Информация по русской литературе
А.К. Толстой: реализм и чистое искусство

А.К. Толстой: реализм и "чистое искусство"

План

Введение

1.       Реализм и "чистое искусство": борьба двух направлений

2.       Толстой: реалист или представитель "чистого искусства"

Заключение

Список литературы 

Введение

А.К. Толстой по истине творец от природы. Он оставил великое наследие для будущих поколений - это всем известная поэма " Иоанн Дамаскин", драматическая поэма "Дон-Жуан", исторический роман "Князь Серебряный" и ряд архаически сатирических стихотворений, вышучивающих материализм 60-х годов, драматическая трилогия "Смерть Иоанна Грозного", трилогии "Царь Федор Иоаннович", "Царь Борис", множество стихотворений, былин, повестей, в том числе и стихотворная автобиографическая повесть "Портрет". Этот список можно продолжать все дальше и дальше, тем самым доказывая великое достояние русской литературы, которая богата искусными творцами, такими как Алексей Толстой.

В 60-е годы в литературе наблюдается появление таких направлений как реализм и "чистое искусство". Наряду с этим у многих критиков возникают разногласия, к какому же течению относится Толстой.

Чтобы ответить на поставленный вопрос: кто же Толстой: реалист или приверженец "чистого искусства" мы в первой части работы даем характеристику обоим направлениям.

Далее в работе раскрывается внутренний мир произведений писателя, что и определяет принадлежность Толстого к тому или иному направлению. Подробно рассматриваются и анализируются его произведения. Раскрывается сама сущность, сам внутренний мир Толстого как "певца красоты".

 

1. Реализм и "чистое искусство": борьба двух направлений

В 60-х годах в русской литературе произошла революция, результатом которой стало формирование двух противостоящих друг другу направления.

Во главе первого стоял Некрасов, который выдвигал на первый план гражданские мотивы (“Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан…”). Критики из журнала “Современник” ищут в художественных произведениях, прежде всего отражение социальных процессов. В литературных героях Островского, Тургенева, Толстого видят не только яркие, неповторимые характеры, но и “общественные типы”, порожденные несправедливым устройством общества.

Члены второго направления - "чистое искусство" - Фет и другие, считавшие, что поэт – творец, вдохновленный Богом и поэтому далекий от политики. В качестве лозунга они приводили известные строки А.С. Пушкина:

Не для житейского волненья,

Не для корысти, не для битв,

Мы рождены для вдохновенья,

Для звуков сладких и молитв.

Реалисты довольно остро возражали:

Скажут песня не из лестных,

Навлечешь как раз их гнев.

Лучше пой, брат, про прелестных

Дев, дев, дев.

Обратись к луне, природе,

Пой утехи юных лет –

Ведь поет же в этом роде

Фет, Фет, Фет.          

У любого направления искусства имеются свои источники реализации произведений - газеты, журналы, сборники. Ведущим журналом “чистого искусства” становится некогда основанная Смирдиным и Сенковским “Библиотека для чтения”, выходившая в те годы под редакцией Александра Дружинина.

Дружинин (а также известные критики Павел Анненский и Василий Боткин) утверждают, что художественная полноценность произведения не связана с “требованиями текущего момента”, а зависит лишь от степени таланта автора.

Критика, по мысли Дружинина, как и само искусство, должна ориентироваться на “вечные ценности” - Бога, красоту, любовь. Таких критиков, как Белинский и Чернышевский, Дружинин относил к “отрицательному направлению”, а стремление подчинить литературу социально-политическим задачам считал не только неправильным, но и вредным. “Если мы не станем им противодействовать, - писал он Боткину, - они наделают глупостей, повредят литературе…”

Сторонники “чистого искусства” так же, как Чернышевский и Добролюбов, считали необходимым следовать правде жизни, но искали эту правду совсем не там, где их идейные противники. Нередко одни и те же произведения удостаивались похвалы и тех и других, но с разных позиций... Полемика была вызвана определенными социально-историческими событиями в стране.

Несмотря на разногласия, различные взгляды, и те и другие были великолепными поэтами. Да и возможно ли приказывать кому-либо, о чем писать, ведь лирика, как известно, отражает мысли и чувства, волнующие конкретную личность, но находящие отклик в сердцах других людей. И гражданские, и чисто лирические мотивы играют важную роль в понимании мира и осознании себя в нем.

2. Толстой: реалист или представитель "чистого искусства"

Был ли Толстой приверженцем “чистого искусства” или революционером, однозначно сказать нельзя. Одни считали его реакционером, другие – революционером. Но он не был ни тем, ни другим. Не принадлежал Толстой ни к славянофилам, ни к западникам.

Толстой хотел быть "только" художником. Когда в первом своем крупном произведении - поэме, посвященной душевной жизни царедворца - поэта Иоанна Дамаскина - Толстой говорил о своем герое: "Любим калифом Иоанн, ему, что день, почет и ласка" - это были черты автобиографические. В поэме Иоанн Дамаскин обращается к калифу с такой мольбой: "простым рожден я был певцом, глаголом вольным Бога славить... О, отпусти меня, калиф, дозволь дышать и петь на воле". Совершенно с такими же мольбами встречаемся мы в переписке Толстого.

В 1854 г. он выступил в "Современнике" с рядом стихотворений ("Колокольчики мои", "Ой стоги" и др.), сразу обратили на него внимание. Литературные связи его относятся еще к сороковым годам.

Он был хорошо знаком с Гоголем, Аксаковым, Анненковым, Некрасовым, Панаевыми особенно с Тургеневым, который был освобожден от постигшей его в 1852 г. ссылки в деревню благодаря хлопотам Толстого.

Примкнув ненадолго к кружку "Современника", Толстой принял участие в составлении цикла юмористических стихотворений, появившихся в "Современнике" в 1854 - 55 годах под известным псевдонимом Кузьмы Пруткова. Весьма трудно определить, что именно здесь принадлежит Толстому, но несомненно, что его вклад был не из маловажных: юмористическая жилка была очень сильна в нем.

Он обладал даром весьма тонкой, хотя и добродушной насмешки; многие из лучших и наиболее известных его стихотворений обязаны своим успехом именно иронии, в них разлитой (например "Спесь", "У приказных ворот"). Юмористически сатирические выходки Толстого против течений 60-х годов ("Порой веселой мая", "Потом богатырь" и др.) немало повлияли на дурное отношение к нему известной части критики.

Написанные в народном стиле стихотворения, которыми дебютировал Толстой, особенно понравились московскому славянофильскому кружку; в его органе, "Русской Беседе", появились две поэмы Толстого: "Грешница" (1858) и "Иоанн Дамаскин" (1859).

С прекращением "Русской Беседы" Толстой становится деятельным сотрудником Катковского "Русского Вестника", где были напечатаны драматическая поэма "Дон-Жуан" (1862), исторический роман "Князь Серебряный" (1863) и ряд архаически сатирических стихотворений, вышучивающих материализм 60-х годов. В "Отечественных Записках" 1866 г. была напечатана первая часть драматической трилогии Толстого - "Смерть Иоанна Грозного".

С преобразованием в 1868 г. "Вестника Европы" в общелитературный журнал, Толстой становится его деятельным сотрудником. Здесь, кроме ряда былин и других стихотворений, были помещены остальные две части трилогии - "Царь Федор Иоаннович" (1868, 5) и "Царь Борис" (1870, 3), стихотворная автобиографическая повесть "Портрет" (1874, 9) и написанный в Дантовском стиле рассказ в стихах "Дракон". Осенью 1875 г.

Толстой написал стихотворение "Прозрачных облаков спокойное движенье", где, между прочим, говорит о себе: Всему настал конец, прими ж его и ты Певец, державший стяг во имя красоты.

Это самоопределение почти совпадает с тем, что говорили о Толстом многие "либеральные" критики, называвшие его поэзию типичной представительницей "искусства для искусства". И, тем не менее, зачисление Толстого исключительно в разряд представителей "чистого искусства" можно принять только со значительными оговорками. В тех самых стихотворениях на древнерусские сюжеты, в которых всего сильнее сказалась его поэтическая индивидуальность, водружен далеко не один "стяг красоты": тут же выражены и политические идеалы Толстого, тут же он борется с идеалами, ему несимпатичными.

В политическом отношении он является в них славянофилом в лучшем смысле слова. Сам он, правда (в переписке), называет себя решительнейшим западником, но общение с московскими славянофилами все же наложило на него яркую печать.

В Аксаковском "Дне" было напечатано нашумевшее в свое время стихотворение "Государь ты наш, батюшка", где в излюбленной им юмористической форме Толстой изображает петровскую реформу как "кашицу", которую "государь Петр Алексеевич" варит из добытой "за морем" крупы (своя якобы "сорная"), а мешает "палкой"; кашица "крутенька" и "солона", расхлебывать ее будут "детушки".

В старой Руси Толстого привлекает, однако, не московский период, омраченный жестокостью Грозного, а Русь Киевская, вечевая. Когда Поток-богатырь, проснувшись после пятивекового сна, видит раболепие толпы перед царем, он "удивляется притче" такой: "если князь он, иль царь напоследок, что ж метут они землю пред ним бородой? мы честили князей, но не этак! Да и полно, уж вправду ли я на Руси? От земного нас Бога Господь упаси! Нам писанием велено строго признавать лишь небесного Бога!" Он "пытает у встречного молодца: где здесь, дядя, сбирается вече?" В "Змее Тугарине" сам Владимир провозглашает такой тост: "за древнее русское вече, за вольный, за честный славянский народ, за колокол пью Новграда, и если он даже и в прах упадет, пусть звон его в сердце потомков живет". С такими идеалами, нимало не отзывающимися "консерватизмом", Толстой, тем не менее, был в середине 60-х годов зачислен в разряд писателей откровенно-ретроградных. Произошло это оттого, что, оставив "стяг красоты", он бросился в борьбу общественных течений и весьма чувствительно стал задевать "детей" Базаровского типа.

Не нравились они ему главным образом потому, что "они звона не терпят гуслярного, подавай им товара базарного, все чего им не взвесить, не смеряти, все кричат они, надо похерити". На борьбу с этим "ученьем грязноватым" Толстой призывал "Пантелея-Целителя": "и на этих людей, государь Пантелей, палки ты не жалей суковатые". И вот он сам выступает в роли Пантелея-Целителя и начинает помахивать палкой суковатой. Нельзя сказать, чтобы он помахивал ею осторожно. Это не одна добродушная ирония над "материалистами", "у коих трубочисты суть выше Рафаила", которые цветы в садах хотят заменить репой и полагают, что соловьев "скорее истребити за бесполезность надо", а рощи обратить в места, "где б жирные говяда кормились на жаркое" и т. д. Весьма широко раздвигая понятие о "российской коммуне", Толстой полагает, что ее приверженцы "все хотят загадить для общего блаженства", что "чужим они немногое считают, когда чего им надо, то тащут и хватают"; "толпы их все грызутся, лишь свой откроют форум, и порознь все клянутся in verba вожакорум. В одном согласны все лишь: коль у других именье отымешь да разделишь, начнется вожделенье". Справиться с ними, в сущности, не трудно: "чтоб русская держава спаслась от их затеи, повесить Станислава всем вожакам на шею".

Все это вызвало во многих враждебное отношение к Толстому, и он вскоре почувствовал себя в положении писателя, загнанного критикой. Общий характер его литературной деятельности и после посыпавшихся на него нападок остался прежний, но отпор "крику оглушительному: сдайтесь, певцы и художники! Кстати ли вымыслы ваши в наш век положительный!" он стал давать в форме менее резкой, просто взывая к своим единомышленникам:

Други, не верьте! Все та же единая

Сила нас манит к себе неизвестная,

Та же пленяет нас песнь соловьиная,

Те же нас радуют звезды небесные!

Правда все та же! Средь мрака ненастного

Верьте чудесной звезде вдохновения,

Дружно гребите во имя прекрасного

Против течения".

Заключение

Как ни характерна сама по себе борьба, в которую вступил поэт, считавший себя исключительно певцом "красоты", не следует, однако, преувеличивать ее значение.

"Поэтом-бойцом", как его называют некоторые критики, Толстой не был; гораздо ближе к истине то, что он сам сказал о себе: "двух станов не боец, но только гость случайный, за правду я бы рад поднять мой добрый меч, но спор с обоими - досель мой жребий тайный, и к клятве ни один не мог меня привлечь".

Н.Г. Чернышевский в письме от 24 сентября 1856 года писал Некрасову: “Вы говорите:

                                   Нет в тебе поэзии свободной,

                                   Мой тяжелый, неуклюжий стих!

Вам известно, что я с этим не согласен. Свобода в поэзии не в том, чтобы писать именно пустяки вроде чернокнижия или Фета (который, однако же, хороший поэт), а в том, чтобы не стеснять своего дарования произвольными претензиями и писать о том, к чему лежит душа. Фет был бы не свободен, если бы вздумал писать о социальных вопросах, и у него вышла бы дрянь… каждому свое… В этом и состоит свобода, чтобы каждый делал то, что требуется его натурою”.

В следующем письме Чернышевский говорит, что поэзия сердца имеет такие же права, как и поэзия мысли, а стихотворения “Когда из мрака заблужденья”, “Давно отвергнутый тобою”, “Я посетил твое кладбище”, “Ах ты, страсть роковая, бесплодная” относил к категории “без тенденций”. “Эти стихи, - говорил Чернышевский, - буквально заставляют меня рыдать, чего не в состоянии сделать никакая тенденция”.

В работе раскрывается внутренний мир произведений писателя, раскрывается сама сущность, сам внутренний мир Толстого как "певца красоты". Сам писатель не относит себя ни к одному из рассмотренных направлений, он считает себя прежде всего - художником, творцом. Не случайно этот удивительный поэт писал о себе самом: “Я один из двух или трех писателей, которые держат у нас знамя искусства для искусства, ибо убеждение мое состоит в том, что назначение поэта – не приносить людям какую-нибудь непосредственную выгоду или пользу, но возвышать их моральный уровень, внушая им любовь к прекрасному…”.

 Реалистов и представителей “чистого искусства рассудило время”…

 

Список литературы

“Энциклопедия для детей. Том 9: Русская литература” Москва “Аванта+” 1998г.

Хлебинская Г.Ф. “Русский язык. Орфография и морфология”

Москва “Дом педагогики” 2000г.

 Электронные источники:

www.examen.ru

www.bankreferatov.ru

www.encycl.yandex.ru


просмотров: 1816
Search Results from Ebay.US* DE* FR* UK
The Lying Game by Ruth Ware eBooks

$17.15
End Date: Wednesday Nov-8-2017 2:33:13 PST
Buy It Now for only: $17.15
|
Walking Dead: Here's Negan by Charlie Adlard (English) Hardcover Book

$7.99
End Date: Thursday Nov-9-2017 1:09:51 PST
Buy It Now for only: $7.99
|
One of Us Is Lying by Karen M. McManus eBooks

$9.35
End Date: Monday Oct-23-2017 1:54:53 PDT
Buy It Now for only: $9.35
|
American Gods by Neil Gaiman (English) Mass Market Paperback Book

$13.00
End Date: Wednesday Nov-15-2017 7:19:10 PST
Buy It Now for only: $13.00
|
Search Results from «Озон» Художественная литература, анонсы.
 
Михаил Лермонтов Герой нашего времени
Герой нашего времени
Михаил Юрьевич Лермонтов - один из самых почитаемых и любимых русских поэтов и писателей. При жизни Лермонтов печатался очень мало: он отличался крайней взыскательностью и строгостью к своему творчеству. 10 лет писал стихи, поэмы, драмы, прозу, прежде чем решиться составить небольшой сборник.
Все его произведения отличает сочетание простоты и возвышенности, естественности и оригинальности, его умение объективно показывать характеры героев, раскрывая одного персонажа через восприятие другим, и по сей день восхищает и читателей и критиков.
В эту книгу вошли роман "Герой нашего времени", избранные поэмы и стихотворения, а также новые современные комментарии к роману....

Александр Варго Дрейф
Дрейф
Молодожены Павел и Веста отправляются в свадебное путешествие на белоснежной яхте. Вокруг – никого, только море и чайки. Идеальное место для любви и… убийства. Покончить с женой Павел решил сразу же, как узнал о свалившемся на нее богатом наследстве. Но как без лишней возни лишить человека жизни? Раскроить череп бутылкой? Или просто столкнуть за борт? Пока он думал об этих страшных вещах, Веста готовилась к самой важной миссии своей жизни – поиску несуществующей восьмой ноты. Для этой цели она собрала на палубе диковинный музыкальный инструмент, в больших стеклянных колбах которого разлагались трупы людей, и лишь одна колба была пустой. Ибо предназначалась Павлу…...

Анна и Сергей Литвиновы Здесь вам не Сакраменто
Здесь вам не Сакраменто
Виктория Спесивцева готовилась к свадьбе - какая радость! Вдобавок удача не приходит одна: партнеры по работе решили наградить ее автомобилем. Однако едва Вика выехала на новенькой иномарке, как ее остановили полицейские и обнаружили в машине увесистый пакет с коричневым порошком. И тут для девушки начался настоящий кошмар: следственный изолятор, допросы, разрыв с женихом...
Она еще не подозревала, что корни происходящего тянутся в далекое прошлое, где тесно переплелись судьбы трех друзей-инженеров, некогда ковавших космические победы советской страны......

Леонтьев Антон Валерьевич Небо слишком высоко
Небо слишком высоко
Остросюжетные романы Антона Леонтьева - великолепные авантюрные мелодрамы, истории необычных женских судеб. Увлекательный сюжет, яркие запоминающиеся образы героинь, легкий стиль - все это заинтересует самый широкий круг читательниц....

Эйлин О'Коннор О лебединых крыльях, котах и чудесах
О лебединых крыльях, котах и чудесах
"Эта книга - продолжение вышедших год назад заметок из моего блога, собранных под одной обложкой. Почти каждый день я записываю что-то о маленькой повседневности, окружающей меня, - это мой способ фотографировать жизнь, поскольку фотоаппаратом у меня получается хуже, чем словами. В ней остались люди, коты и собаки и появилась глава "Как все было на самом деле": о старых сказках, из которых прорастают новые. Надеюсь, вторая книга понравится читателю так же, как и первая"
                                                                        
                                                                                                           Елена Михалкова

Там, где горят алые лепестки, где ходит по свету одинокий человек с лебединым крылом, где жизнь мудрее и бесстыднее вымысла, рождаются маленькие истории. Отражение нашей повседневности, смешные и печальные, они - о нас с вами и о тех, кто делает реальность чуть более волшебной, чем она есть на самом деле.

Об авторе:
Эйлин О`Коннор - псевдоним в ЖЖ известной писательницы Елены Михалковой, чьи детективы издаются многотысячными тиражами. 
Имеет более 20 000 подписчиков, занимает 111 место в рейтинге пользователей ЖЖ в России.
Основной слоган ее журнала: "Средь множества иных миров есть, может, и такой, где кот идёт с вязанкой дров над бездною морской".

...

Линдсей Джоанна Очаруй меня
Очаруй меня
Бесконечные распри между семействами Уитворт и Вулф вывели из себя даже легкомысленного принца-регента. Он приказал враждующим семьям прекратить ссору и породниться, обвенчав Брук Уитворт, дочь графа, со злейшим недругом ее старшего брата Роберта – Домиником Вулфом. Коварный Роберт уже придумал, как использовать этот план в своих целях, – ведь если Доминик отвергнет нежеланную невесту, то будет подвергнут опале, отлучению от двора и, возможно, даже изгнанию. Однако юная Брук нарушает его хитрые замыслы, неожиданно и страстно влюбившись в Доминика. И девушка готова на все, чтобы пробудить в сердце "жениха поневоле" ответные чувства…...

Сергей Самаров Пробуждение силы
Пробуждение силы
?Восемь лет назад во время кавказской войны на подполковнике спецназа ГРУ Андрее Стромове была испытана психотронная установка, в результате чего он был сломлен как личность и полностью забыл свое прошлое. Так Андрей превратился в тихого московского дворника...
Незатейливая жизнь труженика метлы текла своим чередом до тех пор, пока на него не напали пятеро отморозков. Сразу же дали о себе знать затаившиеся в подсознании навыки спецназовца, и Андрей стал самим собой, легко раскидав ошалевших от ужаса хулиганов. За офицером, к которому вернулись память и сила, начинается охота - проводившие жестокий эксперимент вовсе не намерены предавать дело огласке. Но годы забытья пошли на пользу дремавшему в Андрее инстинкту профессионального бойца. Теперь его голыми руками не возьмешь. Подполковник ГРУ намерен отомстить за все и вернуться в семью. И месть его будет страшна, но справедлива......

Миранда Невилл Рассудку вопреки
Рассудку вопреки
?Лорд Блейкни вовсе не планировал предаваться тихим радостям семейной жизни — наоборот, по возвращении в Лондон после двухлетнего отсутствия он собирался вдоволь повеселиться с легкомысленными куртизанками. Умная, независимая Минерва Монтроуз никогда не стремилась замуж, а тем более выходить за никчемного на ее взгляд повесу вроде Блейкни. Но увы! Маленькое недоразумение на балу — и репутация Минервы безнадежно скомпрометирована, а Блейкни теперь обязан жениться на "погубленной" им девушке. Конечно, свадьба еще не конец света — умные люди всегда сумеют сохранить свободу в браке. Однако планы Минервы и ее законного супруга трещат по швам, когда в игру вмешивается не признающая ни договоренностей, ни доводов рассудка пылкая страсть…...

Хаксли Олдос Серое Преосвященство
Серое Преосвященство
Исследование жизни незаурядного и загадочного человека, благодаря которому (или по вине которого) во все европейские языки вошло выражение "серый кардинал". Он остался в истории под именем отца Жозефа — помощника и тайного советника, неизменно стоящего за спиной кардинала Ришелье, — и сыграл ключевую роль в европейской политике периода Тридцатилетней войны. Одни считали его святым, другие — чудовищем. Неизменно следуя жесточайшим правилам монашеского благочестия и никогда ничего не желая для себя лично, он, тем не менее, ничем не гнушался, когда дело касалось государственных интересов, и с легкостью шел на предательства и преступления. Кем же он был, этот преступник-праведник, неизменно считавший, что исполняет Высшую волю?.....

Томас Кенилли Список Шиндлера Schindler's List
Список Шиндлера
"Тот, кто спас единственную жизнь, спас весь мир" - эти слова из Талмуда написали заключенные на кольце, которое подарили своему спасителю - Оскару Шиндлеру. Человеку, который избавил от мученической смерти больше тысячи людей.
"Немецкий бонвиван, ловкий делец, обаятельная личность, полная противоречий" - так пишет о своем герое Кенилли. Да, Оскар Шиндлер не был святым, но стал - Праведником Мира. О нем помнят не только те, кто обязан ему жизнью, не только их дети и внуки - нет в мире человека, который не слышал бы это имя и не преклонялся перед скромным мужеством Шиндлера.
В 1993 году Стивен Спилберг снял по роману Томаса Кенилли фильм, который стал одним из самых значительных произведений мирового кинематографа и удостоен семи премий "Оскар"....

2008 Copyright © BookPoster.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс.Метрика Яндекс цитирования