Информация по зарубежной литературе
Рецензия на книгу Ч. Диккенса Приключения Оливера Твиста

Рецензия на книгу Ч. Диккенса "Приключения Оливера Твиста"

  Первая литературная работа Диккенсу была заказана, и он, как начинающий молодой автор, выплеснул на бумагу, иногда поистине как попало, немалый багаж своих наблюдений и замечаний, которые как бы сами собой нанизывались на канву дорожных приключений. Замысел второго романа исходил уже от него самого, потому естественно, что тут Диккенс смог представить перед читателем картины своего искалеченного детства. Правда, нельзя сказать, что его детство было такое же ужасное и жестокое, какое было у его маленького героя Оливера Твиста. Будучи сыном человека, сидевшего за долги и внуком казнокрада, Чарльзу с ранних лет «пришлось вступить в жизнь» - как он сам рассказывал о себе. С преступным же миром и отношения у него были достаточно короткие. Тюрьма и трущобы - это Диккенс знал изнутри. Правда, он предпочитал не говорить об этом прямо, но его жизненный опыт сам собой оказался в книге.

При чтении «Оливера Твиста» невольно приходит на память начало романа «История полковник Джека» Даниеля Дефо. Знал ли Диккенс «Полковника Джека» , не под его ли влиянием написаны страницы о горестном детстве мальчишки? На этот счет нет точных сведений, в то время как мнение Диккенса о Дефо известно. С точки зрения Диккенса, Дефо писатель «бесчувственный» , иначе говоря, не умеет изображать чувств и вызывать их у читателя, за исключением одного - любопытства: а что будет дальше? Да, действительно, Диккенс умел вызвать чувства, вот только какие это же чувства? Что касается меня, то если первые страницы и где-то десяток первых глав могут вызвать кое-где усмешку, то под конец книги смеяться почему-то не хочется. Но не потому, что уж очень гадкие или мерзкие картины описывает писатель (хотя это и так) , а потому, что как мне кажется меняется сам стиль книги, возникает устойчивое впечатление, что дописывать роман взялся абсолютно другой человек. Весь роман, на мой взгляд, представляет собой смесь красивых сентиментальных сцен, ужасных мерзких отрывков поначалу и каким-то детективом, причем с довольно сжатым, динамичным сюжетом в конце, как будто автору уже надоело писать. Наверное сказалась писательская загруженность Диккенса, во время его работы над книгой. В книге и сентиментальные сцены и весьма неприятные тягостные отрывки перемежаются юмором. Хотя конечно юмором это назвать сложно. Фраза «смех сквозь слезы» сюда подходит больше, но и то, в отдельные моменты некоторые шутки становятся не то что не смешными, но и порой совсем не уместными. Вот взять к примеру эпизод в самом начале романа о гробовщике или сцена смерти «ведьмы» , обокравшей мать Оливера. Юмор Диккенса - это не утробный опыт, а умение улыбнуться в трудную минуту.

Вот сейчас, когда Плут отправится за решетку, наверняка, надолго, если не навсегда (ведь список преступлений, за которые полагалась смертная казнь, был крайне большим, ну или в при «лучшем» исходе дела - тиф, который косил заключенных) . И вот в последние минуты перед принесением приговора автор заставляет нас действительно улыбнуться: мальчишка произносит речь, даже не речь, а искусную пародию на «настоящего джентльмена» . Взрослая речь маленького человека, как написано, с каким тактом и с каким юмором!

И к вопросу о «любопытстве» . Если у Дефо это чувство возникает действительно очень часто, то у Диккенса совсем нет. Я даже отложил книгу, когда Нэнси уводила Оливера от пожилого джентльмена, давшему ему необходимую любовь и ласку. Иные сцены настолько контрастны, что их сочетания вызывают массу эмоций. Взять к примеру речь и мольбы Оливера в логове преступников. Это действительно непонятно.

Вся книга кажется грязной, испачканной. Это впечатление усиливают и описание Лондона, как кажется вечно грязного, мерзкого, промозглого и сырого города, со своими трущобами, кварталами для бедноты, вечно плохой погодой и, конечно, жителями своей внешностью и отношением друг к другу как нельзя лучше подходящими под описание этого города. Вообще, скорее всего, это та эпоха, время когда голод, бедность были скорее обычным явлением, нежели исключением из правила. Эпоха контраста, чистоты и грязи, возвышенных речей и грязных ругательств, обжорства и страшного голода, рабской покорностью одних и идиотской самовлюбленностью других, наконец, возникновению высокой любви у Гарри и Розы и появлению непонятного чувства, возникшего у Нэнси к бандиту Сэйку.

Конечно, логически рассуждая, становится немного непонятно, каким образом маленький Оливер, пройдя через всю ту грязь и нечистоты, какие только можно представить, не испортился, не стал на путь преступника и бандита, хотя бы с банальнейшей и логически выводимой целью - отомстить этому миру если не за все, то хотя бы за то, что он появился на этот свет. Каким образом, его душа сохранила чистоту? У Дориана Грея был портрет - зеркало его души, которое как магнит тянуло к себе душевную грязь и греховные помыслы, не давая им испортить внешность. Но у Оливера не было такого портрета. Тем не менее, его душа, так же как и его «ангельская» внешность сохранила девственную чистоту. Как такое могло произойти? Говорят ребенок, воспитанный волчьей стаей, теряет не просто «человеческий вид» , но и самые основные, даже примитивнейшие психологические рефлексы, присущие его цивилизованному сверстнику. Я уже молчу про нравственные ценности и тому подобное. Так вот вопрос: как Оливер остался таким, каким встретили его и мистер Браунлоу, и Роза, и старая леди после всех перенесенных им невзгод? А ведь те люди-животные, начиная со скунса бидла и заканчивая настоящими хищниками типа Сайкса и Феджина, будут похуже простой волчьей стаи! Последние-то без пристрастия приучают к себе ребенка. Непонятно. Скорее всего Диккнес хотел подчеркнуть, что «сказалась порода» , то есть джентльмен - он и в Африке джентльмен, «к благородным не пристает» .

В описаниях всех тех зол того общества, возникает естественный вопрос: а так ли бедны были бедные? а так ли бездушны и надменны богатые? а так ли много бездомных и сирот? так ли бесправен и порабощен ребенок самого рождения? Уже в свое время Диккенсу приходилось выслушивать упреки в преувеличениях, если не в искажениях истинного положения дел. Не знаю, может и так, но ведь рабская эксплуатация детского труда не является выдумкой, как и описанный в книге случай о погибшем ребенке-трубочисте. В любом случае, выявляя некий недостаток в обществе, да и в чем бы то ни было, необходимо преувеличить, иначе это просто не вызовет резонанс, пройдет незамеченным, как само собой полагающееся.

Первый русский переводчик Диккенса И. Введенский ознакомил автора с реакцией на его произведения публики вообще и такого ее представителя, как Достоевский, в частности. Диккенс был настолько тронут, что в трудные минуты с мрачной иронией говорил: «Пора упаковывать чемоданы и ехать в Россию, там меня лучше пойму, чем в моей собственной стране!» . А что, то состояние общества, описываемое Диккенсом в своем романе, чем-то напоминает современное наше общество, то, от чего Англия смогла-таки уйти - от пьянства, преступности и равнодушия чиновников - нашло отражение в нашей сегодняшней жизни.


просмотров: 2106
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
The Great Alone by Kristin Hannah (2018)

$15.00
End Date: Tuesday May-15-2018 10:06:22 PDT
Buy It Now for only: $15.00
|
Little Fires Everywhere By Celeste Ng (Hardcover) Book 2017 Free Shipping!

$7.99
End Date: Friday May-18-2018 3:04:35 PDT
Buy It Now for only: $7.99
|
Circe by Madeline Miller (2018, eBooks)

$65.00
End Date: Thursday Apr-26-2018 9:49:09 PDT
Buy It Now for only: $65.00
|
Brand New Naruto Box Set 2 Volumes 28-48

$17.95
End Date: Monday May-14-2018 16:44:39 PDT
Buy It Now for only: $17.95
|
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search Results from «Озон» Художественная литература, анонсы.
 
Кай Майер Время Библиомантов. Книга крови
Время Библиомантов. Книга крови

Санктуарий разрушен, однако миру библиомантов угрожает новая опасность. В золотом сиянии между страницами мира угрожающе клубятся идеи, поглощающие одно убежище за другим. Не сразу Фурия осознаёт, что она одна в состоянии предотвратить катастрофу. Однако за спасение целого мира придётся заплатить высокую цену. Сможет ли она сделать это?

Книга получила премию "Немецкая фантастика. Лучший немецкий роман 2017".  Именно благодаря третьей части трилогия стала столь популярной.

...

Семёнова М. Братья. Книга 2. Царский витязь. Том 1
Братья. Книга 2. Царский витязь. Том 1
Беда наслала на землю вечную зиму и оставила много сирот, родства не помнящих. Киян-море вздыбилось и смело города Андархайны. Чертоги вождей спрятались в глубине, согретой теплом земных недр, беднота осталась мёрзнуть на поверхности. Настали тяжкие времена, обильные скорбью утрат...

Минули годы после Беды. В чужой семье, в глухой деревушке вырос чудом спасённый царевич Светел, наследник некогда могущественной империи. И когда ему сравнялось пятнадцать, решил искать доли в воинской дружине, чтобы найти и спасти любимого старшего брата Сквару. Его насильно увели из семьи мораничи, и с тех пор родные ничего не слышали о нём. «Я обрёкся родительского сына в дом вернуть. За то, что вырастили, хоть так отдарить...» - думает Светел. Но что, если его долг совсем в другом? Да и узнает ли он брата? Ныне Сквара, что чёрный ворон, невидим в темноте......

Александр Ратнер Тайны жизни Ники Турбиной
Тайны жизни Ники Турбиной
Перед Вами первое масштабное исследование жизни и творчества Ники Турбиной, проделанное близким другом семьи - Александром Ратнером.

Ника Турбина - знаковая фигура конца 80-начала 90-х годов, поэтесса, известная своими ранними стихотворениями, трагически погибшая в возрасте 27 лет. Многое из ее биографии до сих пор покрыто тайной даже для поклонников ее творчества, в частности, кто был ее отцом, почему порвал с ней отношения Евгений Евтушенко, что делала она в течение года в Швейцарии, действительно ли она являлась автором своих стихов и многое другое.

Книга проиллюстрирована уникальными фотографиями, черновиками стихов, письмами и др....

Ван Гог Винсент Письма к брату Тео. Раритетное издание с эскизами и иллюстрациями
Письма к брату Тео. Раритетное издание с эскизами и иллюстрациями
?Ставшие настоящим эпистолярным наследием, письма Винсента Ван Гога к его брату Тео до глубины души потрясают своей искренностью. За сто с лишним лет, переписка двух братьев, которая длилась целых пятнадцать лет, стала не менее популярной, чем знаменитые подсолнухи художника, и была переведена на все европейские языки. Меж тем, мало кто знает, что эти бесконечные, пронзительные письма, пестрили многочисленными рисунками предметов, которые видел перед собой Ван Гог. Используя оригинальные эскизы и наброски из писем, мы попытались воспроизвести то, как выглядели письма художника, который рисовал все, чего касались его гениальные глаза. Перед вами уникальное издание, каждая страница которого пронизана атмосферой, в которой жил и трудился Ван Гог. Из нее становится понятнее, каким на самом деле видел мир человек, создававший столь красочные и яркие картины....

Уилл Айснер Контракт с Богом и другие истории арендного дома
Контракт с Богом и другие истории арендного дома
О книге
Выход "Контракта с Богом" в конце 70-х годов произвел революцию в мире американских комиксов. Уилл Айснер, признанный комиксист, решил создать комикс, не похожий ни на какую другую работу в этом формате. И рассказал четыре истории, происходящие с жителями одного арендного дома в Нью-Йорке в 30-е. Четыре истории о любви, вере, предательстве на фоне арендного дома № 55 на Дропси-авеню. Эти проникновенные рассказы соединились в невероятный графический роман, ставший классикой комикса и по-прежнему остающийся близким и трогающим образцом настоящей большой литературы.

Фишки книги
- Главный труд и самая известная книга Уилла Айснера.
-  Предисловие Скотта Макклауда, автора культовой книги "Понимание комикса".
-  Вступительное слово Уилла Айснера.
- История создания «первого графического романа».
-  Российское издание комикса повторяет посвященное 100-летию Айснера юбилейное издание.

Для кого эта книга
Для любителей комиксов.
Для всех, кто любит непростые жизненные истории.

...

Гузель Яхина Дети мои
Дети мои
Гузель Яхина - автор Тотального диктанта в 2018 году: три отрывка из нового романа «Дети мои» задействованы в одной из самых масштабных просветительских акций в России.
«Дети мои» - новый роман Гузель Яхиной, самой яркой дебютантки в истории российской литературы новейшего времени, лауреата премий «Большая книга» и «Ясная Поляна» за бестселлер «Зулейха открывает глаза».
Поволжье, 1920-1930-е годы. Якоб Бах - российский немец, учитель в колонии Гнаденталь. Он давно отвернулся от мира, растит единственную дочь Анче на уединенном хуторе и пишет волшебные сказки, которые чудесным и трагическим образом воплощаются в реальность.

«Я хотела рассказать о мире немецкого Поволжья - ярком, самобытном, живом - о мире, когда-то созданном пришлыми людьми в чужой стране, а сегодня затерянном в прошлом. Но это еще и история о том, как большая любовь порождает страхи в нашем сердце и одновременно помогает их превозмочь». Гузель Яхина

Гузель Яхина - писатель, лауреат премий «Ясная Поляна» и «Большая книга». Родилась в Казани, окончила Казанский государственный педагогический институт, сценарный факультет Московской школы кино. Дебютный роман «Зулейха открывает глаза» стал ярким событием в литературе, отмечен ведущими литературными премиями. Издан тиражом более 200 тыс. экз. и переведен на 30 языков. В 2018 года Гузель Яхина стала автором «Тотального диктанта». Три текста для разных часовых поясов, названные «Утро», «День» и «Вечер» - избранные отрывки из романа «Дети мои».

Цитата: «Дети не боялись ничего. В их доверчивых взорах и открытых лицах Бах узнавал то же бесстрашие, что наблюдал с рождения в глазах Анче. Голоса детей были полны веры и страсти, а улыбки - любви и надежд. Движения их были свободны, радостны, и они несли эту радость и эту свободу с собой - на покровские улицы, в тесные пространства местных рабочих клубов, театров, читален. Детей не пугали рыбьи и мышиные морды взрослых - возможно, дети их попросту не замечали: они проходили сквозь чужие страхи - как через мелкий брод, оставаясь при этом сухими. Мир распадался надвое: мир испуганных взрослых и мир бесстрашных детей существовали рядом и не пересекались».


...

Глеб Успенский Глеб Успенский. Собрание сочинений в 9 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Глеб Успенский. Собрание сочинений в 9 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Оригинально оформленное подарочное издание. Переплет ручной работы изготовлен из натуральной кожи по старинной европейской технологии XVIII века. Блинтовое и золотое тиснение переплета. Трехсторонний золотой обрез. Каждый том дополняет шелковое ляссе.

Многочисленные очерки и рассказы Успенского посвящены жизни разных социальных слоев русского народа. Документальный характер произведений, злободневность, реализм, внимание к деталям, запоминающиеся персонажи, великолепное знание народной речи - все это делает очерки и рассказы Глеба Ивановича Успенского ярким литературным явлением конца XIX столетия....

Жорж Санд Жорж Санд. Собрание сочинений в  14 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Жорж Санд. Собрание сочинений в 14 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Переплет ручной работы изготовлен из натуральной кожи по старинной европейской технологии XVIII века.
Блинтовое и золотое тиснение переплета.
Трехсторонний золотой обрез.
Каждый том дополняет шелковое ляссе.

Произведения французской писательницы XIX в. Жорж Санд - под этим псевдонимом публиковала свои романы Аврора Дюпен (по мужу Дюдеван) - пользуются заслуженным успехом у читателей всего мира....

Константин Бадигин Константин Бадигин. Собрание сочинений в 5 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Константин Бадигин. Собрание сочинений в 5 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Переплет ручной работы изготовлен из натуральной кожи по старинной европейской технологии XVIII века.
Блинтовое и золотое тиснение переплета.
Трехсторонний золотой обрез.
Каждый том дополняет шелковое ляссе....

Марк Алданов Марк Алданов. Собрание сочинений в 8 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Марк Алданов. Собрание сочинений в 8 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Переплет ручной работы изготовлен из натуральной кожи по старинной европейской технологии XVIII века.
Блинтовое и золотое тиснение переплета.
Трехсторонний золотой обрез.
Каждый том дополняет шелковое ляссе....

«CRM АвтоВебОфис» прием платежей, email-рассылки и работа с клиентами для интернет бизнеса
2008 Copyright © BookPoster.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс.Метрика Яндекс цитирования