Информация по русской литературе
А.К. Толстой: реализм и чистое искусство

А.К. Толстой: реализм и "чистое искусство"

План

Введение

1.       Реализм и "чистое искусство": борьба двух направлений

2.       Толстой: реалист или представитель "чистого искусства"

Заключение

Список литературы 

Введение

А.К. Толстой по истине творец от природы. Он оставил великое наследие для будущих поколений - это всем известная поэма " Иоанн Дамаскин", драматическая поэма "Дон-Жуан", исторический роман "Князь Серебряный" и ряд архаически сатирических стихотворений, вышучивающих материализм 60-х годов, драматическая трилогия "Смерть Иоанна Грозного", трилогии "Царь Федор Иоаннович", "Царь Борис", множество стихотворений, былин, повестей, в том числе и стихотворная автобиографическая повесть "Портрет". Этот список можно продолжать все дальше и дальше, тем самым доказывая великое достояние русской литературы, которая богата искусными творцами, такими как Алексей Толстой.

В 60-е годы в литературе наблюдается появление таких направлений как реализм и "чистое искусство". Наряду с этим у многих критиков возникают разногласия, к какому же течению относится Толстой.

Чтобы ответить на поставленный вопрос: кто же Толстой: реалист или приверженец "чистого искусства" мы в первой части работы даем характеристику обоим направлениям.

Далее в работе раскрывается внутренний мир произведений писателя, что и определяет принадлежность Толстого к тому или иному направлению. Подробно рассматриваются и анализируются его произведения. Раскрывается сама сущность, сам внутренний мир Толстого как "певца красоты".

 

1. Реализм и "чистое искусство": борьба двух направлений

В 60-х годах в русской литературе произошла революция, результатом которой стало формирование двух противостоящих друг другу направления.

Во главе первого стоял Некрасов, который выдвигал на первый план гражданские мотивы (“Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан…”). Критики из журнала “Современник” ищут в художественных произведениях, прежде всего отражение социальных процессов. В литературных героях Островского, Тургенева, Толстого видят не только яркие, неповторимые характеры, но и “общественные типы”, порожденные несправедливым устройством общества.

Члены второго направления - "чистое искусство" - Фет и другие, считавшие, что поэт – творец, вдохновленный Богом и поэтому далекий от политики. В качестве лозунга они приводили известные строки А.С. Пушкина:

Не для житейского волненья,

Не для корысти, не для битв,

Мы рождены для вдохновенья,

Для звуков сладких и молитв.

Реалисты довольно остро возражали:

Скажут песня не из лестных,

Навлечешь как раз их гнев.

Лучше пой, брат, про прелестных

Дев, дев, дев.

Обратись к луне, природе,

Пой утехи юных лет –

Ведь поет же в этом роде

Фет, Фет, Фет.          

У любого направления искусства имеются свои источники реализации произведений - газеты, журналы, сборники. Ведущим журналом “чистого искусства” становится некогда основанная Смирдиным и Сенковским “Библиотека для чтения”, выходившая в те годы под редакцией Александра Дружинина.

Дружинин (а также известные критики Павел Анненский и Василий Боткин) утверждают, что художественная полноценность произведения не связана с “требованиями текущего момента”, а зависит лишь от степени таланта автора.

Критика, по мысли Дружинина, как и само искусство, должна ориентироваться на “вечные ценности” - Бога, красоту, любовь. Таких критиков, как Белинский и Чернышевский, Дружинин относил к “отрицательному направлению”, а стремление подчинить литературу социально-политическим задачам считал не только неправильным, но и вредным. “Если мы не станем им противодействовать, - писал он Боткину, - они наделают глупостей, повредят литературе…”

Сторонники “чистого искусства” так же, как Чернышевский и Добролюбов, считали необходимым следовать правде жизни, но искали эту правду совсем не там, где их идейные противники. Нередко одни и те же произведения удостаивались похвалы и тех и других, но с разных позиций... Полемика была вызвана определенными социально-историческими событиями в стране.

Несмотря на разногласия, различные взгляды, и те и другие были великолепными поэтами. Да и возможно ли приказывать кому-либо, о чем писать, ведь лирика, как известно, отражает мысли и чувства, волнующие конкретную личность, но находящие отклик в сердцах других людей. И гражданские, и чисто лирические мотивы играют важную роль в понимании мира и осознании себя в нем.

2. Толстой: реалист или представитель "чистого искусства"

Был ли Толстой приверженцем “чистого искусства” или революционером, однозначно сказать нельзя. Одни считали его реакционером, другие – революционером. Но он не был ни тем, ни другим. Не принадлежал Толстой ни к славянофилам, ни к западникам.

Толстой хотел быть "только" художником. Когда в первом своем крупном произведении - поэме, посвященной душевной жизни царедворца - поэта Иоанна Дамаскина - Толстой говорил о своем герое: "Любим калифом Иоанн, ему, что день, почет и ласка" - это были черты автобиографические. В поэме Иоанн Дамаскин обращается к калифу с такой мольбой: "простым рожден я был певцом, глаголом вольным Бога славить... О, отпусти меня, калиф, дозволь дышать и петь на воле". Совершенно с такими же мольбами встречаемся мы в переписке Толстого.

В 1854 г. он выступил в "Современнике" с рядом стихотворений ("Колокольчики мои", "Ой стоги" и др.), сразу обратили на него внимание. Литературные связи его относятся еще к сороковым годам.

Он был хорошо знаком с Гоголем, Аксаковым, Анненковым, Некрасовым, Панаевыми особенно с Тургеневым, который был освобожден от постигшей его в 1852 г. ссылки в деревню благодаря хлопотам Толстого.

Примкнув ненадолго к кружку "Современника", Толстой принял участие в составлении цикла юмористических стихотворений, появившихся в "Современнике" в 1854 - 55 годах под известным псевдонимом Кузьмы Пруткова. Весьма трудно определить, что именно здесь принадлежит Толстому, но несомненно, что его вклад был не из маловажных: юмористическая жилка была очень сильна в нем.

Он обладал даром весьма тонкой, хотя и добродушной насмешки; многие из лучших и наиболее известных его стихотворений обязаны своим успехом именно иронии, в них разлитой (например "Спесь", "У приказных ворот"). Юмористически сатирические выходки Толстого против течений 60-х годов ("Порой веселой мая", "Потом богатырь" и др.) немало повлияли на дурное отношение к нему известной части критики.

Написанные в народном стиле стихотворения, которыми дебютировал Толстой, особенно понравились московскому славянофильскому кружку; в его органе, "Русской Беседе", появились две поэмы Толстого: "Грешница" (1858) и "Иоанн Дамаскин" (1859).

С прекращением "Русской Беседы" Толстой становится деятельным сотрудником Катковского "Русского Вестника", где были напечатаны драматическая поэма "Дон-Жуан" (1862), исторический роман "Князь Серебряный" (1863) и ряд архаически сатирических стихотворений, вышучивающих материализм 60-х годов. В "Отечественных Записках" 1866 г. была напечатана первая часть драматической трилогии Толстого - "Смерть Иоанна Грозного".

С преобразованием в 1868 г. "Вестника Европы" в общелитературный журнал, Толстой становится его деятельным сотрудником. Здесь, кроме ряда былин и других стихотворений, были помещены остальные две части трилогии - "Царь Федор Иоаннович" (1868, 5) и "Царь Борис" (1870, 3), стихотворная автобиографическая повесть "Портрет" (1874, 9) и написанный в Дантовском стиле рассказ в стихах "Дракон". Осенью 1875 г.

Толстой написал стихотворение "Прозрачных облаков спокойное движенье", где, между прочим, говорит о себе: Всему настал конец, прими ж его и ты Певец, державший стяг во имя красоты.

Это самоопределение почти совпадает с тем, что говорили о Толстом многие "либеральные" критики, называвшие его поэзию типичной представительницей "искусства для искусства". И, тем не менее, зачисление Толстого исключительно в разряд представителей "чистого искусства" можно принять только со значительными оговорками. В тех самых стихотворениях на древнерусские сюжеты, в которых всего сильнее сказалась его поэтическая индивидуальность, водружен далеко не один "стяг красоты": тут же выражены и политические идеалы Толстого, тут же он борется с идеалами, ему несимпатичными.

В политическом отношении он является в них славянофилом в лучшем смысле слова. Сам он, правда (в переписке), называет себя решительнейшим западником, но общение с московскими славянофилами все же наложило на него яркую печать.

В Аксаковском "Дне" было напечатано нашумевшее в свое время стихотворение "Государь ты наш, батюшка", где в излюбленной им юмористической форме Толстой изображает петровскую реформу как "кашицу", которую "государь Петр Алексеевич" варит из добытой "за морем" крупы (своя якобы "сорная"), а мешает "палкой"; кашица "крутенька" и "солона", расхлебывать ее будут "детушки".

В старой Руси Толстого привлекает, однако, не московский период, омраченный жестокостью Грозного, а Русь Киевская, вечевая. Когда Поток-богатырь, проснувшись после пятивекового сна, видит раболепие толпы перед царем, он "удивляется притче" такой: "если князь он, иль царь напоследок, что ж метут они землю пред ним бородой? мы честили князей, но не этак! Да и полно, уж вправду ли я на Руси? От земного нас Бога Господь упаси! Нам писанием велено строго признавать лишь небесного Бога!" Он "пытает у встречного молодца: где здесь, дядя, сбирается вече?" В "Змее Тугарине" сам Владимир провозглашает такой тост: "за древнее русское вече, за вольный, за честный славянский народ, за колокол пью Новграда, и если он даже и в прах упадет, пусть звон его в сердце потомков живет". С такими идеалами, нимало не отзывающимися "консерватизмом", Толстой, тем не менее, был в середине 60-х годов зачислен в разряд писателей откровенно-ретроградных. Произошло это оттого, что, оставив "стяг красоты", он бросился в борьбу общественных течений и весьма чувствительно стал задевать "детей" Базаровского типа.

Не нравились они ему главным образом потому, что "они звона не терпят гуслярного, подавай им товара базарного, все чего им не взвесить, не смеряти, все кричат они, надо похерити". На борьбу с этим "ученьем грязноватым" Толстой призывал "Пантелея-Целителя": "и на этих людей, государь Пантелей, палки ты не жалей суковатые". И вот он сам выступает в роли Пантелея-Целителя и начинает помахивать палкой суковатой. Нельзя сказать, чтобы он помахивал ею осторожно. Это не одна добродушная ирония над "материалистами", "у коих трубочисты суть выше Рафаила", которые цветы в садах хотят заменить репой и полагают, что соловьев "скорее истребити за бесполезность надо", а рощи обратить в места, "где б жирные говяда кормились на жаркое" и т. д. Весьма широко раздвигая понятие о "российской коммуне", Толстой полагает, что ее приверженцы "все хотят загадить для общего блаженства", что "чужим они немногое считают, когда чего им надо, то тащут и хватают"; "толпы их все грызутся, лишь свой откроют форум, и порознь все клянутся in verba вожакорум. В одном согласны все лишь: коль у других именье отымешь да разделишь, начнется вожделенье". Справиться с ними, в сущности, не трудно: "чтоб русская держава спаслась от их затеи, повесить Станислава всем вожакам на шею".

Все это вызвало во многих враждебное отношение к Толстому, и он вскоре почувствовал себя в положении писателя, загнанного критикой. Общий характер его литературной деятельности и после посыпавшихся на него нападок остался прежний, но отпор "крику оглушительному: сдайтесь, певцы и художники! Кстати ли вымыслы ваши в наш век положительный!" он стал давать в форме менее резкой, просто взывая к своим единомышленникам:

Други, не верьте! Все та же единая

Сила нас манит к себе неизвестная,

Та же пленяет нас песнь соловьиная,

Те же нас радуют звезды небесные!

Правда все та же! Средь мрака ненастного

Верьте чудесной звезде вдохновения,

Дружно гребите во имя прекрасного

Против течения".

Заключение

Как ни характерна сама по себе борьба, в которую вступил поэт, считавший себя исключительно певцом "красоты", не следует, однако, преувеличивать ее значение.

"Поэтом-бойцом", как его называют некоторые критики, Толстой не был; гораздо ближе к истине то, что он сам сказал о себе: "двух станов не боец, но только гость случайный, за правду я бы рад поднять мой добрый меч, но спор с обоими - досель мой жребий тайный, и к клятве ни один не мог меня привлечь".

Н.Г. Чернышевский в письме от 24 сентября 1856 года писал Некрасову: “Вы говорите:

                                   Нет в тебе поэзии свободной,

                                   Мой тяжелый, неуклюжий стих!

Вам известно, что я с этим не согласен. Свобода в поэзии не в том, чтобы писать именно пустяки вроде чернокнижия или Фета (который, однако же, хороший поэт), а в том, чтобы не стеснять своего дарования произвольными претензиями и писать о том, к чему лежит душа. Фет был бы не свободен, если бы вздумал писать о социальных вопросах, и у него вышла бы дрянь… каждому свое… В этом и состоит свобода, чтобы каждый делал то, что требуется его натурою”.

В следующем письме Чернышевский говорит, что поэзия сердца имеет такие же права, как и поэзия мысли, а стихотворения “Когда из мрака заблужденья”, “Давно отвергнутый тобою”, “Я посетил твое кладбище”, “Ах ты, страсть роковая, бесплодная” относил к категории “без тенденций”. “Эти стихи, - говорил Чернышевский, - буквально заставляют меня рыдать, чего не в состоянии сделать никакая тенденция”.

В работе раскрывается внутренний мир произведений писателя, раскрывается сама сущность, сам внутренний мир Толстого как "певца красоты". Сам писатель не относит себя ни к одному из рассмотренных направлений, он считает себя прежде всего - художником, творцом. Не случайно этот удивительный поэт писал о себе самом: “Я один из двух или трех писателей, которые держат у нас знамя искусства для искусства, ибо убеждение мое состоит в том, что назначение поэта – не приносить людям какую-нибудь непосредственную выгоду или пользу, но возвышать их моральный уровень, внушая им любовь к прекрасному…”.

 Реалистов и представителей “чистого искусства рассудило время”…

 

Список литературы

“Энциклопедия для детей. Том 9: Русская литература” Москва “Аванта+” 1998г.

Хлебинская Г.Ф. “Русский язык. Орфография и морфология”

Москва “Дом педагогики” 2000г.

 Электронные источники:

www.examen.ru

www.bankreferatov.ru

www.encycl.yandex.ru


просмотров: 1651
Search Results from Ebay.US* DE* FR* UK
The Wind Through the Keyhole by Stephen King (2012) Hardcover 1st Edition

$10.00
End Date: Saturday Sep-9-2017 20:07:03 PDT
Buy It Now for only: $10.00
|
The Bazaar of Bad Dreams: Stories by Stephen King Hardcover ~ Free Shipping

$58.99
End Date: Thursday Aug-31-2017 21:57:04 PDT
Buy It Now for only: $58.99
|
The Chronicles of Narnia Box Set (Books 1 to 7) by C.S.Lewis - Hardcover

$6.99
End Date: Sunday Aug-20-2017 14:24:26 PDT
Buy It Now for only: $6.99
|
Revival : A Novel by Stephen King (Hardcover) NEW

$399.95
End Date: Saturday Sep-16-2017 17:45:32 PDT
Buy It Now for only: $399.95
|
Search Results from «Озон» Художественная литература, анонсы.
 
 Звёздные Войны. C-3PO
Звёздные Войны. C-3PO
Эта законченная мини-история происходит между шестыми и седьмым эпизодами саги. Из неё вы узнаете, откуда у C3PO красная рука. Присоединяйтесь к самому обаятельному протокольному дроиду в его сольном приключении!...

 Волшебный мир Джоан К. Роулинг. Темные искусства. Артбук
Волшебный мир Джоан К. Роулинг. Темные искусства. Артбук
Узнайте все о Пожирателях смерти и Волдеморте, откройте для себя темную сторону истории о Гарри Поттере. Из этой книги вы узнаете о темных созданиях, убийственных предметах и самых опасных волшебниках Магической Британии.
Артбук, посвященный новому фильму по миру Дж.К.Роулинг "Фантастические твари и где они обитают" и, конечно же, новому герою - Ньюту Саламандеру в исполнении оскароносного Эдди Рэдмайна.

О чем эта книга
Арт-бук, посвященный новому фильму по миру Дж.К.Роулинг "Фантастические твари и где они обитают" и, конечно же, новому герою - Ньюту Саламандеру в исполнении оскароносного Эдди Рэдмайна. В книге собраны фотографии со съемок, интересные факты и интервью с актерами, а также вкладки в виде вырезок из зачарованных газет, набор магических карточек с фотографиями героев, бирка от знаменитого чемодана Ньюта, открытки, которыми волшебники обмениваются на Рождество и многое, многое другое!

Итак, если вы хотите узнать: как выглядит карточка сотрудника МАКСША? где снимался фильм: в США или Великобритании? что читают колдуны и ведьмы? и как выглядят волшебные палочки новых героев? то эта книга - однозначно для вас. Сделайте себе или своим друзьям волшебный подарок! Окунитесь в сказочный мир, созданный Джоанной Роулинг!

Для кого эта книга
Для всех поклонников саги о Гарри Поттере
Для ценителей мира Джоан Роулинг.

Фишки книги
Открытки с героями
Вырезки из газет, листовки, бирка и многое другое!
Качественная полиграфия
Книга выходит одновременно с новым фильмом!
...

Дэвид Болдаччи Чистая правда
Чистая правда
О книге:
Двое братьев, Джон и Майкл, оба стали юристами. Но один был успешен, дослужился до помощника верховного судьи США, а второй так и остался малооплачиваемым адвокатом в захолустье. Они не общались много лет. А потом одного из них не стало. Второму предстоит разобраться в тайне его убийства - и в запутанном клубке собственных чувств… Параллельно мы узнаем историю Руфуса Хармса, чернокожего гиганта, который провел 25 лет за решеткой за убийство маленького ребенка, - это и есть ключ к разгадке смерти брата. Вот только Руфус сбежал из тюрьмы...

Особенности:
В 1999 году президент США Билл Клинтон назвал роман «Чистая правда» своей любимой книгой. Мастер остросюжетного жанра, Болдаччи создал драматический сюжет и ярких героев, за жизнь которых читатель боится на каждой странице. Кроме того, книга раскрывает внутренние секреты работы Верховного суда США, а также имеет трогательную любовную линию.

Об авторе:
Дэвид Болдаччи - популярный американский писатель и сценарист, автор захватывающих, подчас жестких романов с детективной интригой. Дебютная книга Болдаччи, «Абсолютная власть», вышла в 1996 году и уже через год была экранизирована Клинтом Иствудом. Его книги стали бестселлерами более чем в 80 странах и переведены на 45 языков....

Глеб Успенский Глеб Успенский. Собрание сочинений в 9 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Глеб Успенский. Собрание сочинений в 9 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Оригинально оформленное подарочное издание. Переплет ручной работы изготовлен из натуральной кожи по старинной европейской технологии XVIII века. Блинтовое и золотое тиснение переплета. Трехсторонний золотой обрез. Каждый том дополняет шелковое ляссе.

Многочисленные очерки и рассказы Успенского посвящены жизни разных социальных слоев русского народа. Документальный характер произведений, злободневность, реализм, внимание к деталям, запоминающиеся персонажи, великолепное знание народной речи - все это делает очерки и рассказы Глеба Ивановича Успенского ярким литературным явлением конца XIX столетия....

Кобо Абэ Тетрадь кенгуру
Тетрадь кенгуру
Впервые на русском - последний роман всемирно знаменитого "исследователя психологии души, певца человеческого отчуждения" ("Вечерняя Москва , "высшее достижение всей жизни и творчества японского мастера" ("Бостон глоуб . Однажды утром рассказчик обнаруживает, что его ноги покрылись ростками дайкона (японский белый редис). Доктор посылает его лечиться на курорт Долина ада, славящийся горячими серными источниками, и наш герой отправляется в путь на самобеглой больничной койке, словно выкатившейся с конверта пинк-флойдовского альбома "A Momentary Lapse of Reason"....

Брэдбери Рэй Вино из одуванчиков
Вино из одуванчиков

Леонов Николай Иванович; Макеев Алексей Викторович Диктатура Гурова
Диктатура Гурова
Заместитель министра внутренних дел поручает полковнику Гурову разобраться с ситуацией в одной из сибирских областей, где резко возросло количество преступлений на национальной почве, а в городке Новоленске вспыхнула настоящая война между сибиряками и приезжими из Китая. Гуров начинает расследование и очень скоро приходит к выводу, что конфликт между коренным населением и гостями из Поднебесной спровоцирован намеренно. Но кем? Найти ответ на этот вопрос оказывается не так-то просто: местные правоохранительные органы почему-то не настроены на сотрудничество со столичным сыщиком, они не только не помогают ему, но и всячески стараются помешать......

Скэрроу Саймон Легион смертников
Легион смертников
Старые боевые друзья Катон и Макрон устроили настоящую охоту за бывшим гладиатором Аяксом, чуть было не захватившим со своей армией бунтовщиков остров Крит. Но восстание подвлено, и теперь Аякс в бегах с небольшой кучкой приспешников. Однако он отнюдь не сдался, ибо им движет жгучая ненависть к Риму. А еще он мечтает убить Катона с Макроном, которые, как он считает, сломали ему жизнь. Наконец и беглец, и преследователи оказываются в Египте, не так давно ставшем провинцией Империи. Аякс прибыл сюда вовремя: на нубийской границе скапливается огромное войско местного принца, готовящегося напасть на римлян, и бывший гладиатор предлагает ему свои услуги. А двое друзей-легионеров берут на себя командование римскими когортами. Заклятые враги не могут не столкнуться вновь…...

Колочкова Вера Свободна от обязательств
Свободна от обязательств

Колочкова Вера Семья мадам Тюссо
Семья мадам Тюссо

2008 Copyright © BookPoster.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс.Метрика Яндекс цитирования