Информация по зарубежной литературе
Образ Медеи в трагедии Еврипида

ОБРАЗ МЕДЕИ В ТРАГЕДИИ ЕВРИПИДА

 

Образ Медеи манил многих творцов разных видов искусства: художников, композиторов и писателей (в основном драматургов), причем, кочуя из произведения в произведение, этот образ претерпевал существенные изменения. Рассмотрим образ Медеи в одноименной трагедии Еврипида.

Аристотель считал непозволительным для поэта менять существо мифа и как пример такого сохранения зерна сказания приводил “Медею”. Из разных вариантов мифа о Медее Еврипид выбирает тот, в котором она наиболее жестока: скрываясь от преследования отца, Медея убивает младшего брата Аспирта и разбрасывает куски его тела, чтобы отец задержался их собрать; Медея убивает собственных детей; Медея, а не Ясон справляется с драконом. Медея Еврипида пошла на все ради Ясона, на самые страшные преступления, причем в трагедии она не так могущественна, какой была в некоторых мифах (по одному мифу она дочь царя Колхиды Ээта и океаниды Идии, внучка Гелиоса и племянница Цирцеи, а по другому - мать Медеи - покровительница волшебниц Геката, а Цирцея - сестра).

Еврипид выбирает тот миф, который объясняет первопричину краха семьи Медеи и Ясона: Эрот, по просьбе Афины и Геры, внушил Медее страстную любовь к Ясону, но любовь ее была безответной и женился он на ней только потому, что дал обещание, в обмен на ее помощь. Т.е. со стороны Ясона это был брак по расчету, поэтому-то ему было так легко отказаться от Медеи и детей ради царского престола Коринфа.

О характере Медеи мы узнаем очень многое уже из пролога, первого монолога кормилицы (Аристотель считал пролог “Медеи” образцом пролога трагедии). Кормилица рассказывает о том, что “оскорблена Медея” тем, что муж ей предпочел другую, а ради него она пожертвовала всем (родиной, семьей, жизнью брата, добрым именем, друзьями). Медея страшно разгневана предательством мужа, доведена почти что до безумия. Кормилица дает точную оценку Медее: “Обид не переносит тяжелый ум, и такова Медея”, - зная Медею, кормилица боится, сколько бед она может сотворить из мести:

Да, грозен гнев Медеи: не легко

Ее врагу достанется победа.

Кормилица чувствует угрозу жизни детям Медеи и Ясона.

Медея еще стенает за сценой, а мы уже ясно ее себе представляем, как она стенает и зовет в свидетелей Ясоновой расплаты богов. Страдания Медеи безмерны: она призывает смерть, не в силах стерпеть обиду и проклинает себя за то, что связалась клятвой с недостойным мужем, вместе с Ясоном она потеряла смысл жизни:

О, ужас! О, ужас!

О, пусть небесный перун

Прожжет мне череп!..

О, жить зачем мне еще?

Увы мне! Увы! Ты, смерть, развяжи

Мне жизни узлы - я ее ненавижу...

Страдания Медеи усиливаются, когда к ней приходит царь Креонт, требующий от нее, чтобы она немедленно с детьми убиралась из города, он боится, что волшебница Медея причинит зло его дочери. Отвечая ему, Медея очень точно себя описывает, объясняя причины плохого отношения к ней людей:

Умна Медея - этим ненавистна

Она одним, другие же, как ты,

Опасною ее считают дерзость.

Без того униженная Медея умоляет Креонта разрешить ей остаться вместе с детьми в городе хотя бы на сутки, потому что у нее нет ни средств, ни друзей, которые бы их приютили. Будучи человеком достаточно мягким, Креонт соглашается, не подозревая, что один день нужен Медее для того, что расправиться с ним и его дочерью.

Убийство Креонта и царевны Медея задумывает хладнокровно, совершенно не сомневаясь в правильности выбранного решения; единственное, что ее “смущает”, - это то, что “по дороге до спальни” или “за делом” она может быть “захвачена... и злодеям достаться на глумленье”, а разговор с Ясоном только укрепляет Медею в намерении так поступить.

Словесный поединок с Ясоном Медея выигрывает блестяще: она выставляет его совершеннейшим ничтожеством и подлецом; она вспоминает все, что для него сделала, и спрашивает: “А где ж? Где клятвы те священные?”. Медея поражена, что он сумел прийти к ней, и иронизирует:

...Тут не смелость...

Отвага ли нужна, чтобы друзьям,

Так навредив, в глаза смотреть? Иначе

У нас зовут такой недуг - бесстыдство.

А Ясон в ответ открыто признается ,что в браке с коринфской царевной ищет материальную выгоду, но чтобы оправдаться, он говорит, что делает это, чтобы “поднять детей... чрез братьев их”. Медея же понимает, что Ясон не хотел оставаться женатым на варварской царевне.

Медея резко отличается от эллинки, и даже после жизни с Ясоном среди греков, ее характер ничуть не изменился: она горячая, страстная, эмоциональная, движимая чувствами и инстинктами, гордая, резкая, несдержанная и безмерная. Медея безмерна во всем: в любви, ненависти, мести. Именно из-за этого ее не понимают другие персонажи трагедии (Медея о себе говорит: “О, я во многом, верно, от людей и многих отличаюсь...”), именно поэтому трагедия не была оценена современниками Еврипида (ей была присуждено третье место). Рожденная для другой жизни, Медея возмущается условиями несвободы, в которых живут эллинские жены, которые не знают, за кого выходят замуж, за порочного или честного, и каковы страдания тех, кому не повезло.

Истинного трагизма образ Медеи достигает тогда, когда вместе с невестой и царем она замышляет убить детей. Найдя будущий приют у Эгея, Медея продумывает план убийства: она мирится с мужем и упрашивает его уговорить царевну оставить мальчиков в Коринфе; вместе с детьми во дворец она отправляет пропитанные ядом пеплос и диадему. И тут начинаются самые тяжкие мучения Медеи: материнский инстинкт борется с жаждой мести, ненависть - с любовью, долг - со страстью. Медея четырежды меняет свое решение: сначала она хочет убить детей, с тем чтобы уничтожить род Ясона:

...Я

Должна убить детей. И их не вырвет

У нас никто. Сама Ясонов с корнем

Я вырву дом.

Но когда Медея разыгрывает сцену примирения с Ясоном, она немного начинает верить в это сама и, выведя к нему детей, обняв их, понимает, что не способна их убить:

...Жалкая душа!

Ты, кажется, готова плакать, дрожью

Объята ты.

Но представив себе, как ее мальчики будут расти без нее, как они вырастут, женятся, а она не будет в этом участвовать и не увидит их счастья (т.е. она зря мучилась давала им жизнь их, надеясь, что они поддержат ее в старости и достойно похоронят), Медея решает забрать сыновей с собой в Афины. Пожалуй, именно в этом фрагменте заметнее всего эгоизм Медеи: она не задумывается о том, что лучше для ее детей, жить или умереть, остаться в городе или скитаться с ней, ею движут только собственные чувства и собственные желания. Оставить детей у себя она хочет потому, что в изгнании они будут ей “усладой”. Но это решение ничуть не облегчает ее мучений, отправляя сыновей во дворец с ядом, она говорит: “Уходите, скорее уходите... Силы нет глядеть на вас. Раздавлена я мукой...”.

Но все меняет пришедший вестник, поведавший, что после гибели царевны и ее отца, к дому Медеи спешат разгневанные коринфяне с целью убить ее и ее детей. Больше Медея не сомневается (“Так... решено, подруги... Я сейчас прикончу их и уберусь отсюда...”) и совершает страшное преступление. Нет больше трагического противоречия, образ Медеи опять обретает цельность.

Финал трагедии очень ярок: Медея появляется в колеснице, запряженной драконами, который прислал ей Гелиос. С ней трупы ее детей. Происходит ее последний диалог с Ясоном, который несколько меняет характер драмы: обвинения против Медеи справедливы, действительно может показаться, что если сердце у Скиллы, она добрее, чем Медея, жестокость ее не знает границ, но и все доводы Медеи тоже представляются правдоподобными: виноват Ясон, их убил его грех, а ревность женщины дает ей право на любые поступки.

Трагедия несет в себе ощущение абсурда бытия: в мире нет справедливости, нет границы между добром и злом, нет меры, нет правды, нет счастья. Медея заставляет усомниться в самых высших ценностях, в существовании богах (она призывает к их помощи, но они никак ей не помогают), во взгляде на мир.

Каково же отношение самого автора к Медее? Он явно ей сочувствует и скорее всего симпатизирует. Авторская позиция проявляется в выборе мифов (в них Медея больше сделала для Ясона), композиции трагедии (Медее, ее плачам, монологам, мучениям отдана большая часть драмы) и системе персонажей (Креонт показан слабым, но жестоким человеком, царевна - соперница Медеи - есть только в пересказах других героев, хор - на стороне Медеи, а Ясон жалок и меркантилен). Медея - несомненный центр произведения, вокруг нее вращается мир трагедии, она сосредотачивает на себе все эмоционально-психологическое содержание драмы; волей-неволей начинаешь ей сопереживать, ее метания вызывают ответную бурю чувств. Кажется, что сам Еврипид был заворожен образом волшебницы-убийцы.

 

Библиография:

1.     Еврипид. - Медея, Ипполит, Вакханки. - СПб.: Азбука, 1999

2.     Мифы народов мира. - М.: Советская энциклопедия, 1988

3.     Гончарова, Т.В. - Жизнь замечательных людей. Еврипид. М.: Молодая гвардия, 1984

4.     Кожухова М.С. - Литературная критика о творческой манере Еврипида. - в книге “Вопросы античной литературы и классической филологии”. - М.: Молодая гвардия, 1966


просмотров: 2057
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
Outlander Series Volumes 1-8 Book Set By Diana Gabaldon Mass Market w/ Slipcase

$10.85
End Date: Friday Dec-15-2017 8:16:30 PST
Buy It Now for only: $10.85
|
Milk and Honey, New, Free Shipping.

$16.99
End Date: Saturday Dec-2-2017 9:10:23 PST
Buy It Now for only: $16.99
|
A Harry Bosch Novel: Two Kinds of Truth 20 by Michael Connelly (2017, Hardcover)

$9.69
End Date: Thursday Dec-7-2017 9:42:19 PST
Buy It Now for only: $9.69
|
13 Reasons Why:

$24.67
End Date: Wednesday Dec-13-2017 12:15:25 PST
Buy It Now for only: $24.67
|
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Торговая марка «Albico» Кухонный фартук «Петербург ночной» 2800*610*6мм в розницу - 3990 руб.ш
Специальное предложение для покупателей Санкт-Петербурга и Северо-Западного округа.
По промокоду "PETERLIFE (ПЕТЕРЛАЙФ)" - подарок, комплект планок для стеновой панели.
Search Results from «Озон» Художественная литература, анонсы.
 
Солженицын А. Архипелаг ГУЛАГ: Ч. 5-7.
Архипелаг ГУЛАГ: Ч. 5-7.
Александр Солженицын — выдающийся русский писатель XX века, классик отечественной литературы, лауреат Нобелевской премии («За нравственную силу, с которой он продолжил традиции великой русской литературы», 1970). В настоящем издании представлен «Архипелаг ГУЛАГ» — всемирно известная документально-художественная эпопея о репрессиях в годы Советской власти. «…Книга — о крови, о поте, о слезах, о страданиях, о безнадежности, а ее закрываешь с ощущением силы и света. Она показывает: человек во всех обстоятельствах может остаться человеком. Дает ощущение, что наш народ не кончился, мы прошли нижнюю точку, мы прошли катарсис. Исправлять жизнь будет трудно, но возможно» (Н. Д. Солженицына). В настоящий том вошли части V–VII....

Спектор Анна Артуровна; Филиппова Мира Дмитриевна 1000 главных изречений за 3000 лет
1000 главных изречений за 3000 лет
Эта книга — сокровищница человеческой мудрости, которая нашла отражение в кратких емких изречениях. Глубокие цитаты и эффектные афоризмы философов древности, мудрецов Средневековья, энциклопедистов эпохи Просвещения, выдающихся деятелей современности сегодня актуальны как никогда. Каждый из них, как и мы, искал и находил ответы на главные вопросы жизни. Ведь сколько бы столетий нас ни разделяло, человек все так же страдает, борется за счастье, стремится к успеху, но в главном остается верен себе. Настоящее издание не только обогатит ваш кругозор, но и поможет вновь ощутить важность интеллектуальных и духовных ценностей и удовольствие от их обретения....

Дарья Донцова Аполлон на миллион
Аполлон на миллион
Что может быть для женщины важнее свадьбы - тем более, если она не в первый раз выходит замуж! Дарья Васильева отправляется в агентство "Стрела Амура", чтобы обсудить меню торжественного ужина. При виде спутника невесты, полковника Дегтярева, владелица фирмы чуть не падает в обморок. Оказывается, тот вел дело об убийстве ее дочки и бывшего мужа и пропаже миллиона долларов и не нашел преступников. Придется за поиски взяться Даше! Окунувшись в расследование, она, как заклинание, повторяет ключевые слова в той давней истории: девяносто четвертый год, армия, лебедь. С датой, в принципе, понятно - тогда произошло какое-то важное событие. Но при чем тут военные и птица? И как грабежи обменников с убийством кассирш связаны с добропорядочной семьей Ермаковых? А еще, кстати, очень интересно, куда все-таки пропал миллион долларов?.....

Казакова Римма Федоровна Двое
Двое
Стихи о Риммы Казаковой о любви искренние и бесстрашные. Счастливый талант не бояться любви и создал эту книгу любовной лирики....

Дарья Донцова Любовное зелье колдуна-болтуна
Любовное зелье колдуна-болтуна
Чтобы расследовать новое дело, вся спецбригада Тани Сергеевой, в сопровождении шефа, выехала на Урал. Там, в небольшом городке Лоскутово, погиб мэр. Неужели многовековая - да-да, именно так! - вражда двух местных кланов, семейств Шаровых и Бражкиных, и в самом деле дошла до смертоубийства? Прямо не то Чикаго тридцатых годов, не то Италия времен Борджиа... Причем если градоначальник был сбит машиной, то еще несколько человек явно умерли от яда. Но местных колдунов Кудрявцеых, готовивших всяко-разные снадобья, в том числе весьма опасные, давным-давно нет в живых! Разве их зелье, вызывавшее нечто вроде гриппа, способно сохраниться до наших дней? Едва Татьяна копнула поглубже, как выяснилось такое......

Юрий Лужков Москва и жизнь
Москва и жизнь
"Мэр, спортсмен и пчеловод" - таким запомнился миллионам москвичей Юрий Михайлович Лужков, человек необыкновенно яркий, талантливый и самобытный, возглавлявший Москву целых 18 лет! С его именем навсегда связаны масштабные, социально значимые городские проекты: МКАД, многоуровневые парковки, Северная ТЭЦ , Храм Христа Спасителя и многие другие. В этой книге Юрий Михайлович искренне, иногда с юмором, иногда с грустью и даже болью рассказывает о своей судьбе, о друзьях и врагах и, конечно, о Москве - бесконечно родной и дорогой его сердцу. Юрий Михайлович делится впечатлениями от реновации, вспоминает, как его правительство снесло свыше тысячи ветхих "хрущевок" без всяких протестов и митингов; он рассуждает о "новой Москве", считая этот проект грубой ошибкой нынешнего столичного руководства.

О чем:
Первая автобиография экс-мэра Москвы Юрия Лужкова рассказывает о судьбе бывшего градоначальника, тесно переплетенной с жизнью столицы, которую он так любил и ценил. Это история преображений и совершенствований, делающих Москву более комфортной и современной. Это повествование, с самой первой страницы подкупающее своей искренностью и показывающее известного политика с совершенно новой стороны. Автобиография охватывает не только те 18 лет, в течение которых Юрий Михайлович правил столицей, улучшая ее и трансформируя, но и годы, далекие от политической деятельности, позволяющие лучше понять личность этого талантливого и яркого человека.

Для кого:
"Москва и жизнь" наверняка заинтересует всех, кто увлекается историей и любит узнавать от первого лица о важных для города и простых горожан событиях. Это настоящая находка для тех, кто неравнодушен к Москве и ее судьбе. Это автобиографическая проза, помогающая вникнуть в суть исторических процессов, напрямую влиявших на жизнь простых людей, далеких от политики.

На что похоже:
Атмосфера столицы, замершей в преддверии перемен, напоминает книгу Павла Гнилорыбова "Москва в эпоху реформ: от отмены крепостного права до Первой мировой войны. Путеводитель путешественника во времени". Это произведение подробнейшим образом рассматривает процессы урбанизации и то, как преобразился город на рубеже веков. Увлекательное погружение в прошлое придется по вкусу самым взыскательным читателям....

Мэри Стюарт Мэри Стюарт. Собрание сочинений в 12 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Мэри Стюарт. Собрание сочинений в 12 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Переплет ручной работы изготовлен из натуральной кожи по старинной европейской технологии XVIII века.
Блинтовое и золотое тиснение переплета.
Трехсторонний золотой обрез.
Каждый том дополняет шелковое ляссе.

Мэри Стюарт - на сегодняшний день одна из самых читаемых писательниц в Великобритании. На ее счету - более 30 романов и повестей любовного, детективного и исторического жанров. Всем им присущи острота сюжета, неожиданность и сложность интриги, богатство характеристик персонажей и безукоризненность стиля....

Фредерик Стендаль Стендаль. Собрание сочинений в 15 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Стендаль. Собрание сочинений в 15 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Оригинально оформленное подарочное издание. Переплет ручной работы изготовлен из натуральной кожи по старинной европейской технологии XVIII века. Блинтовое и золотое тиснение переплета. Трехсторонний золотой обрез. Каждый том дополняет шелковое ляссе.

Стендаль - один из тех писателей, кто составил славу французской литературы XIX века. Его перу принадлежат "Пармская обитель", "Люсьен Левель", "Ванина Ванини", вершиной же творчества писателя стал роман "Красное и черное"....

Тамоников Александр Александрович Бой в ливийской пустыне
Бой в ливийской пустыне
В одной из афганских лабораторий синтезировали новый чудовищный наркотик, употребление которого приводит к быстрой и неминуемой смерти. Полевой командир талибов Мусаллах планирует наводнить этой отравой всю Европу и, тем самым, совершить неслыханную по масштабам террористическую атаку против "неверных". Членам тайной антитеррористической организации "Совет шести" становиться известно, что первая партия наркотиков будет доставлена в Старый Свет через Ливию. Туда срочно вылетает отряд особого назначения "Z" – боевая группа "Совета". Задача бойцов – пресечь наркотрафик любой ценой…...

Зенькович Николай Имя, ставшее эпохой. Нурсултан Назарбаев. Новое прочтение биографии
Имя, ставшее эпохой. Нурсултан Назарбаев. Новое прочтение биографии
В новой книге известного российского автора Николая Зеньковича исследуется феномен Лидера нации – первого президента Республики Казахстан Нурсултана Назарбаева. Николай Зенькович – автор многих документальных книг, переведенных на 14 иностранных языков. Он пишет об основателях государств и знаменитых военачальниках, выдающихся политических лидерах и о других неординарных исторических личностях, которые изменяют мир. К числу людей, изменивших мир, относится и Нурсултан Абишевич Назарбаев. О нем написано много. Книга «Имя, ставшее эпохой» – новое прочтение его биографии....

2008 Copyright © BookPoster.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс.Метрика Яндекс цитирования