Информация по русской литературе
Лермонтов Михаил Юрьевич

Лермонтов Михаил Юрьевич

 

Лермонтов Михаил Юрьевич родился в ночь на 3(15) . 10.1814 в Москве, умер 15(27) . 7.1841 у подножия горы Машук, в 4 верстах от Пятигорска; в апреле 1842 его прах был перевезен в фамильный склеп в Тарханы.

Сын армейского капитана Юрия Петровича Лермонтова (1787–1831) и Марии Михайловны Лермонтовой (1795–1817) , урожденной Арсеньевой, единственной дочери и наследницы значительного состояния пензенской помещицы Елизаветы Алексеевны Арсеньевой (1773–1845) , принадлежавшей к богатому и влиятельному роду Столыпиных. По линии Столыпиных Лермонтов был в родстве или свойстве с Шах–Гиреями, Хастатовыми, Мещериновыми, Евреиновыми, Философовыми и одним из своих ближайших друзей Алексеем Аркадьевичем Столыпиным, по прозвищу Монго. Брак, заключенный против воли Арсеньевой, был неравным и несчастливым; мальчик рос в обстановке семейных несогласий. После ранней смерти матери поэта бабушка, женщина умная, властная и твердая, перенесшая всю свою любовь на внука, сама занялась его воспитанием, полностью отстранив отца.

Детские впечатления от семейной драмы отразились в творчестве Лермонтова [драмы “Menschen und Leidenschaften” (“Люди и страсти” , 1830) и “Странный человек” (1831) , а также посвященные памяти отца стихотворения “Ужасная судьба отца и сына” (1831) и “Эпитафия” (1832) ], прямо или косвенно отразились в нем и родовые предания.

Род Лермонтовых – основатель шотландский офицер Георг (Юрий) Лермонт, 17 в., – согласно этим преданиям, восходит к полулегендарному шотландскому поэту и прорицателю Томасу Рифмачу (13 в.) , прозванному “Learmonth” (“шотландские мотивы в “Желании” – “Зачем я не птица, не ворон степной” , 1831) .

Детство поэта проходило в имении Арсеньевой Тарханы Пензенской губернии. Мальчик получил столичное домашнее образование (гувернер – француз, бонна – немка, позднее преподаватель – англичанин) , с детства свободно владел французским и немецким языками. Уже ребенком Лермонтов хорошо знал быт (в том числе и социальный) помещичьей усадьбы, запечатленный в его автобиографических драмах. Летом 1825 бабушка повезла мальчика на воды на Кавказ; детские впечатления от кавказской природы и быта горских народов остались в его раннем творчестве (“Кавказ” , 1830; “Синие горы Кавказа, приветствую вас!..” , 1832) . В 1827 семья переезжает в Москву, и 1 сент. 1828 Л. зачисляется полупансионером в 4–ый класс Московского университетского благородного пансиона, где получает систематическое гуманитарное образование, которое пополняет систематическим чтением. Уже в Тарханах определился острый интерес мальчика к литературе и поэтическому творчеству; в Москве его наставниками становятся А. З. Зиновьев, А. Ф. Мерзляков (у которого он берет домашние уроки) и С. Е. Раич, руководивший пансионским литературным кружком. В стихах Л. 1828–30 есть следы воздействия “итальянской школы” Раича и воспринятой через нее поэзии К. Н. Батюшкого, однако уже в пансионе определяется преимущественная ориентация Лермонтова на А. С. Пушкина, байроническую поэму (первоначально – в интерпретации Пушкина) , а также на литературно–философскую программу любомудров в “Московском вестнике” . В ближайшие годы байроническая поэма становится доминантой раннего творчества поэта. В 1828–29 он пишет поэмы “Корсар” , “Преступник” , “Олег” , “Два брата” .

В марте 1830 вольные порядки Московского пансиона вызвали недовольство Николая I (посетившего пансион весной) , и по указу Сената он был преобразован в гимназию. В 1830 Лермонтов уклоняется “по прошению” и проводит лето в подмосковной усадьбе Столыпиных Середниково (апрель – начало мая – июль 1830) ; в том же году после сдачи экзаменов зачислен на нравственно–политическое отделение Московского университета. К этому времени относится первое сильное юношеское увлечение поэта – Екатериной Александровной Сушковой (1812–1868) , с которой он познакомился у своей приятельницы А. М. Верещагиной. С Сушковой связан лирический “цикл” 1830 [“К Сушковой” , “Нищий” , “Стансы” (“Взгляни, как мой спокоен взор...” ) , “Ночь” , “Подражание Байрону” (“У ног твоих не забывал...” ) , “Я не люблю тебя: страстей...” и др. ]. По-видимому, несколько позднее Лермонтов переживает еще более сильное, хотя и кратковременное чувство к Наталье Федоровне Ивановой (1813–1875) , дочери драматурга Ф. Ф. Иванова; стихи т. н. ивановского цикла [“Н. Ф. И... вой” , “Н. Ф. И.” , “Романс к И...” , “К*” (“Я не унижусь пред тобою...” ) и др. ] отличаются повышенной драматичностью, включая мотивы любовной измены, гибели и т.п. ; общие контуры романа с Ивановой отразились в драме “Странный человек” . Третьим по времени адресатом лирических стихов Лермонтова начала 1830–х гг. была Варвара Александровна Лопухина (1815–1851) , в замужестве Бахметева, сестра его товарища по университету. Чувство к ней Лермонтова оказалось самым сильным и продолжительным; по мнению близкого к поэту А. П. Шан–Гирея, Лермонтов “едва ли не сохранил... его до самой смерти своей” . Лопухина была адресатом или прототипом как в ранних стихах [“К. Л.” (“У ног других не забывал...” , 1831) , “Она негордой красотою...” , 1832, и др. ], так и поздних произведений: “Валерик” , посвящение к VI редакции “Демона” ; образе проходит в стихотворениях “Нет, не тебя так пылко я люблю” , в “Княгине Лиговской” (Вера) и др.

В 1832, разочарованный казенной рутиной преподавания, Лермонтов оставляет Московский университет и переезжает в Петербург (июль–начало августа) , надеясь продолжить образование в Петербургском университете; однако ему отказались зачесть прослушанные в Москве курсы. Чтобы не начинать обучение заново, поэт не без колебаний принимает совет родных избрать военное поприще; в ноябре 1832 сдает экзамены в Школу гвардейских прапорщиков и кавалерийских юнкеров и проводит два “страшных года” в закрытом военном учебном заведении, где строевая служба, дежурства, парады почти не оставляли времени для творческой деятельности (быт школы в грубо натуралистическом виде отразился в обсценных т.е. юнкерских поэмах – “Петергофский праздник” , “Уланша” , “Гошпиталь” – все 1834) . Она оживляется в 1835, когда Лермонтов был выпущен корнетом в лейб–гвардейский Гусарский полк (сентябрь 1834) ; в этом же году выходит поэма “Хаджи Абрек” [не считая раннего стихотворения “Весна” ], поэт отдает в цензуру первую редакцию драмы “Маскарад” , работает над поэмами “Сашка” , “Боярин Орша” , начинает роман “Княгиня Лиговская” . Он получает возможность общения с литературными кругами Петербурга. Сведения об этих контактах скудны; известно о знакомстве Лермонтова с А. Н. Муравьевым, И. И. Козловым и близким к формирующихся славянофильским кружкам С. А. Раевским, что способствовало укреплению уже определившегося интереса поэта к проблемам национальной истории и культуры. Раевский, один из близких друзей Лермонтова (в 1837 пострадавший за распространение “Смерти Поэта” ) , был полностью посвящен в процесс работы над романом “Княгиня Лиговская” (1836; не окончен; опубликован в 1882) , одна из сюжетных линий которого опирается на историю возобновившегося романа поэта с Сушковой.

В 1835–1836 Лермонтов еще не входит в ближайший пушкинский круг; с Пушкиным он также не знаком. Тем более принципиальный характер получает его стихотворение “Смерть Поэта” (1837; опубликовано в 1858) , написанное сразу же после гибели Пушкина. Лермонтов говорил от лица целого поколения, одушевляемого скорбью о гибели национального гения и негодованием против его врагов. Стихотворение мгновенно распространилось в списках и принесло Лермонтову широкую известность. Основную тяжесть вины Лермонтов перенес на общество и его верхушку – “новую аристократию” (“надменные потомки/ Известной подлостью прославленных отцов” ) , не имеющую за собой опоры в национальной исторической и культурной традиции и составлявшую в столице ядро антипушкинской партии, сохранившей к поэту и посмертную ненависть. Заключительные 16 строк стихотворения (написанные позднее, 7 февраля) были истолкованы при дворе как “воззвание к революции” . 18 февраля 1837 Лермонтов был арестован; началось политическое дело о “непозволительных стихах” . Под арестом поэт пишет несколько стихотворений: “Сосед” (“Кто б ни был ты, печальный мой сосед” ) , “Узник” , положивших начало блестящему “циклу” его “тюремной лирики” : “Соседка” , “Пленный рыцарь” (оба – 1840) и др.

В феврале 1837 был отдан высочайший приказ о переводе Лермонтова прапорщиком в Нижегородский драгунский полк на Кавказ; в марте он выехал через Москву. Простудившись в дороге, был оставлен для лечения (в Ставрополе, Пятигорске, Кисловодске, апрель–начало мая – 1–ая половина сентября 1837) ; по пути следования в полк он “изъездил Линию всю вдоль, от Кизляра до Тамани, переехал горы, был в Шуше, В Кубе, в Шемахе, в Кахетии, одетый по-черкесски, с ружьем за плечами, ночевал в чистом поле, засыпал под крик шакалов...” (письмо Раевскому, 2–я половина ноября – начало декабря 1837) , в ноябре был в Тифлисе, где, по–видимому, возникли связи с культурной средой, группировавшейся вокруг А. Чавчавадзе (тестя Грибоедова) , одного из наиболее значительных представителей грузинского романтизма. Лермонтов близко соприкасается с народной жизнью, видит быт казачьих станиц, русских солдат, многочисленных народностей Кавказа. Все это проецируется в его творчество, в частности, утвердив в нем фольклористические интересы; в 1837 он записывает сказку об Ашик–Керибе (“Ашик–Кериб” ) , стремится передать колорит восточной речи и психологию “турецкого” (тюркского, по–видимому, азербайджанского) сказителя; в “Дарах Терека” , “Казачьей колыбельной песне” , “Беглеце” из фольклорной стихии вырастает народный характер, с чертами этнической определенности. В Пятигорске и Ставрополе он встречается с Н. М. Сатиным, знакомым ему по Московскому пансиону, Белинским, доктором Н. В. Майером (прототип доктора Вернера в “Княжне Мери” ) ; знакомится с ссыльными декабристами (В. М. Голицыным, В. Н. Лихаревым, М. А. Назимовым) и близко сходится с А. И. Одоевским, памяти которого посвятил прочувственное стихотворение (“Памяти А. И. Одоевского” ) .

Люди “поколения 1820–х” , в частности декабристы (Назимов, позднее Лорер) , ощущали в Лермонтове представителя иного поколения, зараженного скептицизмом и социальным пессимизмом и скрывающего от окружающих свой внутренний мир под маской иронии и общественного индифферизма. Внешне это нередко выражалось у Лермонтова в стремлении уклониться от разговора на серьезные темы, в ироническом отношении к восторженности и исповедальности; такая манера держать себя оттолкнула в 1837 Белинского, привыкшего к философским спорам в дружеских кружках. Между тем для самого Лермонтова эти встречи и разговоры стали творческим материалом: он получал возможность, по контрасту, осмыслить социально–психологические признаки своего поколения. Результаты этих наблюдений будут обобщены в образе Печорина и в “Думе” .

Во время ссылки и позднее особенно раскрылось художественное дарование Лермонтова, с детства увлекавшегося живописью. Ему принадлежат акварели, картины маслом, рисунки – пейзажи, жанровые сцены, портреты и карикатуры; лучшие из них связаны с кавказской темой.

Кавказская ссылка была сокращена хлопотами бабушки через А. Х. Бенкендорфа. В октябре 1837 был отдан приказ о переводе Лермонтова в Гродненский гусарский (в Новгородской губернии) , а затем в лейб–гвардейский Гусарский полк, стоявший в Царском Селе. Во второй половине января 1838 Лермонтов возвращается, а с середины мая 1838 обосновывается в Петербурге. 1838–1841 – годы его литературной славы. Он сразу же попадает в пушкинский литературный круг, знакомится с Жуковским, П. А. Вяземским, П. А. Плетневым, В. А. Сологубом, ближе с В. Ф. Одоевским, принят в семействе Карамзиных, которое становится наиболее близкой ему культурной средой: он принимает участие в домашних спектаклях и развлечениях, устанавливает дружеские отношения с постоянными посетителями салона: Смирновой–Россет, И. П. Мятлевым (с которым обменивается шуточными посланиями) Ростопчиной; у Карамзиных Лермонтов накануне последней ссылки читал “Тучи” . В 1840 в Петербурге отдельными изданиями выходят единственный прижизненный сборник “Стихотворения” и “Герой нашего времени” .

Популярность Лермонтова открыла ему двери в великосветское общество, в которое он стремился войти в целях психологического и социального самоутверждения.

В 1838–1840 Лермонтов входит в “Кружок шестнадцати” – аристократическое общество молодежи, частью из военной Среды [К. В. Браницкий–Корчак, И. С. Гагарин, А. Н. Долгорукий, Столыпин (Монго) и др. ], объединенного законами корпоративного поведения и политической оппозиционностью участников, и, по некоторым данным, играет в нем первенствующую роль.

В феврале 1840 на балу у графини Лаваль у Лермонтова произошло столкновение с сыном французского посланника Э. Барантом; непосредственным поводом было светское соперничество – предпочтение, отданное Лермонтову кн. М. А. Щербатовой [адресатом стихотворений “На светские цепи...” , 1840; ей же посвящена “Молитва” (“В минуту жизни трудную” , и, возможно, стихотворение “Отчего” ], которой был увлечен Барант и в 1839–1940 увлечен Лермонтов. Ссора, однако, переросла личные рамки и получила значение акта защиты национального достоинства. 18 февраля состоялась дуэль, окончившаяся примирением. Лермонтов тем не менее был предан военному суду; под арестом (Ордонанс–гауз, Арсенальная гауптвахта) его навещают друзья и литературные знакомые, в т.ч. Белинский, вынесший сильное впечатление от разговора и самой личности Лермонтова (<Глубокий и могучий дух!... Я с ним спорил, и мне отрадно было видеть в его рассудочном, охлажденном и озлобленном взгляде на жизнь и людей семена глубокой веры в достоинство того и другого. Я это сказал ему – он улыбнулся и сказал: “Дай Бог!” >“– письмо Боткину 16–21 апреля 1840) . Под арестом состоялось новое объяснение Лермонтова с Барантом, ухудшившее ход дела. В апреле 1840 был отдан приказ о переводе поэта в Тенгинский пехотный полк в действующую армию на Кавказ. 3–5 мая Лермонтов выехал из Петербурга; в Москве был на именинном обеде Н. В. Гоголя (с А. И. Тургеневым, Вяземским, Е. А. Баратынским, Хомяковым, Самариным; с последним сошелся ближе других) ; посещал дом Н. Ф. и К. К. Павловых. В июне он прибывает в Ставрополь, в главную квартиру командующего войсками Кавказской линии генерала П. Х. Граббе, а в июле уже участвует в постоянных стычках с горцами и в кровопролитном сражении при реке Валерик. Очевидцы сообщали об отчаянной храбрости Лермонтова, удивлявшей кавказских ветеранов.

В начале февраля 1841, получив двухмесячный отпуск, Лермонтов приезжает в Петербург. Его представляют к награде за храбрость, но Николай I отклоняет представление. Поэт проводит столице 3 месяца, окруженный вниманием; он полон творческих планов, рассчитывая получить отставку и отдаться литературной деятельности. Его интересует духовная жизнь Востока, с которой он соприкоснулся на Кавказе; в нескольких своих произведениях он касается проблем “восточного миросозерцания” (“Тамара” , “Спор” ) .

14 апреля 1841, не получив отсрочки, Лермонтов возвращается на Кавказ. В мае он прибывает в Пятигорск и получает разрешение задержаться для лечения на минеральных водах. Он испытывает прилив творческой активности; в его записной книжке, подаренной накануне отъезда В. Ф. Одоевским, один за другим следуют автографы “Сна” , “Утеса” , стихотворения “Они любили друг друга...” , “Тамара” , “Свиданье” , “Листок” , “Выхожу один я на дорогу...” , “Морская царевна” , “Пророк” (к этим и многим другим лермонтовским текстам обращались известные русские композиторы: А. Л. Гурилев, Ц. А. Кюи, А. С. Даргомыжский, А. Е. Варламов, Н. А. Римский–Корсаков и многие другие) . Однако предписания из Петербурга категорически требуют, чтобы он находился в полку.

В Пятигорске Лермонтов находит общество прежних знакомых, и в том числе своего товарища по Школе юнкеров Мартынова. На одном из вечеров в пятигорским семействе Верзилиных шутки Лермонтова задели Мартынова, человека неумного и болезненно самолюбивого. Ссора повлекла за собой вызов; не придавая значения размолвке, Лермонтов принял его, не намереваясь стрелять в товарища, и был убит наповал. Неясность некоторых обстоятельств дуэли позднее порождала в лермонтовской историографии версии об организованном убийстве или заговоре, не имеющие достаточных оснований. Гибель Лермонтова имела широкий общественный резонанс и была воспринята в литературных кругах как непоправимая потеря для русской литературы.

Творчество Лермонтова, продолжавшееся неполных 13 лет (1828–1841) с необыкновенной интенсивностью, явилось высшей точкой развития русской поэзии в послепушкинский период и открыло новые пути русской прозе. С ним связывается понятие “1830–е годы” (не в хронологическом, а в историко-литературном смысле: середины 1820 – начало 1840–х годов) , характеризующееся нарастанием интереса к новейшим течением идеалистической и религиозной философии (Ф. Шеллинг, Г. В. Ф. Гегель) и одновременно углублением общественного самоанализа, диалектичности литературного мышления, внимания к глубинным процессам исторического процесса.


просмотров: 1016
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
Origin by Dan Brown (2017, Hardcover)

$26.49
End Date: Friday Dec-22-2017 11:16:55 PST
Buy It Now for only: $26.49
|
A Game of Thrones 5-Book Boxed Set by George R. R. Martin's

$64.45
End Date: Saturday Dec-23-2017 8:47:20 PST
Buy It Now for only: $64.45
|
Outlander Series Volumes 1-8 Book Set By Diana Gabaldon Mass Market w/ Slipcase

$7.99
End Date: Friday Dec-15-2017 0:16:26 PST
Buy It Now for only: $7.99
|
We're All Wonders by R. J. Palacio eBooks

$10.85
End Date: Friday Dec-15-2017 8:16:30 PST
Buy It Now for only: $10.85
|
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search Results from «Озон» Художественная литература, анонсы.
 
Элис Бродвей Метка
Метка
Эта книга была создана на спор и взорвала книжный мир Великобритании.
Будьте осторожны, потому что после прочтения вы уже не сможете смотреть на мир прежними глазами! 
Это история об обществе, где люди не боятся быть тем, кто они есть на самом деле. Точнее, их заставляют таковыми быть, ведь теперь они обязаны отмечать все важные событие метками, чтобы любой мог "прочесть" их на твоём теле. История о том, что не иметь татуировок - это преступление. История о любви, неподвластной законам, верной дружбе, обмане и предательстве, разрушающих человеческие судьбы, и еще о магии, спасительной и пугающей…
Дебютная история, которая покорила уже 15 стран мира и получила премию Edinburgh First Book Award.

О книге:
Я не знаю, кто я, на чьей я стороне, и что на самом деле окажется на чаше весов в самом конце...
Мы покрываем себя татуировками. Мы ничего не можем скрыть. Метки всегда расскажут правду! Это закон нашего общества. Но так ли это? Знала ли я своего отца по-настоящему? Знала ли я хотя бы что-то о нем, что было правдой?
Все, о чем я мечтала - это быть чернильщицей и писать историю жизни людей на их коже. Но кажется, у судьбы совершенно другие планы. Мой учитель открыл страшную тайну моей семьи. Всё, что было белым, стало чёрным. Мир перевернулся, и я все ещё не понимаю, как мне удается дышать.
Чтобы ни было в прошлом, я люблю своего отца. И сделаю все, чтобы книгу его жизни помнили вечно.

Об авторе: 
"Она выпивает чаю больше, чем нужно, и любит писать книги в своём жёлтом автофургоне. Она ненавидит быть слишком сердечной или холодной, обожает красить губы и смотреть глупые рождественские фильмы. Она по-настоящему увлечена татуировками, их историей и тем, как их воспринимает общество, но так до сих пор и не решилась сделать собственное тату. Она живёт с мужем и тремя детьми в Ланкшире. Она такая, какая есть. Немного наивная, немного сложная, любить или ненавидеть её решать только вам…". Именно этими словами Элис Бродвей открывает свой сайт, где очень открыто делится с читателями историей своей жизни. О том, как была белой вороной в семье, как в ней проснулась страсть к писательству, как к ней пришла любовь и как это перевернуло её жизнь, и о том, как появилась "Метка"… 

...

Пола Брекстон Серебряная ведьма
Серебряная ведьма
Тильда Фордуэлз в отчаянии. Она потеряла возлюбленного и теперь вынуждена прятаться от людей в тихом коттедже возле озера Ллангорс. Уединение должно исцелить ее, но жизнь преподносит Тильде "сюрприз". Однажды утром она оказывается в густом тумане. Когда тот рассеивается, перед ней открывается невероятное зрелище: по озеру плывет лодка, в которой стоит красивая женщина в старинных одеждах. Кто она и откуда взялась? Тильда не может забыть незнакомку. Она уверена: духи пытаются связаться с ней.
Тильда начинает свое расследование. Ей предстоит не только узнать тайну призрака, но и понять, как с ним связано чудовище Аванк, легенды о котором  до сих пор холодят кровь местных жителей.

...

 Дело "пестрых"
Дело "пестрых"
Аркадий Адамов (1920 -1991) - писатель, проложивший дорогу детективу в то время, когда советская идеология утверждала, что в стране нет почвы для уголовных преступлений. В книгу включена первая повесть А. Адамова "Дело "пестрых", принесшая автору шумный успех, на основе повести был снят известный одноименный художественный фильм....

Джэка Бенедикт Алекс Верус. Участь
Алекс Верус. Участь
?Алекс Верус — тридцатилетний маг-прорицатель — владеет собственным оккультным магазинчиком и живет затворником в Лондоне. Его напарница, двадцатилетняя Лона носит на себе родовое проклятие, но не унывает и добывает на местных барахолках всякие занятные вещицы для своего приятеля-колдуна. Однажды Лона приносит Алексу странную находку — красный магический куб. Он является ключом в поисках древнего Веретена Судьбы, способного повлиять на будущее и сделать своего обладателя бессмертным. И за артефактом моментально начинается охота! Маги не брезгуют никакими методами, чтобы заполучить куб, а заодно и Алекса, чей дар способен повлиять на исход поединка. Кто же победит в бешеной гонке? А может, верх над магами возьмет Веретено? Впервые на русском языке!...

Хэнкс Т. Уникальный экземпляр. Истории о том о сём
Уникальный экземпляр. Истории о том о сём
Впервые на русском — семнадцать историй, доказывающих, что двукратный лауреат «Оскара» Том Хэнкс не менее талантлив и как писатель. «Мистер Хэнкс оказался настоящим писателем с большой буквы “П”, — рекомендует Стивен Фрай. — Одни рассказы в этой книге заставят вас хохотать в голос, другие — растрогают до слез» Герои Хэнкса отправляются на Луну в самодельной ракете, застревают в Париже во время промо-тура блокбастера «Кассандра Рэмпарт III: Страх на пороге», раз за разом возвращаются в один и тот же день «Мира будущего» на нью-йоркской Всемирной выставке 1939 года, предпочитают компьютеру винтажную пишущую машинку… «За два года я снимался в Нью-Йорке, Берлине, Атланте, Будапеште и других городах. Все это время я писал, — рассказывал сам Хэнкс. — Я работал в пресс-турах, в отелях, в самолетах, дома, даже в отпуске. Когда позволял график, я писал с утра и до часу ночи — на разных пишущих машинках из моей коллекции»....

Ах Астахова Ах Астахова. Мужская и женская лирика
Ах Астахова. Мужская и женская лирика
Ах Астахова - одна из самых известных поэтесс в современном литературном сообществе, лауреат премий "Золотая Горгулья" и "Паруса Надежды". У нее тысячи поклонников по всему миру - Астаховой одной из немногих удается собирать полные залы, как в России, так и за рубежом.

Дебютный сборник "Мужское/женское" - стихотворения, написанные от лица двух противоположностей, уживающихся в ней. Это маскулиная грубость и невероятная нежность, прямолинейные и строгие образы, граничащие с глубокой трогательностью женской души. В своей лирике Астахова не гонится за вычурными рифмами и многосложными конструкциями. Она использует понятный обычному человеку ритм, затрагивая в стихотворениях не только вечные темы (любовь, разлука, бесконечный поиск себя), но и то, что стало особенно актуальным в XXI веке - мотивы бегства из большого города и лживости людских нравов....

 Звездные Войны. Энциклопедия персонажей
Звездные Войны. Энциклопедия персонажей
Уникальная энциклопедия расскажет всё самое интересное о ярких персонажах, упоминающихся в семи киноэпизодах культовой саги "Звёздные Войны". Как становятся охотниками за головами? Кто из джедаев сильнее всех? Какие дроиды используются Империей, Альянсом Повстанцев, Первым Орденом и движением Сопротивления?
Ответы на эти и сотни других вопросов ждут читателей на страницах невероятной книги, которая станет отличным подарком и для знатоков "Звёздных Войн", и для тех, кто впервые открывает для себя мир одной далёкой-далёкой галактики....

Михаил Ширвиндт Мемуары двоечника
Мемуары двоечника
Автор книги - известный продюсер и телеведущий Михаил Ширвиндт, сын всеми любимого актера Александра Ширвиндта. Его рассказ - настоящее сокровище на полке книжных магазинов. Никаких шаблонов и штампов - только искренние и честные истории. Александр Ширвиндт. При упоминании этого имени у каждого читателя рождается ассоциация с глубоким и умным юмором. Яблоко упало недалеко от яблони, и книга Ширвиндта Михаила пропитана все тем же юмором, иронией, - и, что особенно ценно, самоиронией. Видимо, это в семье родовое. С первых страниц книги автор приводит вас в свой дом, свою жизнь. Он рассказывает о ней без прикрас, не позируя и не стараясь выглядеть лучше, чем он есть. В книге, кроме семьи Ширвиндтов, вы встретитесь со многими замечательными людьми, среди которых Гердты, Миронов, Державин, Райкин, Урсуляк и другие. Автор доверил вам свою жизнь. Читайте ее, смейтесь, сопереживайте, учитесь на опыте и жизненных историях этой неординарной семьи....

Константин Паустовский, Галина Трефилова,  А. Борщаговский К. Паустовский. Собрание сочинений в 7 томах (эксклюзивное подарочное издание)
К. Паустовский. Собрание сочинений в 7 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Переплет ручной работы изготовлен из натуральной кожи по старинной европейской технологии XVIII века.
Блинтовое и золотое тиснение переплета.
Трехсторонний золотой обрез.
Каждый том дополняет шелковое ляссе.

Константин Георгиевич Паустовский - классик отечественной литературы, замечательный художник слова, знаток родной при роды. Щедрый писательский дар и изобретательная фантазия Паустовского позволяли ему рассказывать на страницах своих произведений о таких сложнейших проблемах века, как интеллигенция и революция, художник и общество, природа и цивилизация....

Жорж Санд Жорж Санд. Собрание сочинений в  14 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Жорж Санд. Собрание сочинений в 14 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Переплет ручной работы изготовлен из натуральной кожи по старинной европейской технологии XVIII века.
Блинтовое и золотое тиснение переплета.
Трехсторонний золотой обрез.
Каждый том дополняет шелковое ляссе.

Произведения французской писательницы XIX в. Жорж Санд - под этим псевдонимом публиковала свои романы Аврора Дюпен (по мужу Дюдеван) - пользуются заслуженным успехом у читателей всего мира....

2008 Copyright © BookPoster.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс.Метрика Яндекс цитирования