Информация по русской литературе
Женские образы в Горе от ума и Евгении Онегине

Женские образы в "Горе от ума" и "Евгении Онегине"

Комедия А.С. Грибоедова "Горе от ума" и роман А.С. Пушкина "Евгений Онегин" - грандиозные по замыслу и содержанию произведения. Особое внимание в этих произведениях уделяется женским образам. Женщину, несомненно, ценили во все времена, писали ей стихи, защищали, дарили цветы. О женских образах в романе девятнадцатого столетия принято говорить "пленительные". Мне кажется, что Софье Фамусовой (главная героиня в "Горе от ума") и Татьяне Лариной (главная героиня "Евгения Онегина") подходит именно это определение. Эти девушки - олицетворение любви, жизни, счастья, молодости и женской прелести. Однако характеры у этих героинь довольно разные.

Софья - сложный для понимания человек. Противоречивость ее характера отметил Гончаров. Он писал, что Софья - это "...смесь хороших инстинктов с ложью, живого ума с отсутствием всякого намека на идеи и убеждения. "...В собственной, личной ее физиономии прячется что-то горячее, нежное, даже мечтательное". Татьяна же была женским идеалом для А.С. Пушкина: Простите мнe, я так люблю Татьяну милую мою! В ней не было ничего не понятного читателю и поэтому она сразу вызывала симпатию. Глубокой основой ее образа является народность. Именно это помогло Татьяне победить высший свет, и в этой победе залог победы духа народности над всем, ему противостоящим. Весь милый для Пушкина облик Татьяны сближен с исключительно поэтической русской природой - простой, лишенной экзотики. Отсюда возникает характерное противопоставление русской природы, деревенской жизни Татьяны, полной тихих и поэтичных прелестей, светской суете, где героиня вынуждена носить маску холодной и учтивой вежливости. Белинский писал: "Природа создала Татьяну для любви, общество пересоздало ее".

На мой взгляд, это не так. Попав в светское общество, она осталась той же чистой и возвышенной Таней, преданной деревне, своей полке книг, воспоминанию о своей няне: Тотъяна смотрит и не видит, Волненье света ненавидит; Ей душно здесь.., она мечтой Стремится к жизни полевой, В деревню, к бедным поселянам, В уединенный уголок... Она вовсе не стала светской дамой, в какую превратилась Софья, воспитывавшаяся в фамусовском обществе и оторванная от народности. В этом, на мой взгляд, и кроется главное различие этих героинь. Однако Софья тоже незаурядная личность. Ее своеобразие заключается в том, что она выбирает не чин, не знатность, не перспективного Скалозуба, а безродного Молчалина, то есть ищет только личные, моральные достоинства, свойственные конкретному человеку. Избрав Молчалина, Софья готова бороться за свой выбор и с мнением света, и с гневом отца, для которого "кто беден, тот тебе не пара", и даже с ядовитыми насмешками Чацкого. Образ Софьи интересен тем, что она и похожа, и не похожа на окружающих дам. Противопоставленная женскому лагерю как личность, героиня сближается с ним как социальный тип. Это умная, гордая девушка с сильным независимым характером и горячим сердцем. Но все ее хорошие задатки не получили, да и не могли получить развития в, обществе, где "Фамусовы и Скалозубы являются правителями страны". Наоборот, ложное воспитание привило Софье много отрицательных черт, сделало ее представительницей общепринятых в этом кругу взглядов. Она не понимает Чацкого, она не доросла до него, до его острого ума, до его логичной беспощадной критики. Не понимает она и Молчалина, который любит ее "по должности". Поступая наперекор моральным устоям общества, Софья, тем не менее, по-своему утверждает его устои. Например, стараясь использовать общество как оружие против Чацкого, она сама становится орудием в руках этого общества. Эта неопределенность Софьи и делает ее образ бесконечно трудным для понимания. По мнению Пушкина, Софья начертана неясно. Неясность ее в том, что в ней совмещается, казалось бы, несовместимое: мечтательность и практичность, сентиментальность и властность, наивность и холодная расчетливость, способность на истинное страдание и ядовитая насмешливость над страдающим Чацким. Чертой, делающей Софью и Татьяну похожими, является чтение сентиментальных романов. Поэтому каждая героиня ждала от любви каких-то чудес, и ни одна из них не замечала недостатков своего возлюбленного: Кокетка судит хладнокровно, Татьяна любит не шутя И предается, безусловно, Любви, как милое дитя... Мне кажется, что эти же слова можно сказать и о Софье, которая любит так же искренно и преданно. Вспомним, с каким чувством она рассказывала своей служанке Лизе о своем свидании с Молчалиным: Возьмет он руку, к сердцу жмет, Из глубины души вздохнет, Ни слова вольного, и так вся ночь проходит, Рука с рукой, и глаз с меня не сводит Софья страдает от того, что она не может открыто встречаться со своим любимым. Но по-настоящему она начинает страдать, узнав сущность Молчалина. Она путается из-за того, что ее обманули и она сама обманулась. Именно ее откровенность, искренность и непосредственность доказывают, что окружающее ее общество не убило в ней истинный народный характер.

Татьяна, как и Софья, воспитывалась на иностранных романах, поэтому Онегин рисуется воображению Татьяны в романтических красках: Кто ты, мой ангел ли хранителъ, Или коварный искуситель... Пушкин иронически замечает по поводу этих романтических грез Татьяны: Но наш герой, кто б ни был он, Уж, верно, был не Грандисон. Истинная душа Онегина познается Татьяной только после посещения деревенской усадьбы героя. Вглядываясь в обстановку онегинского кабинета, просматривая книги Онегина, Татьяна, наконец, начинает прозревать: Кто ж он? Ужели подраженье, Ничтожный призрак, иль еще Москвич в Гарольдовом плаще, Чужих причуд истолкованье, Слов модных полный лексикон... Уж ни пародия ли он? Белинский, высоко оценивший роль Татьяны, отметил: "Она поняла наконец, что есть для человека интересы, есть страдания и скорби, кроме интереса страданий и скорби любви". Таким образом, у Татьяны исчезло романтическое восприятие жизни, точно так же, как и у Софьи. Драма, пережитая Софьей, является первым в русской литературе опытом изображения душевной жизни женщины, который позже затронул А.С. Пушкин, описав жизнь Татьяны. Анализируя прочитанные произведения, я с уверенностью могу сказать, что женские образы в литературе первой половины XIX века имеют поистине непреходящее значение. Они учат нас жить, поступать по совести, пробуждают в нас лучшие чувства и желание делать добро, и всегда оставаться такими, какими нас сделала природа. И мне хочется верить, что хоть кто-нибудь из нас, читающих и любящих русских писателей, будет воспитываться на их произведениях, и изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год, будет творить маленькое, бескорыстное добро.


просмотров: 1339
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
Amulet Box Set Kazu Kibuishi 2016, Book

$78.69
End Date: Friday May-11-2018 13:40:09 PDT
Buy It Now for only: $78.69
|
ABSOLUTE WILDCATS by JIM LEE HARDCOVER Wildstorm DC Comics HC 624 Pages SRP $125

$25.00
End Date: Thursday May-24-2018 16:43:08 PDT
Buy It Now for only: $25.00
|
Jules Verne: Seven Novels (Leatherbound Classics)

$6.99
End Date: Tuesday May-15-2018 20:25:37 PDT
Buy It Now for only: $6.99
|
Lilac Girls: A Novel by Martha Hall Kelly EBooks

$3.99
End Date: Tuesday May-15-2018 19:04:26 PDT
Buy It Now for only: $3.99
|
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search Results from «Озон» Художественная литература, анонсы.
 
Ван Гог Винсент Письма к брату Тео. Раритетное издание с эскизами и иллюстрациями
Письма к брату Тео. Раритетное издание с эскизами и иллюстрациями
?Ставшие настоящим эпистолярным наследием, письма Винсента Ван Гога к его брату Тео до глубины души потрясают своей искренностью. За сто с лишним лет, переписка двух братьев, которая длилась целых пятнадцать лет, стала не менее популярной, чем знаменитые подсолнухи художника, и была переведена на все европейские языки. Меж тем, мало кто знает, что эти бесконечные, пронзительные письма, пестрили многочисленными рисунками предметов, которые видел перед собой Ван Гог. Используя оригинальные эскизы и наброски из писем, мы попытались воспроизвести то, как выглядели письма художника, который рисовал все, чего касались его гениальные глаза. Перед вами уникальное издание, каждая страница которого пронизана атмосферой, в которой жил и трудился Ван Гог. Из нее становится понятнее, каким на самом деле видел мир человек, создававший столь красочные и яркие картины....

Углов Федор Григорьевич Сердце хирурга. Дополненное издание
Сердце хирурга. Дополненное издание
Перед вами уникальное издание - лучший медицинский роман XX века, написанные задолго до появления интереса к медицинским сериалам и книгам. Это реальный дневник хирурга, в котором правда все - от первого до последнего слова. Повествование начинается с блокадного Ленинграда, где Федор Углов и начал работать в больнице.

Захватывающее описание операций, сложных случаев, загадочных диагнозов - все это преподносится как триллер с элементами детектива. Оторваться от историй из практики знаменитого хирурга невозможно. Закрученный сюжет, мастерство в построении фабулы, кульминации и развязки - то действительно классика, рядом с которой многие современнее бестселлеры в этом жанре - жалкая беспомощная пародия. Книга "Сердце хирурга" переведена на многие языки мира....

Н. Э. Гейнце Н. Э. Гейнце. Собрание сочинений в 7 томах + дополнительный том (эксклюзивное подарочное издание)
Н. Э. Гейнце. Собрание сочинений в 7 томах + дополнительный том (эксклюзивное подарочное издание)
Великолепно оформленный подарочный комплект. Книги в кожаном переплете с серебряным тиснением, трехсторонним серебряным обрезом и шелковым ляссе....

Мэри Стюарт Мэри Стюарт. Собрание сочинений в 12 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Мэри Стюарт. Собрание сочинений в 12 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Переплет ручной работы изготовлен из натуральной кожи по старинной европейской технологии XVIII века.
Блинтовое и золотое тиснение переплета.
Трехсторонний золотой обрез.
Каждый том дополняет шелковое ляссе.

Мэри Стюарт - на сегодняшний день одна из самых читаемых писательниц в Великобритании. На ее счету - более 30 романов и повестей любовного, детективного и исторического жанров. Всем им присущи острота сюжета, неожиданность и сложность интриги, богатство характеристик персонажей и безукоризненность стиля....

Глеб Успенский Глеб Успенский. Собрание сочинений в 9 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Глеб Успенский. Собрание сочинений в 9 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Оригинально оформленное подарочное издание. Переплет ручной работы изготовлен из натуральной кожи по старинной европейской технологии XVIII века. Блинтовое и золотое тиснение переплета. Трехсторонний золотой обрез. Каждый том дополняет шелковое ляссе.

Многочисленные очерки и рассказы Успенского посвящены жизни разных социальных слоев русского народа. Документальный характер произведений, злободневность, реализм, внимание к деталям, запоминающиеся персонажи, великолепное знание народной речи - все это делает очерки и рассказы Глеба Ивановича Успенского ярким литературным явлением конца XIX столетия....

Рафаил Зотов Р. М. Зотов. Собрание сочинений в 5 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Р. М. Зотов. Собрание сочинений в 5 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Переплет ручной работы изготовлен из натуральной кожи по старинной европейской технологии XVIII века.
Блинтовое и золотое тиснение переплета.
Трехсторонний золотой обрез.
Каждый том дополняет шелковое ляссе....

Константин Бадигин Константин Бадигин. Собрание сочинений в 5 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Константин Бадигин. Собрание сочинений в 5 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Переплет ручной работы изготовлен из натуральной кожи по старинной европейской технологии XVIII века.
Блинтовое и золотое тиснение переплета.
Трехсторонний золотой обрез.
Каждый том дополняет шелковое ляссе....

Марк Алданов Марк Алданов. Собрание сочинений в 8 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Марк Алданов. Собрание сочинений в 8 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Переплет ручной работы изготовлен из натуральной кожи по старинной европейской технологии XVIII века.
Блинтовое и золотое тиснение переплета.
Трехсторонний золотой обрез.
Каждый том дополняет шелковое ляссе....

Кир Шаманов Дурные дети Перестройки
Дурные дети Перестройки
Кир Шаманов – художник, писатель, автор проектов "0 рублей", "GOP-ART", "Tadjiks-Art", представляет сборник весёлых и страшных новелл, объединённых в одном полу-биографическом повествовании....

Жак Казот Продолжение "Тысячи и одной ночи". Коллекционное издание (комплект из 2 книг) La Suite des Mille et Une Nuits
Продолжение "Тысячи и одной ночи". Коллекционное издание (комплект из 2 книг)
Особенности данного коллекционного издания:
- переплет двухтомника - ледерин (на тканевой основе);
- каждый том комплектуется своей суперобложкой;
- наличием в каждом томе ляссе;
- к двухтомнику прилагаются две карты и полноцветное альбомное Приложение (формат 165 ? 215 мм, объем 352 с.), отпечатанное на мелованной бумаге коллекционным тиражом (равным числу книголюбов, сделавших предварительные заказы). В первую часть этого Приложения войдут изобразительные материалы, связанные с Казотом, его семьей, его окружением и его временем, героями арабских сказок, перекочевавшими в "Продолжение…", гравюрами с видами мест Египта, где разворачиваются сказочные приключения, национальными костюмами, ремеслами и проч., а также европейскими изданиями сказок. Вторая часть Приложения посвящена роману Казота "Влюбленный дьявол". Впервые увидит свет авторское предисловие. Текст романа будет украшен знаменитыми гравюрами Эдуара де Бомона (около 200), дополняющими его же иллюстрации, размещенные в двухтомнике. Кроме того, в Приложении будет широко представлена традиция иллюстрирования "Влюбленного дьявола" в ретроспективе ее наиболее интересных образцов (издания 1772, 1883, 1920 и 1946 гг.).

Продолжение “Тысячи и одной ночи” (1788-1789 гг.) - последнее произведение Жака Казота (1719-1792), французского писателя, мистика, каббалиста и мартиниста, обладавшего, как полагали современники, даром предвидения.
В нашей стране он приобрел популярность благодаря прежде всего известному готико-фантастическому роману "Влюбленный дьявол" (1772; в 1967 г. вышел в серии "Литературные памятники" в составе сборника "Фантастические повести .
Нешуточная увлеченность писателя таинственным Востоком и оглушительный успех в Европе французского перевода "Тысячи и одной ночи" (1704-1711), выполненного Антуаном Галланом (1646-1715), подтолкнули Казота к созданию продолжения галлановского свода. С тех пор оба сказочных собрания не раз издавались вместе. Труд Казота считается самым искусным продолжением начинания Галлана. И это неудивительно, ведь в основу своего собрания Казот положил оригинальную арабскую рукопись сказок, специально переведенных для него, удачно соединив их с собственной стилизацией и адаптацией для современного читателя. С появлением на европейских языках новых переводов различных версий "Тысячи и одной ночи" о сочинении Казота постепенно забыли. Настоящее издание призвано восполнить эту лакуну.
В данном сборнике воспроизведены замечательные иллюстрации Клеман-Пьера Марилье (1740-1808), созданные им к сказкам Казота в рамках цикла иллюстраций к знаменитому французскому многотомному своду "Кабинет фей" (1785-1789).
Помимо сказок Казота, в книге публикуется очерк о нем Жерара де Нерваля (1808-1855), сопровожденный классическими гравюрами Эдуара де Бомона (1821-1888).



...

«CRM АвтоВебОфис» прием платежей, email-рассылки и работа с клиентами для интернет бизнеса
2008 Copyright © BookPoster.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс.Метрика Яндекс цитирования