Информация по зарубежной литературе
Метаметафора как творческий прием Ф. Кафки

Метаметафора как творческий прием Ф. Кафки

Франц Кафка - писатель замечательный, только очень странный. Может быть, самый странный из тех, что творили в 20-м столетии. И странен он не в последнюю очередь тем, что его прижизненная и посмертная судьба необыденностью своей ничуть не уступает его же сочинениям. Кто-то видит в нем иудейского вероучителя, а кто-то – экзистенциалистского пророка, кто-то – авангардиста, а кто-то – консерватора, кто-то ищет ключ к его тайнам в психоанализе, а кто-то – в анализе семиотическом или структуральном. Но реальный Кафка всегда как бы выскальзывает из границ четкого мироощущения.

Многочисленные литературные школы сменяли друг друга, соперничали между собой- это было время бесчисленных "измов". Зрелые годы Кафки пришлись на период становления искусства экспрессионизма - яркого, шумного, кричащего, протестующего. Как и экспрессионисты, Кафка в своем творчестве разрушал традиционные художественные представления и структуры. Но его творчество нельзя отнести ни к одному из "измов", скорее он соприкасается с литературой абсурда, но тоже чисто внешне. Стиль Кафки абсолютно не совпадает с экспрессионистическим, так как его изложение подчеркнуто суховато, аскетично, в нем отсутствуют какие-либо метафоры и тропы.

В связи с этим так много точек зрения на его произведения, так много способов прочтения и так мало обстоятельных монографий, посвященных его творчеству, так мало исследователей, которые не побоялись бы погрузиться в сложный, метафизический мир его сочинений.

Темой для данной работы послужила, в общем-то, еще не исследованная никем проблема: “Метаметафора в творчестве Ф. Кафки”, тем сложнее и интереснее представляется данная работа. Ни один из исследователей не упоминает о данном приеме относительно творчества Кафки, но каждый говорит о некой“ кафкиаде”, которая принадлежит “высокому” стилю, поскольку в ней ярко выражена метафизическая природа смеха, метафизическая природа абсурда и т.д.

Каково же определение метаметафоры? “Мистериальная метафора” - можно использовать такое словосочетание для определения метаметафоры. В “Евангелии от Фомы” есть такие слова Христа: “Когда вы сделаете единое как многое - многое как единое, верх как низ - низ как верх, внутреннее как внешнее, внешнее как внутреннее, тогда вы войдете в Царствие”. Некоторые исследователи считают это высказывание самым полным описанием метаметафоры. Синонимами этого слова являются такие слова, как “выворачивание” или “инсайдаут”. Примером данного явления может служить такое высказывание: “Человек - это изнанка неба / Небо - это изнанка человека”. Этот пример взят из стихотворения К. Кедрова “Компьютер любви”. Творчество этого и некоторых других поэтов – наших современников – вписывается в направление под символическим названием “метареализм”, появившееся в 80 – 90-х годах нашего столетия в отечественной литературе, и полностью основанное на таких приемах, как метаметафора, метабола и др.

“Мета” - по-гречески "за" чем-либо, "после", то есть это нечто более глубокое, более завуалированное, чем метаметафора. Метаметафоризм есть сгущенная, тотальная метафора, по сравнению с которой обычная метафора должна выглядеть частичной и робкой. Метаметафора - это метафора, где каждая вещь – вселенная. Этот прием способствует созданию нового пространства – “метареальности”.

“Метареальность” - это реальность, открываемая за метафорой, на той почве, куда метафора переносит свой смысл, а не в той эмпирической плоскости, откуда она его выносит. Метафоризм играет со здешней реальностью, метареализм пытается всерьез постигнуть иную. Метареализм - это реализм метафоры как метаморфозы, постижение реальности во всей широте ее переносов и превращений.

Метафора четко делит мир на сравниваемое и сравнивающее, на отображаемую действительность и способ отображения. Метабола - это целостный мир, не делимый надвое, но открывающий в себе множество измерений.

Метареализм можно попытаться определить как способ изображения в постоянном преобразовании, метаморфозе, трансформации - как стремление изобразить прорастание и присутствие вечного в реальном, нынешнем, причем связующая ткань и должна быть создана, она и есть незримая цель - это и есть "мета". Теперь становится понятной цель Кафки, которую он, видимо, хотел достичь, например, в новелле “Превращение”. Для "мета" важнейшей изобразительной основой является не язык, а логос - более широкое понятие, где контекст, смысл или недооформившаяся в языке структура ощущения первичны. Мир произведений Кафки – это переплетение многих реальностей, связанных непрерывностью внутренних переходов и взаимопревращений. Художник исходит из принципа единомирия, предполагает взаимопроникновение реальностей, а не отсылку от одной, "мнимой" или "служебной", к другой - "подлинной". Созерцание художника фиксируется на таком плане реальности, где "это" и "то" суть одно".

Кафка, изображая душевный мир героя, который являлся для него чем-то вроде терра инкогнита, пытался сделать так, чтобы каждый шаг грозил неожиданными открытиями, за которыми грезились бы еще более грандиозные пространства - сейчас это обозначили бы термином “виртуальная реальность”.

Сверхъестественные обстоятельства застают героев Кафки врасплох, в самые неожиданные для них моменты, в самые неудобные место и время, заставляя испытывать “страх и трепет” перед бытием. Из произведения в произведения живописуется история человека, оказавшегося в центре метафизического противоборства сил добра и зла, но не сознающего возможности свободного выбора между ними, своей духовной природы и тем самым отдающего себя во власть стихий.

Когда мы говорим “реальность”, мы имеем в виду все в совокупности - усредненную пробу смеси из миллиона индивидуальных реальностей. Абсурдный герой обитает в абсурдном мире, но трогательно и трагически бьется, пытаясь выбраться из него в мир человеческих существ, - и умирает в отчаянии.

Через все творчество Кафки проходит постоянное балансирование между естественным и необычайным, личностью и вселенной, трагическим и повседневным, абсурдом и логикой, определяя его звучание и смысл. Нужно помнить об этих парадоксах и заострять внимание на этих противоречиях, чтобы понять абсурдное произведение. Произведениям Кафки присуща естественность - это категория, трудная для понимания. Есть произведения, где события кажутся естественными читателю, но есть и другие (правда, они встречаются реже), в которых сам персонаж считает естественным то, что с ним происходит. Имеет место странный, но очевидный парадокс: чем необыкновеннее приключения героя, тем ощутимее естественность рассказа. Это соотношение пропорционально необычности человеческой жизни и той естественности, с которой он ее принимает. Роман “Процесс” в данном отношении особенно показателен. Герой Ф. Кафки осужден. Он узнает об этом в начале романа. Судебный процесс преследует его, но если Йозеф К. и пытается прекратить дело, то все свои попытки он совершает без всякого удивления. Мы никогда не перестанем изумляться этому отсутствию удивления. Именно такое противоречие и является первым признаком абсурдного произведения. Сознание через конкретное отражает свою духовную трагедию; оно может сделать это лишь при помощи вечного парадокса, который позволяет краскам выразить пустоту, а повседневным жестам – силу вечных стремлений.

Метаметафора обнаруживается в наложении двух миров, в столкновении чего-то неестественного с реальным, то есть в абсурдной ситуации. Но осознать наличие этих двух миров - значит уже начать разгадывать их тайные связи. У Ф. Кафки эти два мира - мир повседневной жизни и фантастический. Кажется, что писатель постоянно находит подтверждение словам Ницше: “Великие проблемы ищите на улице”. Тут точка соприкосновения всех литературных произведений, трактующих человеческое существование, - вот в чем основная абсурдность этого существования и в то же время его неоспоримое величие. Здесь оба плана совпадают, что естественно. Оба отражают друг друга в нелепом разладе возвышенных порывов души и преходящих радостей тела. Абсурд в том, что душа, помещенная в тело, бесконечно совершеннее последнего. Желающий изобразить эту абсурдность должен дать ей жизнь в игре конкретных параллелей. Именно так Ф. Кафка выражает трагедию через повседневность, а логику через абсурд. В произведениях абсурда скрытое взаимодействие соединяет логическое и повседневное. Вот почему герой “Превращения” Замза по профессии коммивояжер, а единственное, что угнетает его в необычном превращении в насекомое, - это то, что хозяин будет недоволен его отсутствием. У Замзы вырастают лапы и усики, позвоночник сгибается в дугу. Нельзя сказать, что это его совсем не удивляет, иначе превращение не произвело бы никакого впечатления на читателя, но лучше сказать, что происшедшие с Замзой изменения доставляют ему лишь легкое беспокойство. Все искусство Ф. Кафки в этом нюансе.

Чтобы выразить абсурд, Ф. Кафка пользуется логической взаимосвязью. Мир Ф. Кафки - это в действительности невыразимая метаметафорическая вселенная, где человек позволяет себе болезненную роскошь “ловить рыбу в ванне, зная, что там он ничего не поймает”.

Искусство Кафки - искусство пророческое. Поразительно точно изображенные странности, коими так наполнена воплощенная в этом искусстве жизнь, читатель должен понимать не более как знаки, приметы и симптомы смещений и сдвигов, наступление которых во всех жизненных взаимосвязях писатель чувствует, не умея, однако, в этот неведомый и новый порядок вещей себя “вставить”. Так что ему ничего не остается, кроме как с изумлением, к которому, впрочем, примешивается и панический ужас, откликаться на те почти невразумительные искажения бытия, которыми заявляет о себе грядущее торжество новых законов. Кафка настолько этим чувством полон, что вообще невозможно помыслить себе ни один процесс, который в его описании – например, всего-навсего процесс юридического расследования в романе “Процесс” - не подвергся бы искажениям. Иными словами, все, что он описывает, призвано “давать показания” отнюдь не о себе, а о чем-то ином. Сосредоточенность Кафки на этом своем главном и единственном предмете, на искажении бытия, может вызвать у читателя впечатление мании, навязчивой идеи.

На протяжении всего романа “Замок” неустанно, всеми средствами обрисовывается и всеми красками расцвечивается гротескная несоизмеримость человеческого и трансцендентного, безмерность божественного, чуждость, зловещность, нездешняя алогичность, нежелание высказать себя, жестокость, безнравственность высшей власти.

Кафку считают религиозным юмористом, потому и благодаря тому, что безмерность надмирного, его непонятность и недоступность человеческому разумению он изображает не патетически-помпезно, не посредством грандиозного восхождения в царство возвышенного, как это обычно пытаются делать поэты, а видит и описывает как какой-то австрийский госархив с его велеречиво-мелочной, вязкой, недоступной и непредсказуемой бюрократией, с необозримым нагромождением папок и инстанций, с неясной иерархией чиновников, ответственность которых неустановима, - то есть описывает сатирически, но при этом - с самой искренней, доверчивой, неустанно стремящейся проникнуть в непонятное царство Милости покорностью, которая всего лишь выступает в обличье сатиры, а не пафоса.

Особенность Кафки заключается в том, что он, сохранив всю традиционную структуру языкового сообщения, его грамматико-синтаксическую связность и логичность, связность языковой формы, воплотил в это структуре кричащую, вопиющую нелогичность, бессвязность, абсурдность содержания. Специфически кафкианский эффект – все ясно, но ничего не понятно. Но при вдумчивом чтении, осознав и приняв правило его игры, мы можем убедиться, что Кафка немало чего важного рассказал о своем времени. Начать с того, что он абсурд назвал абсурдом и не побоялся воплотить его.

Новелла “Превращение” (1916) ошеломляет читателя с первой же фразы: “Проснувшись однажды утром после беспокойного сна, Грегор Замза обнаружил, что он у себя в постели превратился в страшное насекомое”. Сам факт превращения человека в насекомое, так попросту, в классической повествовательной манере сообщенный в начале рассказа, конечно, способен вызвать у читателя чувство эстетического шока; и дело здесь не столько в неправдоподобии ситуации (нас не шокирует, например, тот факт, что майор Ковалев у Гоголя не обнаружил утром у себя на лице носа), сколько, разумеется, в том чувстве почти физиологического отвращения, которое вызывает у нас представление о насекомом человеческих размеров. Будучи как литературный прием вполне законным, фантастический образ Кафки тем не менее кажется вызывающим именно в силу своей демонстративной “неэстетичности”.

Однако представим себе на минуту, что такое превращение все-таки случайность; попробуем примириться на время чтения с этой мыслью, забыть реальный образ гипернасекомого, и тогда изображенное Кафкой дальше предстанет странным образом вполне правдоподобным, даже обыденным. Дело в том, что в рассказе Кафки не оказывается ничего исключительного, кроме самого начального факта. Суховатым лаконичным языком повествует Кафка о вполне понятных житейских неудобствах, начавшихся для героя и для его семейства с момента превращения Грегора. Все это связано с некоторыми биографическими обстоятельствами жизни самого Кафки.

Он постоянно ощущал свою вину перед семьей – перед отцом прежде всего; ему казалось, что он не соответствует тем надеждам, которые отец, владелец небольшой торговой фирмы, возлагал на него, желая видеть сына преуспевающим юристом и достойным продолжателем семейного торгового дела. Комплекс вины перед отцом и семьей – один из самых сильных у этой в самом точном смысле слова закомплексованной натуры, и с этой точки зрения новелла “Превращение” - грандиозная метафора этого комплекса. Грегор – жалкое, бесполезное разросшееся насекомое, позор и мука для семьи, которая не знает, что с ним делать.

Однако если творчество Кафки было б только самобичеванием, только изживанием сугубо личных комплексов, едва ли оно бы получило такой мировой резонанс. Последующее поколение читателей снова и снова приходили в ошеломление от того, сколь многие черты общественного бытия 20-го века пророчески предсказал Кафка в своих произведениях. Рассказ “В исправительной колонии”, например, сейчас прочитывается как страшная метафора изощренно-бездушного, механической бесчеловечности фашизма и всякого тоталитаризма вообще. Атмосфера его романов “Процесс” и “Замок” воспринимается как грандиозная метафора – метаметафора - столь же бездушного и механического бюрократизма.

То, как Кафка показал абсурдность и бесчеловечность тотальной бюрократизации жизни в 20-ом веке, поразительно. И ведь наверняка такой степени обесчеловечивания общественного механизма европейское общество времен Кафки не знало, если и знало, то, видимо, только в нацистской Германии. Так что здесь какой-то поистине необыкновенный дар смотреть в корень, предвидеть будущее развитие определенных тенденций. И вот тут-то Кафка, между прочим, на какой-то момент соприкасается с устремлениями экспрессионистов: это они мечтали в своем искусстве понимать не единичные явления, а законы; мечтали, но не осуществили этой мечты, а вот Кафка именно ее и осуществил – его сухая, жесткая, без метафор, без тропов, как бы лишенная плоти проза и есть воплощение формулы современного бытия, его самого общего закона; конкретные числа и конкретные варианты могут быть разными, но суть – одна, и она выражается формулой. С чисто художественной, технической стороны Кафка достигает такого эффекта прежде всего с помощью вполне определенного приема. Это прием материализации метафор, причем метафор так называемых языковых, уже стершихся, тех, чей переносный смысл уже не воспринимается. Когда мы говорим, например, о том или ином человеке – “он потерял человеческий облик”, либо о том или ином явлении – “это чистый абсурд”, или “это уму непостижимо”, или “это как кошмарный сон”, мы, по сути, пользуемся такими языковыми метафорами, прибегаем к смыслу не буквальному, а переносному, образному. Мы понимаем, что облик-то все-таки человеческий, а не лошадиный, не собачий и т. д.; и выражение “уму непостижимо” всего лишь есть сгущение нашего впечатления от какого-либо события; потому что, попроси кто-нибудь нас в следующую минуту рассказать о причинах этого события, мы все-таки объяснение-то дадим; пусть свою версию, но все-таки мы предполагаем всегда, что нашему уму это все же доступно. Кафка последовательно материализует именно эту умунепостижимость, абсурдность, фантасмогоричность. Что больше всего озадачивает в его прозе – это снова и снова всплывающая алогичность, неправдоподобность причинно-следственных сцеплений; особенно это заметно, когда неизвестно откуда вдруг по ходу дела появляются предметы и люди, которых здесь просто не должно быть. Многие исследователи отмечали эту особенность повествования у Кафки. Суть в том, что Кафка весь сюжет своего повествования методически строит по принципу, по какому оформляется “сюжетика” сна. И это уже сложно назвать метафорой. Если вы припомните свои сны, то вы обнаружите, что в сон сразу же вливается то, о чем или ком вы подумали. Все новое сцепляется с другими предметами и явлениями так, как в реальности не может быть.

В обычном, нормальном мире человек, бодрствуя, живет в мире логических причинно-следственных связей, во всяком случае так считает. Ему все привычно и объяснимо, а вот засыпая, человек уже погружен в сферу алогизма. Художественный трюк Кафки в том, что у него все наоборот. У него алогизм и абсурд начинается, когда человек просыпается.

Главный мотив творчества Ф. Кафки – отчуждение человека, его одиночество – полностью раскрываются в его произведениях. В трех романах Кафки – “Америка”, “Замок”, “Процесс” - речь идет о все более тяжелых формах смертельного одиночества. Чем более одинок герой, тем тяжелее его судьба. Карл Россман – герой романа “Америка” - еще только затеривается в перипетиях судьбы; судьба героя “Замка” зашла в тупик, он становится отверженным; Йозеф К. – уже преследуемое животное, доведенное до гибели. В первом романе одиночество - еще пока общественное явление, конкретное; во втором – символическое, “метафизическое”, но еще достаточно хорошо ощутимы его конкретные общественные взаимосвязи; в третьем – полностью “метафизическое”, абстрактное, символическое, в реальной жизни совершенно невозможное и абсурдное.

В заключение можно отметить, что метаметафора в творчестве Франца Кафки является не отдельно взятым тропом, а приемом, с помощью которого происходит организация того или иного текста. Метаметафора заключена в самой идее произведения, то есть в превращении Грегора Замзы в насекомое или беспричинный арест Йозефа К. и т.д. С помощью метаметафоры художник добивается необыкновенного эффекта: какой-то абсурдностью, нелепостью он заставляет задумываться над главными законами бытия, над трагичностью человеческой судьбы, над существованием каких-то высших сил, управляющих жизнью людей.

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАНЫХ ИСТОЧНИКОВ

 

1. Анализ стилей зарубежной художественной и научной литературы. М., 1986. Вып. 5.

2. Аристов В. Заметки о “мета”.//Арион: Журнал поэзии. М., 1997. Вып. 4 (16).

3. Батай Ж. Литература и Зло. М., 1994.

4. Бланшо М. От Кафки к Кафке. М., 1998.

5. Давид К. Франц Кафка. Харьков, 1998.

6. Карельский А. Лекция о творчестве Франца Кафки.// Иностранная литература. 1995. № 8.

7. Литературные манифесты от символизма до наших дней./ Сост. С. Джимбинов. М., 2000.

8. Манн Т. В честь поэта.// Нева. 1993. № 7.

9. Матран Л. Актуален ли Кафка?// Вопросы философии. 1975. № 9.

10. Набоков В.В. Лекции по зарубежной литературе. М., 1998.

11. Филологические исследования. М., 1990.


просмотров: 1137
Search Results from Ebay.US* DE* FR* UK
The Legend of Zelda: Art and Artifacts by Nintendo (2017, Hardcover)

$10.99
End Date: Tuesday Aug-15-2017 18:21:17 PDT
Buy It Now for only: $10.99
|
End of Watch by Stephen King (2016,) HARDCOVER BOOK BRAND NEW

$7.99
End Date: Friday Aug-18-2017 17:47:36 PDT
Buy It Now for only: $7.99
|
NEW !! After Alice by Gregory Maguire (2015) 1st edition Hardcover

$9.99
End Date: Thursday Aug-10-2017 4:54:57 PDT
Buy It Now for only: $9.99
|
The Bazaar of Bad Dreams by Stephen King (2015, Hardcover) New

$7.66
End Date: Thursday Aug-10-2017 18:14:19 PDT
Buy It Now for only: $7.66
|
Search Results from «Озон» Художественная литература, анонсы.
 
Мэри Стюарт Мэри Стюарт. Собрание сочинений в 12 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Мэри Стюарт. Собрание сочинений в 12 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Переплет ручной работы изготовлен из натуральной кожи по старинной европейской технологии XVIII века.
Блинтовое и золотое тиснение переплета.
Трехсторонний золотой обрез.
Каждый том дополняет шелковое ляссе.

Мэри Стюарт - на сегодняшний день одна из самых читаемых писательниц в Великобритании. На ее счету - более 30 романов и повестей любовного, детективного и исторического жанров. Всем им присущи острота сюжета, неожиданность и сложность интриги, богатство характеристик персонажей и безукоризненность стиля....

Константин Паустовский, Галина Трефилова,  А. Борщаговский К. Паустовский. Собрание сочинений в 7 томах (эксклюзивное подарочное издание)
К. Паустовский. Собрание сочинений в 7 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Переплет ручной работы изготовлен из натуральной кожи по старинной европейской технологии XVIII века.
Блинтовое и золотое тиснение переплета.
Трехсторонний золотой обрез.
Каждый том дополняет шелковое ляссе.

Константин Георгиевич Паустовский - классик отечественной литературы, замечательный художник слова, знаток родной при роды. Щедрый писательский дар и изобретательная фантазия Паустовского позволяли ему рассказывать на страницах своих произведений о таких сложнейших проблемах века, как интеллигенция и революция, художник и общество, природа и цивилизация....

Марк Алданов Марк Алданов. Собрание сочинений в 8 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Марк Алданов. Собрание сочинений в 8 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Переплет ручной работы изготовлен из натуральной кожи по старинной европейской технологии XVIII века.
Блинтовое и золотое тиснение переплета.
Трехсторонний золотой обрез.
Каждый том дополняет шелковое ляссе....

В. Н. Козляков Борис Годунов. Трагедия о добром царе
Борис Годунов. Трагедия о добром царе

"...И мальчики кровавые в глазах..." Большинству из нас царь Борис Федорович Годунов (1552-1605) и ныне представляется таким, каким изобразил его в своей бессмертной трагедии А.С. Пушкин. Впервые в русской истории достигший высшей власти не в силу происхождения, не по праву принадлежности к правящей династии, но благодаря своему уму, способностям и умению управлять страной, Годунов много сделал для блага Отечества но в памяти поколений все равно остался жестоким убийцей несчастного царевича Дмитрия, последнего отпрыска династии Рюриковичей. Тень невинно убиенного царевича преследовала его всю жизнь и в конечном итоге стала причиной краха всех его начинаний и гибели его собственной семьи. Но был ли он причастен к тем преступлениям, в которых его обвиняют? Чего больше было в его царствовании - гения или злодейства? И насколько уживаются эти качества в одном человеке? Обо всем этом, а также об истории России на рубеже XVI-XVII вв. веков, в самый канун Великой Смуты, едва не погубившей Российское государство, рассуждает в своей новой книге известный историк, постоянный автор серии "Жизнь замечательных людей" Вячеслав Николаевич Козляков.

...

Жан Тюлар Наполеон, или Миф о "спасителе"
Наполеон, или Миф о "спасителе"

Настоящая книга является на сегодняшний день, пожалуй, самой известной монографией в зарубежном наполеоноведении, ее автор - профессор Сорбонны, президент общества "История Парижа" и Института Наполеона - крупнейший исследователь Великой революции и Империи. Под его руководством был издан уникальный Словарь Наполеона (1987). Блестящее исследование Жана Тюлара является классикой исторической мысли. Русский перевод книги подготовлен доктором филологических наук А.П. Бондаревым. Научное редактирование осуществлено доктором исторических наук, профессором А.П. Левандовским. Издание снабжено большим количеством интереснейших иллюстраций.

...

Пола Хокинс В тихом омуте
В тихом омуте
Пола Хокинс - британская писательница, перу которой принадлежит психологический триллер "Девушка в поезде". Этот роман стал одной из самых продаваемых книг во многих странах и заставил кинокомпании буквально биться за право его экранизации. Прошло уже два года, а "Девушка в поезде" продолжает занимать лидирующие места в литературных рейтингах по всему миру. 
Впрочем, и у "Девушки в поезде" появился конкурент. Им стала новая книга Полы Хокинс - "В тихом омуте", получившая статус мирового бестселлера спустя несколько недель после старта продаж.
"В тихом омуте" - новая загадка от Полы Хокинс, разгадывать которую героям предстоит в тихом провинциальном городке. Это история о том, какой неоднозначной порой бывает правда, и как груз семейных тайн может утянуть "на дно" целую семью. Даже в самой спокойной, на первый взгляд, заводи может разразиться шторм, а в тихом омуте, как  известно, всегда таится опасность...

Отзывы:
Новая интригующая загадка... Хокинс, подобно Хичкоку, обладает кинематографичным взглядом и завораживающим, пугающим языком... Так что ныряйте. Но дважды подумайте, перед тем как погрузиться в темную, холодную воду.
"USA Today"

Не так давно Нел оставила своей сестре Джулс странное сообщение, но та не ответила. Теперь Нел мертва, а Джулс вынуждена приехать в родной городок, чтобы забрать осиротевшую племянницу. Она возвращается в то место, где прошла ее юность, - юность, о которой хотела бы забыть навсегда.
Ее преследуют воспоминания о том, что произошло много лет назад. Ее пугает уверенность в том, что сестра не покончила с собой, а была убита. Но сильнее всего она опасается заводи, прозванной Смертельной, - заводи, в чьих обманчиво спокойных водах погибло слишком много женщин. И, возможно, она боится не зря… Кто знает, что кроется в тихом омуте? 

Об авторе:
Пола Хокинс 15 лет проработала журналистом, издала несколько книг под псевдонимом, но проснулась знаменитой, предложив на суд читателей триллер "Девушка в поезде" под своим настоящим именем. Эта книга была опубликована в 50 странах и переведена на более чем 40 языков, а также экранизирована. Во всем мире продано более 18 миллионов экземпляров.

Цитата: 
"На стене напротив входа развешаны снимки Смертельной заводи. Их бесконечно много. Бесчисленные изображения сливаются в одно, и начинает кружиться голова. Я чувствую себя там, на вершине обрыва, будто смотрю вниз, на воду, и меня охватывает непреодолимое желание поддаться искушению забвения".
"Воображаемые ужасы всегда страшнее реальности".
"Как странно, что родители считают, будто знают и понимают своих детей. Разве они помнят, что чувствовали в восемнадцать, пятнадцать или двенадцать лет? Может, родив ребенка, человек забывает, каким сам был тогда".
"До того как ее жизнь разбилась вдребезги, она никогда не задумывалась, насколько не по себе становилось людям, с которыми заговаривал человек, переживший горе".

Ключевые слова: #Психологический триллер, #расследование, #убийство, #психологизм, #тайна, #бестселлер, #исчезновение, #семья и брак, #янтарные цветы, #семейная жизнь, #дочь, #девушка в поезде, #Psychologies, #по ее следам, #роман, #психологический детектив, #тайны прошлого, #Смертельная заводь, #вода,#темные воды, #тихий омут, #В тихом омуте, #английский городок, #самоубийство, #дурная слава, #трагедия 

...

Галина Лонги Чудак
Чудак
В деревянном домике в таежной глуши жил архитектор, которого люди почему-то прозвали Чудаком. Его рождение, как, впрочем, и его внезапное бегство из обычной городской жизни в тайгу окутано тайной. 
Когда он был маленьким, у него была подружка - переливающаяся многоцветьем прозрачная девочка по имени Радуга. Ее рождение тоже было связано с тайной, не менее удивительной, чем у Чудака. Однажды чудесная девочка исчезла, и никто не знал, почему и куда. 
В тайге Чудак рисовал картины, сам до конца не понимая, для чего или для кого это делает. Тем более, что картины его, как и он сам, были очень странными. Зачем он рисовал их? Почему он ушел в тайгу, а не отправился искать свою подругу Радугу? Мы сможем узнать это, только проследив до конца его удивительную историю, полную приключений.

Романтическое фэнтези Галины Лонги, в котором главные герои познают себя и учатся лучшим человеческим качествам, будет не только увлекательно, но и полезно для детей и взрослых.

...

Оливер Стоун Интервью с Владимиром Путиным
Интервью с Владимиром Путиным
Владимира Путина считают самым влиятельным человеком в мире. Ему приписывают несметные богатства и царские амбиции. Многие верят, что он лично руководил хакерскими атаками, повлиявшими на выборы в США, и именно он ответственен за начало новой холодной войны с Западом и войну на Украине. Западные политики называют его агрессором и душителем свободы. Но они же признают, что без России невозможно решить ни одну серьезную проблему. Граждане многих стран, в том числе Запада, восхищаются его прямолинейностью, решительностью и защитой традиционных ценностей, а российские оппозиционеры рассказывают о запредельном уровне коррупции в стране.
В России Путин остается самым популярным политиком. С ним связывают как рывок страны в начале 2000-х, так и нынешнюю стагнацию. Его считают консерватором, который тормозит развитие России и пытается воссоздать Советский Союз. Но его же считают наиболее вероятным кандидатом на выборах в 2018 году.
Вряд ли можно найти другого лидера, отношение к которому столь поляризовано - как в России, так и в мире. Режиссер Оливер Стоун, трехкратный обладатель премии "Оскар", решил составить собственный портрет Владимира Путина и лично расспросить его обо всем, что вызывает наибольшие вопросы.
В течение двух лет он провел с ним более 12 интервью - ранее российский лидер никогда не общался с иностранным журналистом так много и так откровенно.
Книга содержит интервью, вошедшие в четырёхсерийный документальный фильм Оливера Стоуна "Путин", а также значительные материалы, оставшиеся за кадром....

Дот Хатчисон Сад бабочек
Сад бабочек
Роман "Сад бабочек", вышедший в США в 2016 году, буквально взорвал рейтинги "Амазона", уверенно и надолго став бестселлером №1 этого крупнейшего книжного рынка. Читателям стало ясно: на небосклон остросюжетной литературы взошла новая звезда, по своему таланту сравнимая с такими мастерами жанра, как Томас Харрис, Джон Фаулз и Дэвид Болдаччи...
Эти девушки знают его лишь как Садовника - мужчину, который похитил их и поселил здесь, в таинственном саду под стеклянным куполом с тенистыми деревьями и прекрасными цветами, ручьем и водопадом. Но для них это место - не рай, а сущий ад. И они ни на секунду не забывают: век их короток, как век бабочек, вытатуированных на их спинах, и может оборваться в любой момент. А сколько им отмерено жить, решает один лишь Садовник...

О книге:
Спецгруппа ФБР "накрывает" хорошо укрытый от посторонних глаз особняк с роскошным садом. Диковинные цветы, тенистые деревья, плети винограда, пещера и водопад - все это кажется райским уголком. Но для его обитательниц - двух десятков девушек с вытатуированными на спинах бабочками - этот сад превратился в настоящий ад. Очаровательные обитательницы поселились здесь не по своей воле - их похитил и привёз сюда человек, которого все его жертвы знают только под именем Садовник. И он волен распоряжаться жизнями своих "бабочек", как ему вздумается: красота, по мнению Садовника, недолговечна, а потому ни одна из девушек не становится старше двадцати одного года. Но и после смерти каждая «бабочка» оставалась собственностью своего похитителя и мучителя. Он заключал тела мёртвых девушек в особые стеклянные сосуды и заливал их прозрачной смолой - так, чтобы можно было целиком видеть рисунок крыльев на спине. Садовник хотел обладать красотой своих невольниц даже после их смерти. Однако агентам ФБР всё равно не хватает информации для восстановления полноты картины преступлений маньяка. Они стараются разговорить одну из выживших "бабочек" по имени Майя. Но она оказывается крепким орешком, и от того, насколько агенты смогут достичь с ней взаимопонимания, будет зависеть успех всего дела.

Для кого:
Для поклонников остросюжетного триллера, когда психологическое напряжение на протяжении всего повествования остаётся на максимуме. За лаконичной внешней формой - роман выстроен в форме допроса жертвы похитителя - раскрываются боль и страх, отчаяние и ненависть похищенных девушек, заставляя читателя испытывать подлинные сильные эмоции.
Об авторе:
Дот Хатчисон - американская писательница, автор романов "Раненое имя", "Сад бабочек" и "Розы мая". Работала в лагере бойскаутов, ремесленном и книжном магазинах, в театре и на фестивале Ренессанса. С 2011 года ведёт блог с рецензиями на прочитанные книги. Роман "Сад бабочек" вышел в США в 2016 году, уверенно и надолго став бестселлером № 1 "Амазона"....

 Волшебный мир Джоан К. Роулинг. Темные искусства. Артбук
Волшебный мир Джоан К. Роулинг. Темные искусства. Артбук
Узнайте все о Пожирателях смерти и Волдеморте, откройте для себя темную сторону истории о Гарри Поттере. Из этой книги вы узнаете о темных созданиях, убийственных предметах и самых опасных волшебниках Магической Британии.
Артбук, посвященный новому фильму по миру Дж.К.Роулинг "Фантастические твари и где они обитают" и, конечно же, новому герою - Ньюту Саламандеру в исполнении оскароносного Эдди Рэдмайна.

О чем эта книга
Арт-бук, посвященный новому фильму по миру Дж.К.Роулинг "Фантастические твари и где они обитают" и, конечно же, новому герою - Ньюту Саламандеру в исполнении оскароносного Эдди Рэдмайна. В книге собраны фотографии со съемок, интересные факты и интервью с актерами, а также вкладки в виде вырезок из зачарованных газет, набор магических карточек с фотографиями героев, бирка от знаменитого чемодана Ньюта, открытки, которыми волшебники обмениваются на Рождество и многое, многое другое!

Итак, если вы хотите узнать: как выглядит карточка сотрудника МАКСША? где снимался фильм: в США или Великобритании? что читают колдуны и ведьмы? и как выглядят волшебные палочки новых героев? то эта книга - однозначно для вас. Сделайте себе или своим друзьям волшебный подарок! Окунитесь в сказочный мир, созданный Джоанной Роулинг!

Для кого эта книга
Для всех поклонников саги о Гарри Поттере
Для ценителей мира Джоан Роулинг.

Фишки книги
Открытки с героями
Вырезки из газет, листовки, бирка и многое другое!
Качественная полиграфия
Книга выходит одновременно с новым фильмом!
...

2008 Copyright © BookPoster.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс.Метрика Яндекс цитирования