливать, а наоборот побуждать к занятиям риторикой: 1. Чтобы уметь опровергнуть, если кто-либо пользуется доказательствами несогласно с истиной; 2. Поскольку с помощью одной и той же особенности мы познаем истину и подобие истины, необходимо учиться тому, чтобы речь служила истине, благу и справедливости.

Едва ли кто из современных ораторов отказался ты от того, чтобы иметь "наготове то сжатые, то беспредельно пространные речи.

Представление о риторике на Руси имеют, конечно, историческим источником греко-латино-византийскую культуру. И дело не просто в ссылке на конкретных авторов, но в том, что сущность предмета риторики как научной и педагогической дисциплины перешла в средневековые руководства от античных философов, риторов и педагогов.

Сведения о риторике на Руси до 17 века очень скудны, по крайней мере, нет данных о наличии учебников по риторике. Там не менее можно говорить о существовании практической риторики как искусства владения убеждающим и действенным словом. Эту практическую риторику приходится реконструировать исходя из анализа тех сочинений, которые дошли до нас как наиболее авторитетные. Через анализ ораторики Древней Руси можно увидеть богатство приемов, которыми пользовались говорящие. Многие сочинения, касающиеся практического бытового поведения, относятся к правилам речи и показывают общую стилистику общения и стиль обращения со словом, характерные для наших предков.

Впрочем, отсутствие учебников риторики еще не говорит о незнании самой науки скорее напротив, начиная с 11 века встречаются слова ритор, ритория, ветий (оратор) , ветийство, глаголание, и это показывает, что вопросы правил построения речи и обучения ритории не могли не ставиться, что существовал определенный стиль преклонения перед могуществом и силой слова. Стиль этот во многом связан с проникновением на Русь христианства и его книжной культуры.

Риторические знания входили на Русь вместе с сочинениями христианско-византийской учености. Риторика в Древней Руси рассматривалась как высшая наука, приезжие ученые греки восхвалялись не только за знания грамматического, но и риторического художества. Ораторская практика в Древней Руси показывает прекрасную риторическую подготовку, сведения о которой пока крайне скудны. Один из способов сбора этих сведения реконструкция риторико-педагогичекской теории обучения речи из риторической практики произнесения речей и писания сочинений. Так, "Слово в новую неделю после пасхи" К. Туровского построена по строгим законам красноречия, которые выводятся из анализа произведения. Прежде всего, весь материал "Слова" построен на сквозном сравнении радующейся "церкви Христовой" с окружающей природой, которая пробуждается весной подобно миру, обновленному и преображенному Христом.

Современному исследователю и читателю может показаться чрезмерно сложной метафорика и нагромождение словесных фигур, но с восприятием такого плетения слов хочется, чтобы современный читатель осознал те функции, которые предлагались учителю и ученику, те правила жизненного поведения, которым должно было следовать в соответствии с христианско-этической нормой жизни.

Правила бытового поведения фиксируются и записываюся в различных пословицах и поговорках, изречениях и афоризмах, знакомясь с которыми человек формирует образ своей речи. Чтобы ответить на вопрос: "Каков же был образ речи древнерусского человека? " пришлось бы, видимо, обращаться ко множеству сочинений, поэтому мы ограничим нашу задачу показом фрагмента решения этой проблемы и реконструкции правил речевого поведения и отношения к слову.

Сборники под названием "ПЧЕЛА" содержали множество изречений о житейской мудрости и добродетели почти половина из них могла бы быть отнесена к правилам практической риторики, т.е. нормам речевого поведения, записанным в наставлениях античных и христианских писателей. Например, из кратких афоризмов, рассказов и наставлений выводятся следующие правила: предпочтение говорения слушанию ("Апостол рече: будь всяк человек скор на послушание, а ленив на глодание... ") ; совершенство человека связано с уместностью и правильностью его речевых поступков ("И ели кто словом не согрешает, то свершен есть") ; правильный выбор аудитории или собеседника, запрет на ведение диалога с глупыми людьми ("Саломон рече: во уши безумного ничего же не глаголи, егда похулит твои мудрые словеса") ; осторожность в обращении со словом, слово должно соответствовать делу дело должно быть сопровождаемо скромными словами, слово должно быть правильно; запрет на праздные и пустые слова; учить должно не столько словом, сколько личностью учителя и примером "доброго жития", соответствием мудрых слов хорошим делам ("Уча учи нравам, а не словом; кто словом мудр, а дела его несовершенны, тот хром есть... ") ; человек выявляется и просвещается его речью ("Фотий: Слово подобно зерцалу, как тем образ телесный и личный является, такоже и беседою душевный образ выражается... ") ; речь может содержать опасность для человека, поэтому надо правильно осуществлять выбор собеседника ("Менандр: Уши свои не ко всем преклоняй словам, ибо злое слово злому делу наставник есть... ") ; но слово же может быть благом при правильном обращении с ним ("Слово как благим житьем одевает душу образом... Ласточки тишину проповедуют весеннюю, а мудрые слова беспечалие") ; именно словом человек отличен от прочих животных ("То его знаменье, то же его град, то же его сила, то же оружье, то же и стена... ") .

Любопытно, что очень многие рассуждения христианских писателей, переведенные на древнерусский язык, рекомендовали определенный образ оратора, тип речевого поведения, общения с аудиторией (собеседниками) . Конечно, за такой риторикой стоит определенная философия, в частности, философия "смиренномудрия", которой, как известно, придерживался Андрей Рублев. Вот каковы рекомендации (их вполне можно назвать риторическими) Василия Великого к достижению "смиренномудрия": "Да не будет у тебя софистических прикрас о слове... речей горделивых и решительных, но во всем отсекай величавость. Будь добр с другом, кроток со слугою, непамятозлобив на дерзких, человеколюбив к смиренным, утешай злощастных, посещай болезнующих, совершенно никого не презирай, приветствуй с приятностью, отвечай со светлым лицом, ко всем будь благосклонен, доступен, не пускайся в похвалу самому себе, не вынуждай и других говорить о тебе, прикрывай, сколько можно, свои преимущества, а в грехах сам себя обвиняй и не жди обличения от других. Не будь тяжел в выговорах, обличай не скоро и не со страстным движением, ибо это признак высокомерия; не осуждай за маловажное, как будто сам ты строгий праведник... ".

Это, как сказали бы мы сегодня, программа речевого поведения и одновременно речевого воспитания, ибо рекомендуемые действия имеют отношение или к речи, или к созданию образа говорящего, поскольку называют качества человека, такие как доброта, краткость, не памятозлобивость, человеколюбие, предполагающие определенный тип речи.

Правила речевого поведения в быту также регламентировались: можно не сомневаться в их похожести на современные советы в научно-популярных книгах о вежливости, правилах этикета и т.д. Вот каковы советы женам относительно их поведения: в гости приходить и к себе звать, общаться с кем велит муж; беседовать о рукоделии и домашнем строении (как порядок навести и какое рукоделие как делать) . "Или у себя во дворе, у какой гостьи, услышав добрую пословице: как добрые жены живут, и как порядок наводят, и как дома свои устраивают, и как детей и слуг учат, и как мужей своих слушают, и как с ними советуются, и как повинуются им во всем всему тому прилежно внимать; а чего хорошего не знают, об этом спрашивать вежливо. С такими то добрыми женами пригоже сходиться: не ради еды и пития, а для доброй ради беседы и для науки; да внимать впрок себе, а не пересмеиваться и ни о ком не переговаривать; а спросят, о чем, про кого и когда и начнут ум испытывать, то отвечать: "не ведаю я ничего того, и не слыхала, и не знаю; и сама о ненадобном не спрашиваю, ни о княжнах, ни о боярынях, ни о соседях не пересужаю".

Какой риторический урок можно вывести из "Домостроя"? В нем записана норма бытовой риторики, речевого этикета Древней Руси. Как ни далеко шагнула мировая и отечественная цивилизация, но изначальные формы общения в семье и в быту сохранились и приходится сказать что именно подобных правил и рекомендаций подчас не хватает современному человеку. Кстати, письма на радио в ответ на передачи о риторике показывают, что современный речедеятель подчас ждет той же регламентации, тех же советов.

Показанные правила обращения с речью явились фактически общей и частной риторикой Древней Руси (общей когда мы говорим о правилах, относящихся ко всем видам речи, и частной когда исследуем правила отдельных видов словесности: ораторской, ученой, церковной, бытовой и т.д. прозы) .

  Заключение Надо честно признать, что история отечественной риторики только начинает нам открываться. Попробуем же хотя бы перечислить возможные направления исследований, рукописные и печатные учебники, которые, хотелось бы, чтобы опубликовали.

1. Конечно, 17 век не исчерпывается описанной в этой работе первой русской "Риторикой". Мы почти не затронули преподавание риторики в Киевской духовной академии, в украинских и белорусских братских школах. Между тем известно огромное количество латинских учебников риторики, по которым учились здесь в 17-18 веках.

2. К сожалению, до нас дошло мало работ петровского времени. Но некоторые из них дошли: старообрядческая "Риторика", "Риторика" Михаила Усачева, "О силе риторичестей" Софрония Лихуда, "Книга всекрасного златословия" Козьмы Афоноиверского, "Наука проповедей" и "Книга сия философская" Андрея Белобоцкого и другие.

Огромный интерес представляет анализ "методики" риторического обучения в духовных академиях и старообрядческих общинах в наших отделах рукописей хранится множество сборников с риторическими статьями и школьными, приветственными речами.

3. Ломоносовский период в истории риторики по-настоящему не оценен. Между тем многие идеи М. В. Ломоносова свежи и дают много пищи для размышлений любому человеку, желающему учиться риторике. Несколько замечательных работ конца 18 века (в частности, "Правила высшего красноречия М. М. Сперанского) также ждут своего исследования.

4. Первая половина 19 века дала невиданный взлет риторической мысли. В выдающихся трудах И. И. Рижского, Я. В. Толмачева, А. Ф. Мерзлякова, Н. Ф. Кошанского, К. П. Зеленетского разрабатываются философские и логические основания риторики, вместе с тем дан анализ конкретной общественной языковой практики своего времени.

5. Возвращаясь к ленинским нормам жизни, нам важно соотнести опыт нормирования общественной речи и риторической учебы 20-х годов с современными проблемами обучения лекторскому мастерству. Думается, работы А. В. Миртова, В. Гофмана и других теоретиков ораторского искусства, риторико-педагогический опыт Института живого слова давно ждут своего глубокого осмысления, выдержав проверку временем.

Все эти труды требуют внимательного прочтения, переиздания, научного комментирования, изучения всеми, кто хочет (и должен) научиться правильно и убедительно говорить.

 

    СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. В. И. Аннушкин, Первая русская "риторика", Знание, М.: 1989.

2. В. И. Андреев, Деловая риторика, Народное образование, М.: 1995.

3. А. В. Дудников. Методичка изучения грамматики, Просвещение, М.: 1988.

4. Л. П. Федоренко, Принципы обучения русскому языку, М.: 1973.

5. А. К. Федоров, Трудные вопросы русского языка, М.: 1972.


просмотров: 502
Search Results from Ebay.US* DE* FR* UK
Joyland by Stephen King (2015, Hardcover, Illustrated) HCDJ NEW BOOK

$10.95 (1 Bid)
End Date: Tuesday Jun-27-2017 7:40:22 PDT
|
Lot of 14 Paperbacks from the WILDERNESS SERIES by David Thompson

$54.95
End Date: Tuesday Jul-25-2017 23:32:12 PDT
Buy It Now for only: $54.95
|
The Wise Man's Fear By Patrick Rothfuss - First Edition/1st Printing Hardcover

$59.95
End Date: Wednesday Jul-26-2017 17:07:37 PDT
Buy It Now for only: $59.95
|
Behold the Dreamers by Imbolo Mbue - Hardcover 1st Edition / First Printing

$9.99
End Date: Tuesday Jul-25-2017 13:57:07 PDT
Buy It Now for only: $9.99
|
Search Results from «Озон» Художественная литература, анонсы.
 
Джеффри Гартен От шелка до кремния. 10 лидеров, которые объединили мир
От шелка до кремния. 10 лидеров, которые объединили мир
О книге
История глобализации, самой значимой силы в истории, рассказанная через жизни 10 личностей, изменивших мир.

Это первая книга, в которой глобализация рассматривается через призму личностей, вершивших историю, а не через индустрии или тренды. Джеффри Гартен - экономист и декан факультета в Йеле - рассказывает, кем эти люди были, как они жили, что делали и как их достижения продолжают формировать наш мир. Среди них:

  • Чингисхан, открывший новые торговые пути, основанные на инновационных для его времени коммуникациях, методах управления и транспортировки;

  • Ротшильд, вышедший из еврейского гетто и основавший банк во Франкфурте-на-Майне, положивший начало эпохе глобальных финансов;

  • Сайрус Филд, стоявший у истоков первого трансатлантического телеграфа и глобальных коммуникаций;

  • Маргарет Тетчер, чья подчас неоднозначная политика способствовала развитию свободных рынков и развитию международной экономики;

  • Энди Гроув, беженец из Венгрии, построивший Intel.

    Через истории этих людей Джеффри Гартен ищет ответы на такие важные вопросы, как:

  • Насколько сильно один человек может повлиять на мир?

  • Как прежние глобализационные тренды могут помочь нам с прогнозированием будущего?

    Для кого эта книга
    Для всех, кто интересуется историей и экономикой.

    Цитаты из книги

    История десяти
    Перед вами неизвестная история глобализации. Она рассказывает, как десять великих лидеров сузили и переплели мир. Их удивительные для своего времени достижения до сих пор оказывают влияние на мир.

    Прошлое и будущее
    Мне хочется верить, что опыт и достижения выбранных мной десяти выдающихся личностей прольют свет на некоторые актуальные проблемы, в том числе на будущее самой глобализации в условиях, когда мировая экономика замедляется.

    Чингисхан
    Разъяренный Чингисхан уединился на вершине холма и три дня с непокрытой головой воздавал молитвы Вечному Синему Небу, приговаривая: "Не я зачинщик беды той; даруй мне силу свершить отмщение". Чингисхан свято верил в духов: так он поддерживал моральные силы или даже оправдывал свои действия.

    Энрике Мореплаватель
    Энрике мог быть жестким, расчетливым прагматиком. Однажды он пожертвовал родным братом ради торгового порта, теперь же работорговля стала для него золотой жилой. Большинство клокочущих негодовании? в адрес Энрике забылись на фоне процветания, наступившего с началом работорговли.

    Джон Рокфеллер
    Джон Рокфеллер начал работать в шестнадцать лет помощником бухгалтера. Для него бухгалтерские книги были священны: они не только помогали найти верное решение, выявить мошенничество и оценить успех, но и защищали человека от заблуждении?.

    Они - ежи
    Древнегреческий поэт Архилох изрек мысль: "Лисица знает много разного, еж знает что-то одно, но очень важное". Каждый из героев этой книги был ежом, неустанно продвигавшим одну большую идею. У каждого из них была вера в свое предназначение, которая освещала им путь - день за днем, год за годом вплоть до самого конца.
  • ...

    Коннер А. Харли Квинн. Кн. 3. Поцелуй навылет
    Харли Квинн. Кн. 3. Поцелуй навылет
    Работа психиатром, управление многоквартирным домом с кучей надоедливых жильцов и неугомонных домашних питомцев, турниры по роллер-дерби, попытки наладить личную жизнь — у Харли Квинн почти не остается времени творить добро во благо человечества. Пора передать часть полномочий личной команде помощниц! Но только лучшие заслужат право нести в массы моральные принципы Харли: честь, верность и полное непокорство. Отбор кандидатов обещает быть жестким... и кровавым! Однако это еще не все! В этой книге Харли отправится вызволять из лечебницы Аркхем свою закадычную подругу Ядовитого Плюща, без памяти влюбится в удалого миллионера Брюса Уэйна и научит нас, как надо справлять праздники. Приключения всеми обожаемой сумасбродки в большом городе продолжаются в томе «Харли Квинн. Книга 3: Поцелуй навылет», над которым работали знаменитые сценаристы Аманда Коннер и Джимми Пальмиотти и художники Чед Хардин и Джон Тиммс, а также приглашенные художники Бен Колдуэлл, Дарвин Кук, Брэндт Питерс и другие. В книгу вошли выпуски 14–16, первый ежегодник и спецвыпуски к Рождеству и Дню святого Валентина....

    Тэйлор Т. Injustice. Кн. 2. Боги среди нас. Год первый
    Injustice. Кн. 2. Боги среди нас. Год первый
    Наступила эпоха правления Супермена. Человек из Стали покончил со смертельной угрозой в лице Джокера, но его бесконечная борьба с несправедливостью приобретает все более жесткий характер. Супермен и его могущественные союзники – Чудо-Женщина, Зеленый Фонарь, Флэш, Шазам и Робин – пресекают мировые конфликты в зародыше и наказывают преступников без всякой пощады. Однако Бэтмену не по душе столь агрессивные методы. Темный Рыцарь призывает в союзники героев, готовых противостоять Человеку Будущего. Земля на пороге новой войны. Но на этот раз не по вине политиков. Командовать в ней будут не военные, а на поле брани выйдут не обычные солдаты. Это будет битва супергероев. Битва богов....

    Евгений Карнович Е. П. Карнович. Собрание сочинений в 4 томах (эксклюзивное подарочное издание)
    Е. П. Карнович. Собрание сочинений в 4 томах (эксклюзивное подарочное издание)
    Впервые издается самое полное собрание сочинений Евгения Петровича Карновича - выдающегося русского историка, публициста и прозаика. В четырехтомник вошли все исторические романы и повести писателя, а также лучшие из его исследовательских работ по...

    Глеб Успенский Глеб Успенский. Собрание сочинений в 9 томах (эксклюзивное подарочное издание)
    Глеб Успенский. Собрание сочинений в 9 томах (эксклюзивное подарочное издание)
    Оригинально оформленное подарочное издание. Переплет ручной работы изготовлен из натуральной кожи по старинной европейской технологии XVIII века. Блинтовое и золотое тиснение переплета. Трехсторонний золотой обрез. Каждый том дополняет шелковое ляссе.

    Многочисленные очерки и рассказы Успенского посвящены жизни разных социальных слоев русского народа. Документальный характер произведений, злободневность, реализм, внимание к деталям, запоминающиеся персонажи, великолепное знание народной речи - все это делает очерки и рассказы Глеба Ивановича Успенского ярким литературным явлением конца XIX столетия....

    Константин Бадигин Константин Бадигин. Собрание сочинений в 5 томах (эксклюзивное подарочное издание)
    Константин Бадигин. Собрание сочинений в 5 томах (эксклюзивное подарочное издание)
    Переплет ручной работы изготовлен из натуральной кожи по старинной европейской технологии XVIII века.
    Блинтовое и золотое тиснение переплета.
    Трехсторонний золотой обрез.
    Каждый том дополняет шелковое ляссе....

    Зои Сагг Девушка Online. Статус: свободна Girl Online: Going Solo #3
    Девушка Online. Статус: свободна
    Начало учебного года Пенни встречает в одиночестве: ее бойфренд Ной исчез с радаров, и никто не знает, где он. Девушка решает, что занятия искусством и новые знакомства - лучшее средство, чтобы справиться с хандрой. Она с головой погружается в творчество и много времени уделяет друзьям. Поможет ли это Пенни избавиться от призрака бывшего парня и открыть новую страницу в своей жизни?...

    Лайза Джуэлл Слова, из которых мы сотканы
    Слова, из которых мы сотканы
    Лидия, Робин и Дин никогда не встречались. Они совершенно непохожи, у них разные мечты и идеалы, но всем троим не дает покоя навязчивая мысль, что в их жизни отсутствует нечто важное. И когда им почти одновременно приходят странные анонимные послания с упоминанием тайны их рождения, Лидии, Робин и Дину ничего не остается, кроме как радикально изменить судьбу в попытке отыскать друг друга. Наконец-то у них появилась цель - обрести единомышленников, семью, крайне необычную и разношерстную. Семью, которой они были лишены еще до рождения....

    Коринн Майер, Анна Симон Эйнштейн. Графическая биография
    Эйнштейн. Графическая биография
    О книге Эта графическая биография проведет читателя от рождения Эйнштейна в 1879 году до его смерти в 1955, рассказывая о его личной и профессиональной жизни. От первого опыта за школьной партой до эмиграции в Америку, от первого озарения до Нобелевской премии, от его взглядов на религию до участия в гражданских акциях. Графический роман элегантной легкостью языка и кажущейся простотой иллюстраций порадовал бы самого Эйнштейна. Но, несмотря на простоту формата, содержание книги вполне серьезное - самые важные теоретические находки ученого объясняются очень аккуратно и понятно. Фишки книги - Просто и доступно объясняются сложные теории Эйнштейна. - Вас ждет не только серьезный ученый-физик, но и Эйнштейн дома, Эйнштейн с детьми, Эйнштейн, флиртующий за обедом. "Все в мире относительно, кроме вашей красоты". - Комикс потрясающе устроен: вот мы сидим за партой с маленьким Альбертом, а вот уже несемся по "вселенной его мыслей", превосходно визуализированной иллюстратором. Для кого эта книга Для всех, кто хочет больше узнать об Альберте Эйнштейне. Для любителей комиксов. Для всех, кому интересны биографии неординарных людей....

    Harry Potter and the Cursed Child: Parts One and Two
    Harry Potter and the Cursed Child: Parts One and Two
    It was always difficult being Harry Potter and it isn't much easier now that he is an overworked employee of the Ministry of Magic, a husband, and father of three school-age children.
    While Harry grapples with a past that refuses to stay where it belongs, his youngest son Albus must struggle with the weight of a family legacy he never wanted. As past and present fuse ominously, both father and son learn the uncomfortable truth: sometimes, darkness comes from unexpected places.
    The playscript for Harry Potter and the Cursed Child was originally released as a 'special rehearsal edition' alongside the opening of Jack Thorne's play in London's West End in summer 2016. Based on an original story by J.K. Rowling, John Tiffany and Jack Thorne, the play opened to rapturous reviews from theatregoers and critics alike, while the official playscript became an immediate global bestseller.
    This revised paperback edition updates the 'special rehearsal edition' with the conclusive and final dialogue from the play, which has subtly changed since its rehearsals, as well as a conversation piece between director John Tiffany and writer Jack Thorne, who share stories and insights about reading playscripts. This edition also includes useful background information including the Potter family tree and a timeline of events from the Wizarding World prior to the beginning of Harry Potter and the Cursed Child....

    2008 Copyright © BookPoster.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
    использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс.Метрика Яндекс цитирования