Информация по русской литературе
Форма выражения авторской позиции в творчестве Михаила Зощенко

Форма выражения авторской позиции в творчестве Михаила Зощенко

План

Образ рассказчика, сочувствие и сострадание.

Ироническое отношение к окружающему.

Язык рассказчика.

В творчестве Михаила Зощенко, в частности в его рассказах, особое место занимает позиция авторского лица и авторской маски. В этой теме мне хотелось бы, в меру своих знаний творчества М. Зощенко, раскрыть механизм авторской позиции. Задача этого реферата попытаться разобраться во взаимоотношениях складывающихся в процессе повествований между рассказчиком, как таковым и настоящим автором рассказов.

Зощенко не использует в своих рассказах принцип прямой авторской оценки, а предпочитает подать маску точного обывателя. Получается так, что о каком-то случае рассказывает не сам автор, а другой человек из той среды обывания. Как представитель того мира, он привносит в событие соответственное ведение действительности. Сатира Зощенко многомерная, с одной стороны автор высмеивает героев рассказа, а с другой в сатирический роли выступает и сам рассказчик. Зощеновский рассказчик является, как правило, отрицательным героем, который вызывает к себе одновременно и отвращение, и жалость. Зощенко нигде открыто не ругает своего рассказчика, он даже относиться к нему, как бы с сочувствием. Но сочувствие это такое, что в дальнейшем ощущается примитивность персонажа, его чувств и мыслей. В рассказе "Мещанский уклон" рассказчик защищает Васю Растопыркина героя рассказа. И чем дальше рассказчик описывает самого Васю Растопыркина, и то, что с ним произошло, чем больше защищает его, там всё более абсурдным становиться поведение и того и другого.

"Василия Тарасовича Растопыркина - Васю Растопыркина, этого чистого пролетария, беспартийного чёрт знает с какого года выкинули с трамвайной площадки". Рабочего человека выкидывают из трамвая, что вызывает негодование рассказчика. Хотя ирония, с которой автор пишет, заставляет усомниться в правомерности негодования рассказчика.

"Конечно, слов нет, одет был Василий Тарасович не во фраке, ему, знаете, нету времени фраки и манжетки на грудь одевать. Он, может, в пять часов шабашит и сразу домой прёт. Он, может, маляр. Он, может, действительно, как собака грязный едет. Может, краски и другие предметы ему льются на костюм во время профессии. Может, он морально от этого устаёт и ходить пешком ему трудно". Растопыркин пачкает всех, проливает на кого то краску, и при этом непоколебимо уверен в своей правоте. Но под осмеянием автора оказывается не только Вася Растопыркин, но и: даже в большей степени, сам рассказчик, всё время демонстрирующий свою глупость.

Зощенко иронично относиться к своему рассказчику. Он не только не разделяет его взглядов и стремлений, а наоборот отрицает этот тип миропонимания. В его сознании существует иной мир, недоступный пониманию героя-обывателя. Наличие этого мира, Зощенко предполагает увидеть в нравственном, и в интеллектуальном воспитании читателя, который сможет уловить иронию Зощенко.

В рассказах Зощенко есть не только насмешка над ничтожными и жалкими людьми, но сострадание к ним, таящаяся внутри смеха печаль. Повествование строиться таким образом, что персонажи его рассказов, включая и образ рассказчика, воспринимается не только как носители нравственного уродства, но и как жертвы сложных исторических обстоятельств, которые оказываются сильнее них. Тенденции реальной жизни, как бы перевели их из "маленьких людей", достойных существования в "мелких людишек", способных вызвать лишь презрительную усмешку.

Ирония одна из важнейших черт Зощенко. Наличие иронического отношения к окружающему воспринимается как ключ к пониманию истинных отношений между автором и рассказчиком. В рассказах чувствуется ироничный взгляд автора. Всё написанное воспринимается по-другому, любое утверждение воспринимается как отрицание того, о чём идёт речь.

У Зощенко постоянно ведётся полемика с языковыми штампами. Образ глупого рассказчика и здесь помогает автору. Монолог рассказчика насыщен расхожими выражениями и характерными штампами того времени. Ирония автора по отношению к герою переноситься в сферу языка, сомнительная репутация говорящего бросает тень на выражения, которые Зощенко заставляет постоянно, к месту и не к месту употреблять в своей речи: "Всегда я симпатизировал центральным убеждениям. Даже вот когда в эпоху военного коммунизма НЭП вводили я не протестовал. НЕП так НЕП. Вам видней" ("Прелести культуры").

Зощенко часто даёт возможность своим героям высказаться по разным поводам. Залихватский тон разглагольствований рассказчика и скрытый авторский комментарий создают эффект сатирического изображения: "... между прочим, при введении НЕПа сердце у меня окончательно сжималось. Я как бы предчувствовал некоторые резкие перемены. И действительно при военном коммунизме, куда было как свободно в отношении культуры и цивилизации. Скажем, в театре можно свободно даже не раздеваться сиди, в чём пришел. Это было достижение.

У Зощенко очень много "рассказывающих" героев, объясняющих своё житьё. В значительной степени этими качествами наделён рассказчик, который иногда рассказывает очень колоритно о серьёзных проблемах. Начав "философствовать" о культуре, рассказчик продолжает: "А вопрос культуры - это собачий вопрос. Хотя бы насчёт того же раздевания в театре. Конечно, слов нету, без пальто публика выгодно отличается - красивей и элегантней, но, что хорошего в буржуазных странах, то у нас выходит боком" Подобные размышления не чего не имеют с настоящей точкой зрения автора. Но в тоже время Зощенко вкладывает в речь рассказчика, какие то важные для него мысли. Возникает эффект сопричастности с героями рассказов, которые одновременно высмеиваются автором.

Одной из черт в рассказах Зощенко было выявлении в жизни низменного, неприглядного, отсюда и упрощение речи героев. Язык персонажей внешне простой, на самом деле необыкновенно сложен, разный по стилю. Каждое высказывание должно принадлежать абсолютно разным, непохожим друг на друга людям, и должно существовать в разных ситуациях. Поэтому рассказчик воспринимается человеком мало грамотным, смешным и нагловатым. Все эти облики уживаются в одном человеке. Несовместимые выражения могут существовать рядом, в одной фразе или реплике героя. Зощенко использует это для маневрирования текстом, резко менять повествования в сторону любого из стилей присутствующих в разговоре персонажа. Это говорит о том, что образ зощенского рассказчика сложнее, чем считается, что видно практически в любом из рассказов Зощенко. К примеру, "Кузница здоровья". Начало настраивает на лирический лад: "Крым это форменная жемчужина. Оттуда народ приезжает только диву даёшься. То есть поедет туда какой ни будь дряхлый интеллигентишка, а назад приезжает - и не узнать его. Карточку раздуло. И вообще масса бодрости, миросозерцания. Одним словом, Крым - это определённо кузница здоровья" Главным кажется восхищение автора благодатностью южного климата, но в тексте есть что-то, из-за которого возникает атмосфера иронии, насмешки.

"Крым - это форменная жемчужина"

"Крым - это определённо кузница здоровья"

Если бы не слова "форменная" и "определённо", эти фразы можно было бы отнести к официальному тексту, как бы взяты из официального документа. И писатель всего двумя не к месту вставленными словами снимает пафос своего утверждения.

"Оттуда народ приезжает только диву даёшься, то есть поедет туда какой ни будь дряхлый интеллигентишка ..." это продолжение ни как не укладывается заданной предыдущей фразой тональность. Оно больше похоже на выдержку из обычного повседневного разговора. Происходит резкая смена стилевых потоков.

Далее идёт выражение "Карточку раздуло", вызывающие новые ассоциации. Оно может принадлежать только необразованному, некультурному человеку, это уже уличный жаргон.

Фразу про "массу бодрости, миросозерцания" вряд ли произнесёт просто необразованный человек. Скорее всего, она принадлежит мало грамотной личности, нахватавшейся заезженных выражений и употребляющей их к месту и не к месту.

В одном коротеньком кусочке текста, подряд, друг за другом проходят четыре различных, казалось бы, никак между собой не соотнесённых речевых системы. Каждый стилевой поток - это не просто повествование от чьего то лица, он имеет свой юмор, действующий как в его пределах, так и на протяжении всего рассказа. Нарочитая безграмотность, комическая дисгармония языка объединяет все эти направления, заставляя воспринимать произведение как единое целое. Это скрепляет и образ, и образ рассказчика, соединяя его многочисленные ипостаси пусть в непривлекательное, но одно лицо.

В большинстве случаев языковые казусы в речи рассказчика скрыты формальной правильностью высказывания. Чем правильнее кажется на первый взгляд построение фразы, тем сомнительнее первый взгляд построение фразы, тем сомнительнее первый взгляд построение фразы, тем сомнительнее её словесный материал: "Тут, спасибо, наша уборщица Ксюша женский вопрос на рассмотрение вносит.

- Раз, говорит, такое международное положение и вообще труба. То, говорит, можно для примеру, уборную не отапливать. Чего зря поленья перегонять? Не в гостиной!" ("Режим экономии")

Кроме смысловых расхождений обращает на себя внимание удивительная способность автора ставить точку, подводить своеобразный словесный итог написанному. Сказав, что в целях экономии можно не отапливать уборную, автор вроде бы завершил эту странную мысль, поставил смысловую точку. Тем ни менее он добавляет" "Чего там зря поленья перегонять?" Да ещё и конкретизирует: "Не в гостиной!". Зощенко как бы дозирует информацию, см каждым разом предлагая всё больше курьёзного и смешного. Нагнетание бессмыслицы идёт по витку, по нарастающей, пока не достигает полного абсурда.

Странности в поведении героя и его малограмотный мещанский жаргон вызывает у автора усмешку. Зона этой иронии выходит далеко за пределы поведения героев. Она охватывает многие, прямо не изображенные обстоятельства их жизни. Зощенко иронизирует над некоторыми установленными обычаями нового времени, новой эпохи. Они столь прочно вошли в стихию народной жизни, что приобрели характер привычки. Личное в человеке не только отодвинуто на второй план общегосударственным, последнее почти выдавило из его духовного мира ощущение суверенности своего "Я".

В изображении Зощенко мир предстаёт невероятно примитивным и эгоистичным - управляющие в нём законы во многом абсурдны. Зощенко страдает от этого абсурда. Но особенность его художественного таланта состоит в том, что где-то в глубине него таится гуманистическая надежда, что всё в мире переменится.

 

Литература. 1.       Белая Г. Экзистенциальная проблематика творчества М. Зощенко // Литературное обозрение, - 1995.- № 1.

1.       Даев В. Коммунальные Зощинки // Наш современник, - 1995.-№ 10.

1.       Куляпин А. Замаскирован смехом // Звезда- 1995. - №8.

1.       Молдавский Д. М. Михаил Зощенко - Л.: Советский писатель - 1977.

1.       Попова Н. Эффект отстранённость и сострадания: сатирическая новелистика М. Зощенко // Литературное обозрение, - 1995. - № 1

1.       Сарнов Б. Свифт принятый за Аверченко // Литературная газета, - 1996. - № 12.


просмотров: 807
Search Results from Ebay.US* DE* FR* UK
Wonder by R. J. Palacio, 2012 Hardcover, New, Free Shipping

$26.49
End Date: Friday Oct-13-2017 11:24:45 PDT
Buy It Now for only: $26.49
|
A Game of Thrones 5-Book Boxed Set by George R. R. Martin's

$15.72
End Date: Monday Oct-16-2017 0:30:48 PDT
Buy It Now for only: $15.72
|
It: A Novel, Stephen King Paperback 2016

$6.92
End Date: Thursday Sep-28-2017 10:38:20 PDT
Buy It Now for only: $6.92
|
1984 by George Orwell, Paperback, New, Free Shipping

$86.00
End Date: Monday Oct-23-2017 18:13:07 PDT
Buy It Now for only: $86.00
|
Search Results from «Озон» Художественная литература, анонсы.
 
Фредерик Стендаль Стендаль. Собрание сочинений в 15 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Стендаль. Собрание сочинений в 15 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Оригинально оформленное подарочное издание. Переплет ручной работы изготовлен из натуральной кожи по старинной европейской технологии XVIII века. Блинтовое и золотое тиснение переплета. Трехсторонний золотой обрез. Каждый том дополняет шелковое ляссе.

Стендаль - один из тех писателей, кто составил славу французской литературы XIX века. Его перу принадлежат "Пармская обитель", "Люсьен Левель", "Ванина Ванини", вершиной же творчества писателя стал роман "Красное и черное"....

Лорен Оливер Реплика
Реплика
Лира. Реплика. Клон. Модель под номером 24. Пленница института Хэвен, расположенного на небольшом острове рядом с побережьем Флориды. Здесь, как на фабрике, поточно производят клонов для дальнейших экспериментов. 
Джемма. Больна с рождения. 16 лет. Одинока. Дразнят в школе. Отец Джеммы - один из основателей крупной фармацевтической компании, финансирующей Хэвен. Ее жизнь предсказуемо проходит между больницей, домом и школой. 
После прорыва безопасности Лире и другому клону с номером 72 удается бежать из Хэвена и затаиться на болотах. Случайно беглецы столкнутся с Джеммой и ее ровесник Джейком, наоборот, пытающимися попасть внутрь Хэвена. 
Джемма ищет в Хэвене отгадки к тайнам прошлого своей семьи. Лира ищет в Хэвене отгадки к своему будущему. 
Доберутся ли они вместе до истины?

...

Сергей Кузнецов Учитель Дымов
Учитель Дымов
Творчество Сергея Кузнецова уже давно и крепко вошло в современную русскую литературу. Его книги признаны читателями и критикой, переведены на иностранные языки, а имя неизменно появляется в списках "Национального бестселлера", "Русского Букера", "Большой книги". Один из тех, кого принято считать основателями русского рунета, Кузнецов умеет видеть и описывать тончайшие связи между людьми, чувствовать время - и прошлое, и будущее, и настоящее. Превращать биографию героев в тексты с гиперссылками, где история одной судьбы обязательно приведет к другой. Его самые известные романы "Хоровод воды" (2010) и "Калейдоскоп: расходные материалы" (2016) уже своими названиями готовят к историям, которые будут складываться из множества деталей в одну большую картину. Но не ради общего кадра пишет эти полотна Кузнецов. В центре его интереса всегда остается человек. Даже если этих центров множество. В "Учителе Дымове" внимание писателя концентрируется на одной семье. На фоне сменяющих друг друга эпох. От послевоенных огородов на Пречистенке до сегодняшних барбершопов там же, от самиздата до посиделок в "Жан-Жаке", от эха лагерей и шарашек до фриланса. Каждое новое поколение будет не похожим на предыдущее, как не похожа Москва XXI века на полуразрушенный город конца сороковых годов. Но какие бы ветра перемен не гуляли в столичных переулках и на бульварах - они всегда дуют в лицо, заставляя персонажей сопротивляться им. Эта борьба с условиями времени и станет объединяющем началом для трех возрастов семьи Дымовых....

Крауч Блейк Абандон. Брошенный город
Абандон. Брошенный город
Жанр: психологический триллер Автор: Блейк Крауч – американский прозаик, получивший всемирную известность благодаря трилогии «Сосны», адаптированной в 2015 году в формате телесериала, который был признан самым ярким дебютом среди всех сериалов телекомпании FOX. О книге: «Абандон. Брошенный город» – третий по счету роман Крауча, захватывающий триллер о загадочных событиях столетней давности в маленьком шахтерском городке, затерянном в горах. Однажды, отпраздновав Рождество, все его жители бесследно исчезли. Узнать, что произошло, никому так и не удалось, и Абандон превратился в город-призрак. В наши дни в Абандон приезжает изучавший его историю профессор Лоренс Кендал с дочерью, парой супругов-фотографов и проводниками, они надеются разгадать зловещую тайну исчезнувших жителей. Но, оказывается, больше мертвых нужно опасаться живых… Дословно: «Крауч пишет так, что у вас волосы встают на затылке. Тонкий психолог, он по-настоящему пугает не паранормальными явлениями, но мраком, что таился в людских душах и вырвался наружу». (Amazon.com)...

Гарднер Крис В погоне за счастьем
В погоне за счастьем
ОБ АВТОРЕ Крис Гарднер является главным исполнительным директором Gardner Rich & Company, многомиллионной брокерской компании с офисами в Нью-Йорке, Чикаго и Сан-Франциско. Гарднер - мотивационный оратор, филантроп, у него двое детей. О КНИГЕ 1970, Милуоки. Крису 15 лет, его мать сидит в тюрьме. 1982, Сан-Франциско. Крис Гарднер - бездомный, ночующий с маленьким сыном в метро. 1987, Чикаго. Крис Гарднер - владелец собственной маклерской фирмы с офисами в трех городах. Фильм с Уиллом Смитов в главной роли Номинация на премию "Оскар" Сборы в прокате - 300 миллионов долларов ОТЗЫВЫ Вдохновляющие мемуары Криса Гарднера - это не просто история успеха, это рассказ о воплощении американской мечты. Publishers Weekly...

Арсеньева Елена Арсеньевна Мудрая змея Матильды Кшесинской
Мудрая змея Матильды Кшесинской
Коварная и простодушная, оболганная и непобежденная Матильда Кшесинская прожила очень долгую жизнь. В этой жизни нашлось место не только для блестящих авантюр и ярких ролей. Горек эмигрантский хлеб, тяжела старость первой любовницы России в оккупированном Париже – но как соблазнительно распутывать эту жизнь день за днем, какие сокровища и тайны она скрывает!.....

Джонатан Сафран Фоер Полная иллюминация Everything Is Illuminated
Полная иллюминация
"Полная иллюминация" - это роман, в котором иллюминация наступает не сразу. Для некоторых - никогда. Слишком легко пройти мимо и не нащупать во тьме выключателей. И еще прошу: приготовьтесь к литературной игре. Это серьезная книга, написанная несерьезным человеком, или наоборот. В общем, как скажет один из героев: "Юмор - это единственный правдивый способ рассказать печальный рассказ" Василий Арканов...

 Босх, Дюрер, Брейгель
Босх, Дюрер, Брейгель
Три гения Северного Возрождения, три ярчайших звезды, три самобытных мастера, творчество которых поражает своими образами, новаторством, буйством фантазии. Они так похожи, и так отличаются друг от друга. Подобно Босху, Питер Брейгель изображает не отдельный сюжет, а устройство мира в целом, их картины населены сотнями персонажей, это рассказ о мироздании, у Дюрера это живописное повествование о мире и о себе. Их произведения порой поражают воображение, заставляют мыслить иначе, словно погружаясь в иную реальность, в другой мир. Они ничего не навязывают. Не осуждают и не поучают. Их творения по отдельности и все вместе — законченный мир. Мироздание. Книга рассказывает о жизни и твореском пути трех мастеров Северного Возрождения в контексте эпохи....

Ирвинг Стоун Жажда жизни
Жажда жизни
Ирвинг Стоун — классик американской литературы ХХ века, лауреат многих национальных и международных премий и наград (включая высший орден Италии), один из основоположников жанра биографического романа. Перу Стоуна принадлежит 25 произведений этого направления, героями которых стали Ван Гог, Микеланджело, Джек Лондон, Зигмунд Фрейд, Чарлз Дарвин, Авраам Линкольн и другие великие люди, навеки оставившие свой след в литературе, науке, искусстве или истории. Винсент Ван Гог. Один из величайших мастеров импрессионизма. Человек трагической судьбы, при жизни испытавший и презрение "официальных" критиков живописи, и полное непонимание собратьев по кисти, а после смерти признанный великим художником. Его гений стал проклятием, ибо его новаторская манера писать казалась неприемлемой даже для привыкших к творческим эксперимен-там обитателей Монмартра. Его не любили и либо равнодушно отвергали, либо цинично использовали женщины. Над ним посмеивались друзья. Его жалели родные… Жизнь Ван Гога должна была окончиться трагически, это было очевидно всем, кто его знал. Вопрос лишь в том, когда и при каких обстоятельствах наступит эта развязка… О "гениальном безумце" французской живописи написано многое, однако никому из его биографов не дано было создать ничего равного легендарному биографическому роману Ирвинга Стоуна "Жажда жизни"....

Юрий Лужков Москва и жизнь
Москва и жизнь
"Мэр, спортсмен и пчеловод" - таким запомнился миллионам москвичей Юрий Михайлович Лужков, человек необыкновенно яркий, талантливый и самобытный, возглавлявший Москву целых 18 лет! С его именем навсегда связаны масштабные, социально значимые городские проекты: МКАД, многоуровневые парковки, Северная ТЭЦ , Храм Христа Спасителя и многие другие. В этой книге Юрий Михайлович искренне, иногда с юмором, иногда с грустью и даже болью рассказывает о своей судьбе, о друзьях и врагах и, конечно, о Москве - бесконечно родной и дорогой его сердцу. Юрий Михайлович делится впечатлениями от реновации, вспоминает, как его правительство снесло свыше тысячи ветхих "хрущевок" без всяких протестов и митингов; он рассуждает о "новой Москве", считая этот проект грубой ошибкой нынешнего столичного руководства.

О чем:
Первая автобиография экс-мэра Москвы Юрия Лужкова рассказывает о судьбе бывшего градоначальника, тесно переплетенной с жизнью столицы, которую он так любил и ценил. Это история преображений и совершенствований, делающих Москву более комфортной и современной. Это повествование, с самой первой страницы подкупающее своей искренностью и показывающее известного политика с совершенно новой стороны. Автобиография охватывает не только те 18 лет, в течение которых Юрий Михайлович правил столицей, улучшая ее и трансформируя, но и годы, далекие от политической деятельности, позволяющие лучше понять личность этого талантливого и яркого человека.

Для кого:
"Москва и жизнь" наверняка заинтересует всех, кто увлекается историей и любит узнавать от первого лица о важных для города и простых горожан событиях. Это настоящая находка для тех, кто неравнодушен к Москве и ее судьбе. Это автобиографическая проза, помогающая вникнуть в суть исторических процессов, напрямую влиявших на жизнь простых людей, далеких от политики.

На что похоже:
Атмосфера столицы, замершей в преддверии перемен, напоминает книгу Павла Гнилорыбова "Москва в эпоху реформ: от отмены крепостного права до Первой мировой войны. Путеводитель путешественника во времени". Это произведение подробнейшим образом рассматривает процессы урбанизации и то, как преобразился город на рубеже веков. Увлекательное погружение в прошлое придется по вкусу самым взыскательным читателям....

2008 Copyright © BookPoster.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс.Метрика Яндекс цитирования