Информация по русской литературе
Биография Владимира Владимировича Маяковского

Биография Владимира Владимировича Маяковского

 

(Составлено по произведению “Я сам” )

Владимир Владимирович Маяковский родился 7 июля 1893 года в селе Багдады, Кутаисской губернии Грузии.

Отец: Владимир Константинович (багдадский лесничий) , умер в 1906 году.

Мать: Александра Алексеевна.

Сестры: Люда и Оля.

У Маяковского с детства была превосходная память. Маяковский вспоминает: " Отец хвалился моей памятью. Ко всем именинам меня заставляет заучивать стихи “.

Семи лет отец стал брать его в верховые объезды лесничества. Там он больше узнаёт о природе, её повадках.

Учение давалось ему с трудом, особенно арифметика, но читать он научился с удовольствием. Вскоре вся семья переехала из Багдад в Кутаис.

Маяковский сдает экзамен в гимназию, но выдержал его с трудом. На экзамене священник, который принимал экзамен, спросил у молодого Маяковского - что такое "око” . Он ответил: "Три фунта" (на грузинском) . Ему объяснили, что “око” - это “глаз” , - по церковнославянскому. Из-за этого он чуть не провалился на экзамене. Поэтому возненавидел сразу - все древнее, все церковное и все славянское. Возможно, что отсюда и пошли его футуризм, атеизм и интернационализм.

Во время обучения во втором подготовительном классе он учится на “пятерки” . В нем стали обнаруживать способности художника. Дома увеличилось количество газет и журналов. Маяковский читает все подряд.

Приехала сестра из Москвы. Восторженная. Тайком дала ему длинную бумажку, в которой было написано: Опомнись, товарищ, опомнись-ка, брат, скорей брать винтовку на землю... а не то путь иной - к немцам с сыном, с женой и с мамашей...

(о царе) Воспоминание Маяковского: “Это была революция. Это было стихами. Стихи и революция как-то объединились в голове” .

1905 год.

В Грузии начались демонстрации и митинги, в которых принимает участие и Маяковский. В памяти осталась яркая картина увиденного: “В черном анархисты, в красном эсеры, в синем эсдеки, в остальных цветах федералисты” . Ему не до учения. Пошли двойки. Перешел в четвертый класс только по чистой случайности.

1906 год.

У Маяковского умирает отец. Уколол палец иголкой, когда сшивал бумаги, заражение крови. С тех пор он не может терпеть булавок и заколок.

После похорон отца семья уезжает в Москву, где не было никаких знакомых и, не имея никаких средств на существование (кроме трех рублей в кармане) .

В Москве сняли квартиру на Бронной. С едой было плохо. Пенсия - 10 рублей в месяц. Маме пришлось сдавать комнаты. Маяковский начинает зарабатывать деньги выжиганием и рисованием. Разрисовывает пасхальные яйца, после чего ненавидит русский стиль и кустарщину.

Переведен в четвертый класс Пятой гимназии. Учится очень плохо, но любовь к чтению не уменьшается. Увлекался философией марксизма.

Первое полу стихотворение Маяковский напечатал в нелегальном журнальчике “Порыв” , издаваемого Третьей гимназией. Получилось невероятно революционное и в такой же степени безобразное произведение.

В 1908 году вступает в партию РСДРП (большевиков) . Был пропагандистом в торгово-промышленном подрайоне. На городской конференции выбрали в Местный Комитет. Псевдоним “товарищ Константин” . 29 марта 1908 года нарвался на засаду - арест. Просидел не долго - выпустили на поруки.

Через год снова арест. И опять кратковременная сидка - взяли с револьвером. Его спас друг отца Махмудбеков.

Третий раз арестовали за освобождение женщин-каторжанок. Сидеть в тюрьме ему не нравилось, он скандалил, и поэтому часто переводили из части в часть - Басманная, Мещанская, Мясницкая и т.д. - и, наконец - Бутырки. Здесь он провел 11 месяцев в одиночке №103.

В тюрьме Маяковский снова стал писать стихи, но был недоволен написанным. В воспоминаниях он пишет: "Вышло ходульно и ревплаксиво. Что-то вроде:

В золото, в пурпур леса одевались,

Солнце играло на главах церквей.

Ждал я: но в месяцах дни потерялись,

Сотни томительных дней.

Исписал таким целую тетрадку. Спасибо надзирателям - при выходе отобрали. А то б еще напечатал!” Маяковскому, чтобы писать лучше современников, необходимо было учиться мастерству. И он решает покинуть ряды партии, чтобы находится на легальном положении.

Первым делом берется за живопись, учится у Жуковского. Через год начинает учиться рукоделию у Келина. Затем поступает в училище живописи, ваяния и зодчества: единственное место, куда приняли без свидетельства о благонадежности. Работал хорошо. В училище у него появился друг - Давид Бурлюк. Появился российский футуризм.

Вскоре Маяковский читает свой стих Бурлюку, прибавляя: "это один мой знакомый” . Бурлюку понравился этот стих, и он сказал: “Да это вы же ж сами написали! Да вы же ж гениальный поэт!” После этого Маяковский ушел весь в стихи.

Выходит первое профессиональное стихотворение “Багровый и белый” , а за ним и другие.

Бурлюк стал лучшим другом Маяковскому. Он пробудил в нем поэта. Доставал для него книги. Не отпускал ни на шаг. И выдавал ежедневно 50 копеек, чтобы писать не голодая.

Различные газеты и журналы заполняются футуризмом благодаря разъярённым речам Маяковского и Бурлюка. Тон был не очень вежливый.

Директор училища предложил прекратить критику и агитацию, но Маяковский и Бурлюк отказались. После чего совет “художников” изгнал их из училища. У Маяковского издатели не покупали ни одной строчки.

1914 год. Маяковский думает над “Облаком в штанах” .

Война. Выходит стих “Война объявлена” . В августе Маяковский идет записываться в добровольцем. Но ему не позволили - политически не благонадежен.

Зима. Интерес к искусству пропал.

Май. Выигрывает 65 рублей и уезжает в Финляндию, город Куоккала. Там он пишет “Облако” . В Финляндии он едет к М. Горькому в город Мустамяки. И читает части из “Облака” . Горький хвалит его.

Те 65 рублей “прошли” у него легко и без боли. И он начинает писать в юмористическом журнале “Новый сатирикон” .

Июль 1915 года. Знакомится с Л. Ю. и О. М. Бриками.

Маяковского призывают на фронт. На фронт идти теперь не хочет. Притворился чертёжником. Солдатам не разрешают печататься. Его спасает Брик, покупает все его стихи по 50 копеек и печатает. Напечатал “Флейту позвоночника” и “Облако” .

В январе 1917 года переезжает в Петербург.

26 февраля 1917 года Маяковский пишет Поэтохронику “Революции” .

В августе 1917 года задумывает написать “Мистерию Буфф” , а 25 октября 1918 года заканчивает ее.

С 1919 года он работает в РОСТА (Российское телеграфное агентство) .

В 1920 году закончил писать “150 миллионов” .

С 1921 года печатается в “Известии” .

1922 год - Маяковский организует издательство МАФ (Московская ассоциация футуристов) , в котором вышло несколько его книг.

1923 год - журнал “ЛЕФ” (“Левый фронт искусств” ) выходил в свет под редакцией Маяковского (1923 по 1925) . Написал “Про это” и начинает обдумывать написание поэмы “Ленин” .

1924 год - закончил поэму “Ленин” .

1925 год - написал агитпоэму “Летающий пролетарий” и сборник стихов “Сам пройдись по небесам” .

Отправляется в путешествие вокруг земли. Результатом поездки стали произведения написанные в прозе, публицистика и поэзия. Были написаны: “Мое открытие Америки” и стихи “Испания” , “Атлантический океан” , “Гавана” , “Мексика” и “Америка” .

1926 год - усердно работает - разъезжает по городам, читает стихи, пишет в газеты “Известия” , “Труд” , “Рабочая Москва” , “Заря Востока” , “Бакинский рабочий” и др.

1927 год восстанавливает журнал ЛЕФ. Но основная работа у него в газете “Комсомольская правда” .

В это время пишет сценарий детской книги. Думает о книге “Универсальный ответ” (но она так и не была написана) .

1928 год - пишет поэму “Плохо” (но она также не была написана) . Начинает писать свою личную биографию “Я сам” . И ещё в течение года были написаны стихотворения “Служанка” , “Сплетник” , “Подлиза” , “Помпадур” , “Столп” , “Писатели мы” и другие. С 8 октября по 8 декабря - поездка за границу, по маршруту Берлин - Париж. В ноябре выходит в свет І и ІІ том собрания сочинений. 30 декабря чтение пьесы “Клоп” .

1929 год. В январе опубликовано стихотворение “Письмо товарищу Кострову из Парижа о сущности любви” и написано “Письмо Татьяне Яковлевой” . 13 февраля состоялась премьера пьесы “Клоп” . С 14 февраля по 12 мая - поездка за границу (Прага, Берлин, Париж, Ницца, Монте-Карло) . В середине сентября закончена “Баня” - “драма в шести действиях с цирком и фейерверком” . В течении всего этого года были написаны стихи: “Парижанка” , “Монте-Карло” , “Красавицы” , “Американцы удивляются” , “Стихи о советском паспорте” .

1930 год. Последней крупной вещью, над которой работал Маяковский, была поэма о пятилетке. В январе он пишет первое выступление к поэме, которую напечатал отдельно под названием “Во весь голос” . 1 февраля в Клубе писателей открылась выставка “20 лет работы” , посвященная юбилею его творческой голос” . 6 февраля - выступление на конференции Московского отделения РАПП с заявлением о вступлении в эту организацию, прочел “Во весь деятельности. Там он читает “Во весь голос” . 16 марта - премьера “Бани” в театре Мейерхольда.

14 апреля в 10 часов 15 минут в своей рабочей комнате в Лубянском проезде выстрелом из револьвера покончил жизнь самоубийством Владимир Владимирович Маяковский, оставив письмо адресованное “Всем” .

15,16,17 апреля через зал Клуба писателей, где был выставлен гроб с телом поэта, прошло сто пятьдесят тысяч человек.

17 апреля - траурный митинг и похороны.

Маяковский и его творчество.

Владимир Маяковский был необычной личностью. Уже с детства он многое повидал и многое возненавидел. Он перенёс смерть своего отца, когда ему было 13 лет. Возможно, именно поэтому он стал более эмоциональным и решительным. Большую часть своей жизни он отдал партии и революции. Именно из-за приверженности делу революции ему часто приходилось сидеть в тюрьмах.

Маяковский искренне считал революционный путь единственным, приводящим к светлому будущему. Но он понимал, что революция - это не тихая и незаметная смена одного правительства другим, а борьба порой жестокая и кровавая. В стихотворении “Ода революции” Маяковский пишет:

О, звериная!

О, детская!

О, копеечная!

О, великая!

Каким названием тебя еще звали?

Как обернешься еще, двуликая?

Стройной постройкой, грудой развалин?

Вчерашние раны лижет и лижет,

и снова вижу вскрытые вены я.

Тебе обывательское о, будь ты проклята трижды!

и мое, поэтово - о, четырежды славься, благословенная! [1918]

Он активно включается в строительство нового общества и для него все, что олицетворяло обновленное государство, было предметом гордости. Так в стихотворении “Стихи о советском паспорте” он пишет:

К одним паспортам - улыбка у рта.

К другим - отношение плевое.

С почтением берут, например, паспорта

с двухспальным английским левою.

Глазами доброго дядю выев,

не переставая кланяться,

берут, как будто берут чаевые,

паспорт американца.

На польский - глядят, как в афишу коза.

На польский - выпячивают глаза

в тугой полицейской слоновости

- откуда, мол, и что это за

географические новости?

И не повернув головы качан

и чувств никаких не изведав,

берут, не моргнув, паспорта датчан

и разных прочих шведов.

И вдруг, как будто ожогом, рот скривило господину.

Это господин чиновник берет мою краснокожую паспортину.

Берет - как бомбу, берет - как ежа,

как бритву обоюдоострую,

берет, как гремучую в 20 жал

змею двухметроворостую.

Этот большой, самобытный поэт слишком был погружен в заботы суетного дня. Речь идет о плакатах, рекламе, агитстихах, стихотворениях, написанных для газеты по сиюминутному поводу. Маяковский много, даже демонстративно этим занимается. Он пишет о вреде рукопожатий (“Глупая история” ) , о милиционерах, которые ловят воров (“Стоящим на посту” ) , о рабочих корреспондентах (“Рабкор” ) , о снижении цен на товары первой необходимости (“Негритоска Петрова” ) , о ценах в студенческих столовых (“Дядя Эмэспо” ) и т.д. и т.п. Таких стихотворений у Маяковского много. Это не халтура, написаны все эти стихи мастерски, остроумно, привлекают неожиданными рифмами, блеском каламбуров. Мандельштам писал о “газетных” стихах Маяковского:” Великий реформатор газеты, он оставил глубокий след в поэтическом языке, до нельзя упростив синтаксис и указав существительному почётное и первенствующее место в предложении. Сила и меткость языка сближают Маяковского с традиционным балаганным раешником” (“Буря и натиск” ) . И всё же в этих остросовременных “газетных” стихах, занимающих немалое место в творческом наследии поэта, Маяковскому не удаётся рассказать потомкам “о времени и о себе” , в них нет общечеловеческого смысла, они утратили живую силу.

Взяв на себя эту неблагодарную, чуждую поэту обязанность, Маяковский в течении нескольких лет постоянно пишет для “Комсомольской правды” , “Известий” стихи на злобу дня, выполняет роль пропагандиста и агитатора. Вычищая во имя светлого будущего “шершавым языком плаката” грязь, Маяковский высмеивает образ “чистого” поэта, воспевающего “розы и грёзы” . Полемически заостряя свою мысль, он пишет в стихотворении “Домой” :

Не хочу, чтоб меня, как цветок с полян,

рвали после служебных тягот.

Я хочу, чтоб в дебатах потел Госплан,

мне давая задания на год.

Я хочу, чтоб над мыслью времен комиссар

с приказаниями нависал…

Я хочу, чтоб в конце работы завком

запирал мои губы замком.

В контексте стихотворения, тем более в контексте всего творчества поэта, ничего предусмотрительного в этом образе нет, он не бросает тени на Маяковского. Но с годами, с движением истории образ этот приобрёл страшный смысл. Образ поэта с замком на губах оказался не только символическим, но и пророческим, высветившим трагические судьбы советских поэтов в последующие десятилетия, в эпоху лагерного насилия, цензурных запретов, замкнутых ртов. Через десять лет после того, как было написано это стихотворение, многие оказались за колючей проволокой ГУЛАГа за стихи, за свободное слово. Таковы трагические судьбы О. Мандельштама, Б. Корнилова, Н. Клюева, П. Васильева, Я. Смелякова, Н.  Заболоцкого, Н. Олейникова, Д. Хармса. А в более поздние времена такая судьба ожидала Н.  Коржавина, И. Бродского и многих других поэтов.

Символический образ поэта с замкнутым ртом у Маяковского трагичен и многозначен. Власть, превращая литературу в идеологическое оружие, в средство воздействия на массовое сознание, одурманивая его, не только пускала в ход запреты и страх, но и эксплуатировала веру, убеждения, готовность беззаветно служить революции, которые выразил Маяковский в своём стихотворении. Он имел в виду высший долг совести, года “голосует сердце” и поэт пишет “по мандату долга” . Но эпоха повернулась так, что стихотворение стало звучать как гимн несвободе, оправдание отказа от “творческой воли, тайной свободы” (А. Блок) , его можно истолковать как недобровольное требование цензуры, идеологического контроля.

Блок в последнем своем стихотворении говорит, что только пушкинская идея “тайной свободы” может спасти поэзию, оказавшуюся поле революции в новой и тяжелой ситуации:

Пушкин! Тайную свободу

Пели мы вослед тебе!

Дай нам руку в непогоду,

Помоги в немой борьбе!

Маяковский, утверждая новую роль нового поэта в новом обществе, считает необходимым для пользы дела революции отказаться от этой свободы. Но Маяковский, истинный, большой поэт, не мог существовать без творческой свободы, он не смог бы и не когда не стал бы выполнять заданий идеологического Госплана. Он издевался над такого рода руководством литературы:

Лицом к деревне заданье дано, за гусли, поэты - други!

Поймите ж лицо у меня одно оно лицо, а не флюгер.

От поэта-приспособленца, поэта-флюгера ничего, кроме халтуры, нельзя ждать. Маяковский с уничтожающей иронией писал, что “управление” литературой приведёт, в конечном счете, к ликвидации, упразднению поэзии:

В садах коммуны вспомнят о барде,

Какие птицы зальются им?

Что, будет с веток товарищ Вардин

рассвистывать свои резолюции?

Трагическая суть противоречий Маяковского в том, что он признал классовые, революционные, а потом советские интересы за высшие, общечеловеческие, за “веление божие” . Вот что подталкивало руку поэта, когда “лира его издавала неверный звук” . Зловещий символ - поэт с замком на губах - и выразил то глубинное противоречие в душе и творчестве Маяковского, которое привело его к гибели. Во вступлении в поэму “Во весь голос” , где Маяковский с гордым вызовом заявил:

Я, ассенизатор и водовоз,

революцией мобилизованный и призванный,

прозвучали трагические строки:

И мне агитпроп в зубах навяз,

и мне бы строчить романсы на вас

доходней оно и прелестней.

Но я себя смирял,

становясь на горло собственной песне.

Марина Цветаева написала об этом: “Никакой державный цензор так не расправлялся с Пушкиным, как Владимир Маяковский с самим собой... Маяковский... кончил сильнее, чем лирическим стихотворением выстрелом. Двенадцать лет подряд человек Маяковский убивал в себе Маяковского-поэта, на тринадцатый - поэт встал и человека убил...” Система отторгала о себя всё то, что ей противоречило, ей были чужды и враждебны яркие индивидуальности, независимость, бунтарство, нелицеприятная правда. Этот конфликт с системой порой воспринимался как разрыв с эпохой. Есенину казалось, что он отстаёт от времени:

Какого ж я рожна

Орал в стихах, что я с народом дружен?

Моя поэзия здесь больше не нужна,

Да и, пожалуй, сам я тоже здесь не нужен.

Маяковскому тоже стало казаться, что он идет не в ногу со временем. Стихотворение “Домой” заканчивалось горькими строками:

Я хочу быть понят моей страной, а не буду понят - что ж?!

По родной стране пройду стороной, как проходит косой дождь.

В одном из стихотворений, написанных Мариной Цветаевой после смерти Маяковского, в стихотворении с горьким рефреном “Негоже Сережа! Негоже Володя!” , она объединяет Маяковского с Есениным - для нее одинаков не только их уход из жизни, во многом общими считает она и причины такого ухода.

Маяковский по природе своей был трагическим поэтом, о смерти, о самоубийстве он писал, начиная с юности. “Мотив самоубийства, совершенно чуждый футуристической и лефовской тематике, постоянно возвращается в творчестве Маяковского, - заметил Р.  Якобсон в статье “О поколении, растратившем своих поэтов” . - Он примеривает к себе варианты самоубийства... В душе поэта взращена небывалая боль нынешнего времени” . Вертеровский мотив смерти, самоубийства звучит у Маяковского как вечный, общечеловеческий. Здесь он свободный поэт, нет у него никакой агитационной, дидактической, рациональной цели, он не связан ни групповыми обязательствами, ни полемикой. Стихи его глубоко лиричны, раскованны, в них он по-настоящему рассказывает “о времени и о себе” .

Внутренняя свобода, истинное вдохновение одушевляют стихи Маяковского о любви, о революции, о родине, о будущем, о поэзии. В этих стихах он большой поэт, “великолепный маяк” , как сказал о нем Е.  Замятин, в его творчестве слышен” грозный и оглушительный” гул мощного исторического потока, который “всегда - о великом” . Ю.  Тыньянов писал, что” Маяковский сродни Державину. Геологические сдвиги 18 века ближе к нам, чем спокойная эволюция 19 века” . “Его митинговый, криковой стих” рассчитан” на площадной резонанс (как стих Державина был построен с расчетом на резонанс дворцовых зал) ” . У Маяковского был такой мощный поэтический голос, потому что он с первых шагов в литературе ощущал себя выразителем чувств и дум многих: улицы, толпы, а после революции - массы.

В поэме “Облако в штанах” он обращался ко всем страдающим людям, к человечеству:

…Вам я душу вытащу, растопчу, чтоб большая!

и окровавленную дам, как знамя.

“Первый в мире поэт масс” , сказала о Маяковском Марина Цветаева. И предрекла его поэзии долгую жизнь: “Эта вакансия: первого в мире поэта масс - так скоро не заполнится. И оборачиваться на Маяковского нам, а может быть, и нашим внукам, придется не назад, а вперёд” . Такой мощности голос у Маяковского, что, не напрягая его, он обращается к вселенной, мирозданию:

Ты посмотри, какая в мире тишь!

Ночь обложила небо звёздной данью.

В такие вот часы встаёшь и говоришь векам, истории и мирозданию...

И этот поэт, говорящий от имени миллионов и обращающийся к миллионам, был органическим, естественным лириком. Даже поэмы его насквозь лиричны, по - существу, это развёрнутые лирические стихотворения. “Лирическая личность Маяковского грандиозна, и грандиозность становится господствующей чертой его стиля, - пишет Л. Гинзбург. - Гиперболы, контрасты, развёрнутые метафоры - естественное выражение огромной лирической личности” . Фантастический, фантасмагорический образ Маяковского выражает реальное, но напряженное до предела чувство. “Чувства Маяковского не гипербола, - утверждает Цветаева. - Маяковский в области чувствований, конечно, Гулливер среди лилипутов, совершенно таких же, только очень маленьких” .

Самые проникновенные строки Маяковского, трагический нерв его поэзии - в великой, опьяняющей мечте о будущем счастливом человечестве, которое искупит все сегодняшние грехи и преступления, о будущем, где бед и страданий не будет. В поэме “Про это” он обращается к учёному, который в далёком будущем сможет воскресить людей, подарить им новую, чистую, исполненную счастья жизнь:

Ваш тридцатый век обгонит стаи сердца раздиравших мелочей.

Нынче недолюбленное наверстаем звёздностью бесчисленных ночей.

Воскреси хотя б за то, что я поэтом ждал тебя, откинув будничную чушь!

Воскреси меня хотя б за это!

Воскреси своё дожить хочу!

Энергия и сила упругой, мощной строки Маяковского питается этой верой. Последние написанные им строки - о силе свободного слова, которое дойдёт до потомков через головы правительств:

Я знаю силу слов, я слов набат,

Они не те, которым рукоплещут ложи.

От слов таких срываются гроба

Шагать четвёркою своих дубовых ножек.

Бывает, выбросят, не напечатав, не издав.

Но слово мчится, подтянув подпруги, звонят века, и подползают поезда лизать поэзии мозолистые руки.

Поистине это “стих, летящий на сильных крыльях провиденциальному собеседнику” . В 1933 году Цветаева предрекла: “Своими быстрыми ногами Маяковский ушагал далеко за нашу современность и где - то, за каким - то поворотом, долго ещё нас будет ждать” .

Смерть Маяковского Судьба Маяковского была трагической, как Есенин и Цветаева, он покончил жизнь самоубийством. Трагической оказалась и судьба его стихов. Их не понимали. После 17 года, когда в его творчестве наступил перелом, Маяковскому не давали печататься. Это было, по сути, второй его смертью.

Ещё на самоубийство его подтолкнуло то, что когда решался любовный вопрос, и ему надо было ехать в Париж к Т. Яковлевой, ему не выписывают визы (1929 год) .

В 30 годах поэт был загнанным и подавленным и растерянным. Это сказалось на его отношениях с Вероникой Полонской (последней любовью поэта) . Приходит весть, что Т.  Яковлева выходит замуж (Маяковский не терял надежды с Яковлевой, но это сообщение дало отрицательный эффект на его здоровье) .

13 апреля Маяковский потребовал, что бы Вероника Полонская с той же минуты оставалась с ним, бросила театр. Полонская ответила, что любит его, будет с ним, но не может так скоро бросить театр и мужа...

14 апреля в 10 часов 15 минут в своей рабочей комнате в Лубянском проезде выстрелом из револьвера покончил жизнь самоубийством Владимир Владимирович Маяковский, оставив письмо адресованное “Всем” : “В том, что умираю, не вините никого и, пожалуйста, не сплетничайте. Покойник это ужасно не любил.

Мама, сестры и товарищи, это не способ (другим не советую) , но у меня выходов нет.

Лиля - люби меня.

Товарищ правительство, моя семья - это Лиля Брик, мама, сестры и Вероника Витольдовна Полонская.

Если ты устроишь им сносную жизнь - спасибо.

Начатые стихи отдайте Брикам, они разберутся.

Как говорят “инцидент исперчен” , любовная лодка разбилась о быт.

Я с жизнью в расчете и не к чему перечень взаимных болей, бед и обид.

Счастливо оставаться.

Владимир Маяковский.

12 ІV 30 г.”  

Лукулловский пир - Выражение употребляется в значении:роскошный, изысканный пир, по имени римского консула Люция Лициния Лукулла (ок. 106 — 56 гг. до н. э.), обладавшего огромным богатством и прославившегося роскошью и пирами, о чем рассказывает в его жизнеописании Плутарх
Знание - сила. - Выражение английского философа-материалиста Френсиса Бэкона (1561-1626) в "Нравственных и политических очерках", 2,11(1597).
Search Results from eBay
Boris Pasternak Биография в письмах Hardcover Russian

End Date: Thursday May-18-2017 15:54:59 PDT
for only: $9.95
ANTON CHEKHOV RUSSIAN BOOK Чехов. Биография

End Date: Tuesday May-16-2017 5:07:06 PDT
for only: $3.75
Evelina Rumyantseva Федор Михайлович Достоевский - Биография писателя PB Rus

End Date: Friday May-12-2017 6:22:00 PDT
for only: $14.98
Aleksey Varlamov Михаил Пришвин - Биография Hardcover Russian

End Date: Wednesday May-17-2017 1:03:12 PDT
for only: $12.50
=====
Количество просмотров страницы: 1763
Search Results from «Озон» Художественная литература, анонсы.
 
Виктор Доценко Зона для Семы-Поинта
Зона для Семы-Поинта
В новой книге Виктора Доценко продолжаются приключения и испытания его нового героя – Семы-Поинта. Сема поразительно напоминает знаменитого Бешеного: его взгляд на жизнь, его феноменальные способности и ее обостренное чувство справедливости. Читателя...

Селеста Инг Все, чего я не сказала Everything I Never Told You
Все, чего я не сказала
Лидия мертва. Но они пока не знают. 3 мая 1977 года, половина седьмого утра, никто не знает ничего, кроме безобиднейшего факта: Лидия опаздывает к завтраку…
Так начинается (и заканчивается) история очередной Лоры Палмер - семейная история ложных надежд и умолчания.
Мэрилин - амбициозная девушка с американского Юга, мечтает стать врачом в годы, когда от женщины ожидается скорее склонность к домоводству, чем профессиональная карьера; мечтает быть особенной в мире, где ей заранее назначена роль. Джеймс - потомок китайских иммигрантов, полулегально приехавших в США, всю жизнь особенный по рождению, мечтает быть как все, слиться с обстановкой, перестать выделяться. Эти двое любят друг друга, видят друг в друге отражение своих грез. Но грезы рассеиваются, жизнь берет свое, и поэтому родители назначают старшую дочь ответственной за осуществление несбывшегося. Из лучших, разумеется, побуждений. Оба надеются, что дочь добьется того, чего не досталось им: мать желает ей профессиональной реализации и признания, отец - любви и популярности среди сверстников.
Маленькая девочка становится центром семейной вселенной. Ее старший брат и младшая сестра отходят на задний план - родители любят их, но не видят, потому что все их надежды сосредоточены на Лидии. И маленькая травмированная девочка Лидия день за днем изо всех сил старается осуществить неосуществленные родительские планы - потому что маленькие дети любят родителей, не могут их не любить, хотят, чтобы родители были счастливы, не умеют сказать им "нет". Лидия усердно зубрит физику и биологию, не питая ни малейшего интереса к естественным наукам, потому что мать так и не стала врачом, но мечтает о том, чтобы врачом стала дочь. Лидия в одиночестве ходит на танцы и в кино, притворяясь, будто развлекается с подругами, потому что отец никогда ни с кем не дружил, но мечтает о том, чтобы дочь была душой компании. Однако со временем маленькая девочка вырастает в раздраженного подростка и начинает смутно догадываться, что, пожалуй, пора понять, чего хочет она сама, и что нельзя пожертвовать своей жизнью ради родительских воздушных замков.
Отношения в семье - довольно изолированной по любым меркам и вообще странной в условиях, где запрет на межрасовые браки был признан противозаконным всего лет десять назад, - строятся на умолчаниях. У всех внутри тихо курится ярость, и бессилие, и страх, и отчаяние. Все заперты внутри своих голов, но никто никому ничего не говорит. Умолчание - тоже ложь, даже если оно задумано во спасение. Двое взрослых и трое детей изо дня в день умалчивают о важном. Родители подменяют реальность фантазиями, выдают желаемое за действительное. Дети стискивают зубы и молча подыгрывают. Взаимопонимание без слов порой тоже возможно, но слишком хрупко. И когда девочка, измученная необходимостью годами лгать и говорить "да", когда хочется заорать "нет", решает вырваться из этой клетки, случается то, что случается.
"Все, чего я не сказала" - история о лжи во спасение, которая не перестает быть ложью. О том, как травмированные родители невольно травмируют детей. О том, что родители способны сделать со своими детьми из любви и лучших побуждений. И о том, наконец, что порой молчание убивает.

Роман о бремени быть первым, о тяжести чужих надежд, о благих намерениях, от которых можно не выжить.

The New York Times Book Review



Красивая история о надеждах, печали и дисфункциональности в семье.

The Boston Globe



Мастерский, эмоциональный и яркий дебют. Селеста Инг в тугой сюжетный клеток сплетает болезненные темы: иммигранты в Америке, умолчание в семье, которое порой опаснее лжи, любовь, заглушенная амбициями. Тонкий, даже утонченный роман. Определенно самый яркий литературный дебют года.

O Magazine



Этот роман достоин внимания жюри Пулитцеровской и Букеровский премий. Селеста Инг блестяще рисует полотно семейного непонимания, ее роман - история, как родители способны уничтожить своих детей из любви, просто переложив на них груз своих ожиданий и надежд. Эту книгу нужно прочитать всем, кто беспрестанно толкает своего ребенка вверх, мечтая об успехе и славе для него.

The Guardian



Действие в романе Селесты Инг скользит плавно, точно вода в неспешной реке, но с самого начала понятно, что под этой уютной неторопливостью прячется бездна. У каждого в этой книге есть тайны, каждый предпочитает молчать о самом важном для себя. С поразительным для столь юной дебютантки изощренным мастерством, Инг затягивает читателя в омут, где все секреты, все молчание перестанет иметь значение.

Los Angeles Review of Books



Этот тонкий и нежный до призрачности роман чем-то неуловимо напоминает "Милые кости" Э. Сиболд.

Marie Claire



Мерцающая, немного таинственная проза о бремени надежд, о жажде тепла, о непонимании любящих людей. Инг захватывает читателя с первых же страниц и ведет его к разгадке тайны, безжалостно погружая его в эмоциональный водоворот.

Huffington Post

...

Фред Ван Ленте, Деннис Калеро Assassin's Creed: Тамплиеры. Черный Крест Assassin's Creed: Templars: Volume 1
Assassin's Creed: Тамплиеры. Черный Крест
Совершенно новая история, берущая начало в Шанхае 1920-х годов, позволяет взглянуть на легендарную вселенную Assassin's Creеd глазами извечных врагов Братства Ассасинов - членов Ордена Тамплиеров....

Рик Ремендер, Шон Мёрфи, Мэтт Холлингсворт Токийский Призрак. Атомный сад
Токийский Призрак. Атомный сад
Острова Лос-Анджелеса, 2089 год. Человечество впало в зависимость от технологий, пытаясь сбежать от пропитанной радиацией всеобщей разрухи. Ради цифровых улучшений безработное население готово воровать, грабить и убивать. Виртуальные наслаждения - их единственный наркотик и смысл жизни, и этой весьма прибыльной сферой заправляют бандиты. А к кому обращаются эти бандиты, когда им нужно показать, кто здесь главный? О да, к констеблям Леду Денту и Дебби Декэй... Эта работенка приведет нашу парочку из нищего Лос-Анджелеса в последнюю свободную от технологий страну Земли: Токийскую Нацию Сада. 
Популярный автор Рик Ремендер и звездная команда из художника Шона Мёрфи и колориста Мэтта Холлингсворта исследуют все возрастающую зависимость от технологий и желание жить в гармонии с природой, которую мы уничтожаем.

...

Фред Варгас Холодное время
Холодное время

Герой детективных романов блистательной Фред Варгас - вечно витающий в облаках комиссар Адамберг - принес ей мировую известность и пополнил когорту великих сыщиков, подобных Шерлоку Холмсу и Эркюлю Пуаро. “Холодное время” -новое запутанное дело комиссара. Цепочка самоубийств, странные рисунки, оживающие покойники - нити расследования ведут в ледяные пространства и далекие времена. Адамбергу ничего не остается, как пуститься в погоню за призраками. Цитата: Спустя четыре года после “Адского воинства” Фред Варгас вернулась к нам с “Холодным временем” - последним из ее фирменных блюд, секретом которых владеет она одна. И ее уникальный рецепт блестяще работает! Это книга высшей марки! - Le Figaro Теги: Детектив, Фред Варгас, великие сыщики, классика

...

Скотт Фрост Твин-Пикс. Воспоминания специального агента ФБР Дейла Купера
Твин-Пикс. Воспоминания специального агента ФБР Дейла Купера
"Твин-Пикс", раз и навсегда изменившим отношение публики к сериальной культуре. Вместе с агентом ФБР Дейлом Купером зрители пытались разгадать загадку: "Кто убил Лору Палмер?" - и четко усвоили: "Совы - не то, чем они кажутся".
В финале оборванного на полуслове второго сезона Лора Палмер пообещала Куперу, что они встретятся через двадцать пять лет. И вот четверть века спустя легендарный проект возобновляется: тот же Марк Фрост написал сценарий третьего сезона "Твин-Пикс", тот же Дэвид Линч взялся за съемки. Сериал, в котором мы увидим как актеров первых двух сезонов (Кайл Маклахлен, Шерил Ли, Дэвид Патрик Келли, Шерилин Фенн, Дэвид Духовны), так и новые лица (Моника Беллуччи, Тим Рот, Наоми Уоттс, Джим Белуши, Аманда Сейфрид, Эшли Джадд), выйдет на телеэкраны в мае 2017 года. А чтобы раздразнить аппетит зрителей, осенью 2016 года Марк Фрост выпустил книгу "Тайная история Твин-Пикс", написанную в уникальном жанре "датафикшн"…
Тем же, кому "Тайной истории" оказалось мало, мы предлагаем вернуться в "классический" Твин-Пикс и ознакомиться с воспоминаниями специального агента ФБР Дейла Купера, зафиксированными Скоттом Фростом - братом Марка Фроста, основного сценариста сериала, и также сценаристом в том числе нескольких серий собственно "Твин-Пикс". Вы узнаете о переписке юного Дейла Купера с директором ФБР Эдгаром Гувером, о том, как Купер с младых лет увлекся сыскным делом и получил свой первый диктофон, о знакомстве с агентом Уиндомом Эрлом и о том, кто же такая эта загадочная Диана, которой Купер адресует свои записи в сериале Линча…
Перевод публикуется в новой редакции....

 Череп Бетховена. Мрачные и загадочные истории из мира классической музыки
Череп Бетховена. Мрачные и загадочные истории из мира классической музыки

Цитата

Я предлагаю вам целый спектр странных и удивительных историй: историй жестокости, мести, крови и кишок, смертей, болезней, любовных побед и поражений, отчаяния, казней, привидений, жутких детских стишков и сказок, магии, убийств, войн и, самое страшное, — сотовых телефонов.

 

О чем книга

 

«Череп Бетховена» — это курс истории классической музыки, но в совершенно необычном ключе. На этих страницах нет скучного перечня дат и событий, и вам не понадобится с ходу запоминать многочисленные невнятные имена. Зато вы узнаете о малоизвестных исторических фактах, познакомитесь с некоторыми из наиболее странных, забавных и удивительных моментов, связанных с музыкой последних двух тысяч лет. Вы поймете, что все знаменитые композиторы, так же как и мы, попадали в передряги, дрались  и влюблялись, а в перерывах сочиняли великолепную музыку.

 

Вам не потребуются специальные знания о музыке, все, что нужно — окунуться в мир необычного, и вы обнаружите в себе интерес и любовь к музыке. Классическая музыка вовсе не скучная, устаревшая и невразумительная. Она восхитительная, живая, осмысленная, прекрасная, трогательная, и каждый может наслаждаться ею.

 

Почему книга достойна прочтения:

В этой книге вы найдете богатый ассортимент странных, кровавых, жутких или просто нелепых фактов, загадок, правдивых историй и легенд о некоторых из самых известных (и самых таинственных) композиторах и музыкантах:

  • Знаете ли вы, что Дракула существовал на самом деле, причем, возможно, был куда страшнее, чем всем известный персонаж книг и фильмов?
  • Существует ли проклятая песня, которая заставляет тех, кто ее слышит, кончать с жизнью?
  • Зачем королева эпохи Возрождения требовала, чтобы ее придворные музыканты постоянно пели над телом ее умершего супруга?
  • Почему многие верят, что композитор не должен писать больше девяти симфоний?
  • Может ли она изменять реальность или доводить обычных людей до сумасшествия?
  • Где сейчас череп Моцарта и что случилось с черепом Бетховена?

Кто автор

Тим Рэйборн — музыкант с международным именем; играет на десятках странных инструментов с труднопроизносимыми названиями, среди них копии средневековых инструментов и народные инструменты из Северной Европы, с Балкан и Ближнего Востока. Записал более сорока альбомов, автор нескольких книг и журнальных статей о музыке и истории.

Отзывы о книге:

 

 «Череп Бетховена» — собрание очерков о судьбах великих композиторов последних двух тысячелетий. Автор упаковал самые яркие и самые страшные события из жизни людей, создававших музыку, в истории, каждая из которых не длиннее поста в «Фейсбуке», — так, что забыть и перепутать их будет уже невозможно. Книга — отличный старт для всех, кто хочет заинтересоваться классической музыкой, не пропустив ни одного важного имени в ее истории.  

Анастасия Погожева, руководитель образовательного проекта Level One

 

«Череп Бетховена» — это, во-первых, очень смешная, иногда — пугающая и страшно затягивающая в чтение книга. Во-вторых, это не просто сборник занятных и загадочных историй — а еще и хороший путеводитель по миру академической музыки как для начинающих, так и для тех, кто думает, что все знает. Первым она незанудно растолкует, чем хороши и известны Бетховен или Берлиоз, а вторых познакомит с рядом незаслуженно забытых композиторов вроде Перси Грейнджера или Уоллингфорда Риггера. В общем, вещь не только для меломанов и учащихся музучилищ, но и для всех, кому не чуждо природное любопытство.

 Олег Соболев, музыкальный критик

...

Константин Паустовский, Галина Трефилова,  А. Борщаговский К. Паустовский. Собрание сочинений в 7 томах (эксклюзивное подарочное издание)
К. Паустовский. Собрание сочинений в 7 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Переплет ручной работы изготовлен из натуральной кожи по старинной европейской технологии XVIII века.
Блинтовое и золотое тиснение переплета.
Трехсторонний золотой обрез.
Каждый том дополняет шелковое ляссе.

Константин Георгиевич Паустовский - классик отечественной литературы, замечательный художник слова, знаток родной при роды. Щедрый писательский дар и изобретательная фантазия Паустовского позволяли ему рассказывать на страницах своих произведений о таких сложнейших проблемах века, как интеллигенция и революция, художник и общество, природа и цивилизация....

Жорж Санд Жорж Санд. Собрание сочинений в  14 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Жорж Санд. Собрание сочинений в 14 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Переплет ручной работы изготовлен из натуральной кожи по старинной европейской технологии XVIII века.
Блинтовое и золотое тиснение переплета.
Трехсторонний золотой обрез.
Каждый том дополняет шелковое ляссе.

Произведения французской писательницы XIX в. Жорж Санд - под этим псевдонимом публиковала свои романы Аврора Дюпен (по мужу Дюдеван) - пользуются заслуженным успехом у читателей всего мира....

Константин Бадигин Константин Бадигин. Собрание сочинений в 5 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Константин Бадигин. Собрание сочинений в 5 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Переплет ручной работы изготовлен из натуральной кожи по старинной европейской технологии XVIII века.
Блинтовое и золотое тиснение переплета.
Трехсторонний золотой обрез.
Каждый том дополняет шелковое ляссе....

2008 Copyright © BookPoster.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс.Метрика Яндекс цитирования