Информация по русской литературе
Юрий Васильевич Бондарев Горячий снег

Юрий Васильевич Бондарев "Горячий снег"

Юрий Васильевич Бондарев родился 15 марта 1924 года в городе Орске. В годы Великой Отечественной войны писатель в качестве артиллериста прошёл длинный путь от Сталинграда до Чехословакии. После войны с 1946 по 1951 год он учился в Литературном институте имени М. Горького. Начал печататься с 1949 года. А первый сборник рассказов "На большой реке" вышел в 1953 году.

Широкую известность принесли писателю повести "Юность командиров", вышедшая в 1956 году, "Батальоны просят огня" (1957 год) , "Последние залпы" (1959 год) .

Для этих книг характерны драматизм, точность и ясность в описании событий военной жизни, тонкость психологического анализа героев. В последствии вышли в свет его произведения "Тишина" (1962 год) , "Двое" (1964 год) , "Родственники" (1969 год) , "Горячий снег" (1969 год) , "Берег" (1975 год) , "Выбор" (1980 год) , "Мгновения" (1978 год) и другие.

С середины 60-х годов писатель работает над созданием фильмов по своим произведениям; в частности, он был одним из создателей сценария кино-эпопеи "Освобождение".

Юрий Бондарев также является лауреатом Ленинской и Государственных премий СССР и РСФСР. Его произведения переведены на многие иностранные языки.

Среди книг Юрия Бондарева о войне "Горячий снег" занимает особое место, открывая новые подходы к решению нравственных и психологических задач, поставленных ещё в его первых повестях -- "Батальоны просят огня" и "Последние залпы". Эти три книги о войне -- целостный и развивающийся мир, достигший в "Горячем снеге" наибольшей полноты и образной силы. Первые повести, самостоятельные во всех отношениях, были вместе с тем как бы подготовкой к роману, быть может ещё не задуманному, но живущему в глубине памяти писателя.

События романа "Горячий снег" разворачиваются под Сталинградом, южнее блокированной советскими войсками 6-й армии генерала Паулюса, в холодном декабре 1942 года, когда одна из наших армий выдерживала в приволжской степи удар танковых дивизий фельдмаршала Манштейна, который стремился пробить коридор к армии Паулюса и вывести ее из окружения. От успеха или неуспеха этой операции в значительной степени зависел исход битвы на Волге и может даже сроки окончания самой войны. Время действия романа ограничено всего несколькими днями, в течение которых герои Юрия Бондарева самоотверженно обороняют крошечный пятачок земли от немецких танков.

В "Горячем снеге" время стиснуто даже плотнее, чем в повести "Батальоны просят огня". "Горячий снег" -- это недолгий марш выгрузившейся из эшелонов армии генерала Бессонова и бой, так много решивший в судьбе страны; это стылые морозные зори, два дня и две нескончаемые декабрьские ночи. Не знающий передышек и лирических отступлений, будто у автора от постоянного напряжения перехвачено дыхание, роман "Горячий снег" отличается прямотой, непосредственной связью сюжета с подлинными событиями Великой Отечественной войны, с одним из её решающих моментов. Жизнь и смерть героев романа, сами их судьбы освещаются тревожным светом подлинной истории, в результате чего всё обретает особую весомость, значительность.

В романе батарея Дроздовского поглощает едва ли не всё читательское внимание, действие сосредоточено по преимуществу вокруг небольшого числа персонажей. Кузнецов, Уханов, Рубин и их товарищи -частица великой армии, они -- народ, народ в той мере в какой типизированная личность героя выражает духовные, нравственные черты народа.

В "Горячем снеге" образ вставшего на войну народа возникает перед нами в ещё небывалой до того у Юрия Бондарева полноте выражения, в богатстве и разнообразии характеров, а вместе с тем и в целостности. Этот образ не исчерпывается ни фигурами молодых лейтенантов -- командиров артиллерийских взводов, ни колоритными фигурами тех, кого традиционно принято считать лицами из народа, -- вроде немного трусливого Чибисова, спокойного и опытного наводчика Евстигнеева или прямолинейного и грубого ездового Рубина; ни старшими офицерами, такими, как командир дивизии полковник Деев или командующий армией генерал Бессонов. Только совокупно понятые и принятые эмоционально как нечто единое, при всей разнице чинов и званий, они составляют образ сражающегося народа. Сила и новизна романа заключается в том, что единство это достигнуто как бы само собой, запечатлено без особых усилий автора -- живой, движущейся жизнью. Образ народа, как итог всей книги, быть может более всего питает эпическое, романное начало повествования.

Для Юрия Бондарева характерна устремлённость к трагедии, природа которой близка событиям самой войны. Казалось бы, ничто так не отвечает этой устремленности художника, как тягчайшее для страны время начала войны, лета 1941 года. Но книги писателя -- о другом времени, когда уже почти несомненен разгром фашистов и победа русской армии.

Гибель героев накануне победы, преступная неизбежность смерти заключает в себе высокую трагедийность и вызывает протест против жестокости войны и развязавших её сил. Умирают герои "Горячего снега" -- санинструктор батареи Зоя Елагина, застенчивый еэдовой Сергуненков, член Военного совета Веснин, гибнет Касымов и многие другие... И во всех этих смертях виновата война. Пусть в гибели Сергуненкова повинно и бездушие лейтенанта Дроздовского, пусть и вина за смерть Зои ложится отчасти на него, но как ни велика вина Дроздовского, они прежде всего -- жертвы войны.

В романе выражено понимание смерти -как нарушение высшей справедливости и гармонии. Вспомним, как смотрит Кузнецов на убитого Касымова: "сейчас под головой Касымова лежал снарядный ящик, и юношеское, безусое лицо его, недавно живое, смуглое, ставшее мертвенно-белым, истончённым жуткой красотой смерти, удивлённо смотрело влажно-вишнёвыми полуоткрытыми глазами на свою грудь, на разорванную в клочья, иссечённую телогрейку, точно и после смерти не постиг, как же это убило его и почему он так и не смог встать к прицелу. В этом невидящем прищуре Касымова было тихое любопытство к не прожитой своей жизни на этой земле и одновременно спокойная тайна смерти, в которую его опрокинула раскалённая боль осколков, когда он пытался подняться к прицелу".

Ещё острее ощущает Кузнецов необратимость потери ездового Сергуненкова. Ведь здесь раскрыт сам механизм его гибели. Кузнецов оказался бессильным свидетелем того, как Дроздовский послал на верную смерть Сергуненкова, и он, Кузнецов, уже знает, что навсегда проклянет себя за то, что видел, присутствовал, а изменить ничего не сумел.

В "Горячем снеге", при всей напряжённости событий, всё человеческое в людях, их характеры открываются не отдельно от войны, а взаимосвязано с нею, под её огнём, когда, кажется, и головы не поднять. Обычно хроника сражений может быть пересказана отдельно от индивидуальности его участников, -- бой в "Горячем снеге" нельзя пересказать иначе, чем через судьбу и характеры людей.

Существенно и весомо прошлое персонажей романа. У иных оно почти безоблачно, у других так сложно и драматично, что былая драма не остаётся позади, отодвинутая войной, а сопровождает человека и в сражении юго-западнее Сталинграда. События прошлого определили военную судьбу Уханова: одарённый, полный энергии офицер, которому бы и командовать батареей, но он только сержант. Крутой, мятежный характер Уханова определяет и его движение внутри романа. Прошлые беды Чибисова, едва не сломившие его (он провёл несколько месяцев в немецком плену) , отозвались в нём страхом и многое определяют в его поведении. Так или иначе, в романе проскальзывает прошлое и Зои Елагиной, и Касымова, и Сергуненкова, и нелюдимого Рубина, чью отвагу и верность солдатскому долгу мы сумеем оценить только к концу романа.

Особенно важно в романе прошлое генерала Бессонова. Мысль о сыне, попавшем в немецкий плен, затрудняет его позицию и в Ставке, и на фронте. А когда фашистская листовка, сообщающая о том, что сын Бессонова попал в плен, попадает в контрразведку фронта в руки подполковника Осина, кажется, что возникла угроза и службе Бессонова.

Весь этот ретроспективный материал входит в роман так естественно, что читатель не ощущает его отдельности. Прошлое не требует для себя отдельного пространства, отдельных глав -- оно слилось с настоящим, открыло его глубины и живую взаимосвязанность одного и другого. Прошлое не отяжеляет рассказ о настоящем, а сообщает ему большую драматическую остроту, психологизм и историзм.

Точно так же поступает Юрий Бондарев и с портретами персонажей: внешний облик и характеры его героев показаны в развитии и только к концу романа или со смертью героя автор создаёт полный его портрет. Как неожиданен в этом свете портрет всегда подтянутого и собранного Дроздовского на самой последней странице -- с расслабленной, разбито-вялой походкой и непривычно согнутыми плечами.

Такое изображение требует от автора особой зоркости и непосредственности в восприятии персонажей, ощущения их реальными, живыми людьми, в которых всегда остаётся возможность тайны или внезапного озарения. Перед нами весь человек, понятный, близкий, а между тем нас не оставляет ощущение, что прикоснулись мы только к краешку его духовного мира, -- и с его гибелью чувствуешь, что ты не успел ещё до конца понять его внутренний мир. Комиссар Веснин, глядя на грузовик, сброшенный с моста на речной лёд, говорит: "Какое всё-таки война чудовищное разрушение. Ничто не имеет цены". Чудовищность войны более всего выражается -- и роман открывает это с жестокой прямотой -- в убийстве человека. Но роман показывает также и высокую цену отданной за Родину жизни.

Наверное, самое загадочное из мира человеческих отношений в романе -- это возникающая между Кузнецовым и Зоей любовь. Война, её жестокость и кровь, её сроки, опрокидывающие привычные представления о времени, -- именно она способствовала столь стремительному развитию этой любви. Ведь это чувство складывалось в те короткие сроки марша и сражения, когда нет времени для размышлений и анализа своих чувств. И начинается всё это с тихой, непонятной ревности Кузнецова к отношениям между Зоей и Дроздовским. А вскоре -- так мало времени проходит -- Кузнецов уже горько оплакивает погибшую Зою, и именно из этих строчек взято название романа, когда Кузнецов вытирал мокрое от слёз лицо, "снег на рукаве ватника был горячим от его слёз".

Обманувшись поначалу в лейтенанте Дроздовском, лучшем тогда курсанте, Зоя на протяжении всего романа, открывается нам как личность нравственная, цельная, готовая на самопожертвование, способная объять своим сердцем боль и страдания многих.. Личность Зои познаётся в напряжённом, словно наэлектризованном пространстве, которое почти неизбежно возникает в окопе с появлением женщины. Она как бы проходит через множество испытаний, от назойливого интереса до грубого отвержения. Но её доброты, её терпения и участливости достаёт на всех, она воистину сестра солдатам.

Образ Зои как-то незаметно наполнил атмосферу книги, её главные события, её суровую, жестокую реальность женским началом, лаской и нежностью.

Один из важнейших конфликтов в романе -конфликт между Кузнецовым и Дроздовским. Этому конфликту отдано немало места, он обнажается очень резко, и легко прослеживается от начала до конца. Поначалу напряжённость, уходящая ещё в предысторию романа; несогласуемость характеров, манер, темпераментов, даже стиля речи: мягкому, раздумчивому Кузнецову, кажется, трудно выносить отрывистую, командную, непререкаемую речь Дроздовского. Долгие часы сражения, бессмысленная гибель Сергуненкова, смертельное ранение Зои, в котором отчасти повинен Дроздовский, -- всё это образует пропасть между двумя молодыми офицерами, нравственную несовместимость их существований.

В финале пропасть эта обозначается ещё резче: четверо уцелевших артиллеристов освящают в солдатском котелке только что полученные ордена, и глоток, который каждый из них сделает, это прежде всего глоток поминальный -- в нём горечь и горе утрат. Орден получил и Дроздовский, ведь для Бессонова, который наградил его -- он уцелевший, раненный командир выстоявшей батареи, генерал не знает о тяжких винах Дроздовского и скорее всего никогда не узнает. В этом тоже реальность войны. Но недаром писатель оставляет Дроздовского в стороне от собравшихся у солдатского честного котелка.

Крайне важно, что все связи Кузнецова с людьми, и прежде всего с подчинёнными ему людьми, истинны, содержательны и обладают замечательной способностью развития. Они на редкость не служебны -- в отличие от подчёркнуто служебных отношений, которые так строго и упрямо ставит между собой и людьми Дроздовский. Во время боя Кузнецов сражается рядом с солдатами, здесь он проявляет своё хладнокровие, отвагу, живой ум. Но он ещё и духовно взрослеет в этом бою, становится справедливее, ближе, добрее к тем людям, с которыми свела его война.

Отдельного повествования заслуживают отношения Кузнецова и старшего сержанта Уханова -- командира орудия. Как и Кузнецов, он уже обстрелян в трудных боях 1941 года, а по военной смекалке и решительному характеру мог бы, вероятно, быть превосходным командиром. Но жизнь распорядилась иначе, и поначалу мы застаём Уханова и Кузнецова в конфликте: это столкновение натуры размашистой, резкой и самовластной с другой -- сдержанной, изначально скромной. С первого взгляда может показаться, что Кузнецову предстоит бороться и с бездушием Дроздовского, и с анархической натурой Уханова. Но на деле оказывается, что не уступив друг другу ни в одной принципиальной позиции, оставаясь самими собой, Кузнецов и Уханов становятся близкими людьми. Не просто людьми вместе воюющими, а познавшими друг друга и теперь уже навсегда близкими. А отсутствие авторских комментариев, сохранение грубого контекста жизни делает реальным, весомым их братство.

Наибольшей высоты этическая, философская мысль романа, а также его эмоциональная напряжённость достигает в финале, когда происходит неожиданное сближение Бессонова и Кузнецова. Это сближение без непосредственной близости: Бессонов наградил своего офицера наравне с другими и двинулся дальше. Для него Кузнецов всего лишь один из тех, кто насмерть стол на рубеже реки Мышкова. Их близость оказывается более возвышенной: это близость мысли, духа, взгляда на жизнь. Например, потрясённый гибелью Веснина, Бессонов винит себя в том, что из-за своей необщительности и подозрительности он помешал сложиться между ними дружеским отношениям ("такими, как хотел Веснин, и какими они должны быть") . Или Кузнецов, который ничем не мог помочь гибнущему на его глазах расчёту Чубарикова, терзающийся пронзительной мыслью о том, что всё это, "казалось, должно было произойти потому, что он не успел сблизиться с ними, понять каждого, полюбить... ".

Разделённые несоразмерностью обязанностей, лейтенант Кузнецов и командующий армией генерал Бессонов движутся к одной цели -- не только военной, но и духовной. Ничего не подозревая о мыслях друг друга, они думают об одном и в одном направлении ищут истину. Оба они требовательно спрашивают себя о цели жизни и о соответствии ей своих поступков и устремлений. Их разделяет возраст и роднит, как отца с сыном, а то и как брата с братом, любовь к Родине и принадлежность к народу и к человечеству в высшем смысле этих слов.

 

Список использованной литературы

1. Ю. В. Бондарев, "Горячий снег".

2. А. М. Борщаговский, "Одно сражение и вся жизнь".


просмотров: 824
Search Results from Ebay.US* DE* FR* UK
The Chronicles of Narnia Box Set (Books 1 to 7) by C.S.Lewis - Hardcover

$28.65
End Date: Sunday Sep-17-2017 7:16:32 PDT
Buy It Now for only: $28.65
|
A Game of Thrones 5-Book Boxed Set by George R. R. Martin's

$9.43
End Date: Tuesday Sep-12-2017 10:28:37 PDT
Buy It Now for only: $9.43
|
NEW - Mr. Mercedes: A Novel (The Bill Hodges Trilogy) by King, Stephen

$75.00
End Date: Sunday Sep-10-2017 13:15:39 PDT
Buy It Now for only: $75.00
|
A Series of Unfortunate Events Box: The Complete Wreck (Books 1-13) - Hardcover

$12.45
End Date: Wednesday Sep-20-2017 10:36:37 PDT
Buy It Now for only: $12.45
|
Юрий Антонов – Лунная дорожка CD, RARE

$59.90
End Date: Sep-02 05:42
Buy It Now for only: US $59.90
Buy it now |
Юрий Антонов 2 LP

$20.00
End Date: Sep-01 06:59
Buy It Now for only: US $20.00
Buy it now |
Юрий Лоза 2000 Заповедные Места Europe

$20.00
End Date: Sep-20 07:01
Buy It Now for only: US $20.00
Buy it now |
Юрий Лоза 1997 Тоска Europe

$20.00
End Date: Sep-20 07:03
Buy It Now for only: US $20.00
Buy it now |
Search Results from «Озон» Художественная литература, анонсы.
 
Екатерина Гамова Game Over. Волейбол продолжается
Game Over. Волейбол продолжается
Екатерина Гамова – одна из величайших волейболисток в истории. В команду мастеров она попала в возрасте всего 14 лет, а вскоре уже дебютировала в сборной России. В активе Гамовой – победы на чемпионатах мира и Европы, а также две серебряные медали Олимпийских игр. Простое перечисление всех ее командных и индивидуальных достижений заняло бы площадь, существенно превышающую размер данной аннотации.
Гамова очень не любит слово «лидер» и пишет в своей книге о том, что никогда не считала себя вожаком команд, цвета которых защищала. Однако именно лидером она всегда и являлась. Причем не только на спортивной площадке, но и за ее пределами. Великая волейболистка никогда не стеснялась высказывать собственное мнение, говорить правду в лицо тренерам и руководителям, если считала, что в отношении ее или подруг творится несправедливость.
Ее книга – не только о спорте. Она повествует о богатстве и бедности. О любви и предательстве. О мгновениях счастья и муках разочарований. И это очень искренний рассказ....

Бен Кейн Орлы на войне
Орлы на войне
Римская провинция Германия, 9 год нашей эры. Арминий, вождь местного племени херусков и командир кавалерийской алы при XVII легионе, - один из самых признанных офицеров, находящихся в распоряжении наместника Вара. Он зарекомендовал себя как талантливый, умелый и абсолютно лояльный солдат. Он пользуется полным доверием начальства, несмотря на свое германское происхождение. Но все это для Арминия, "своего среди чужих", - лишь средства в достижении чудовищной цели: одним мощным ударом полностью уничтожить три легиона, расквартированных в провинции. Для этого он сделал невозможное -объединил разрозненные германские племена в единую грозную силу. Осталось лишь, пользуясь доверием Вара, во время летних маневров заманить его армию в условное место - и тогда перед проклятыми римлянами распахнутся врата ада... О книге: "Орлы на войне" - это грандиозная эпопея о величественных и трагических событиях, развернувшихся на берегах Рейна две тысячи лет назад. Здесь столкнулись легионы Римской империи и воинственные германские племена, не желавшие отдавать свои земли имперским захватчикам. Наместнику Публию Квинтилию Вару и его окружению казалось, что романизация Германии идет полным ходом. Даже молодые люди из германских племен шли на службу в римские легионы, которым не хватало воинов для захвата все новых и новых земель. Но для некоторых германцев служба на империю была только возможностью подорвать могущества Рима изнутри. Таким был и Арминий, командующий пятью сотнями воинов-херусков, своих одноплеменников, ловких и бесстрашных наездников. Двадцать лет назад, семилетним мальчишкой, он дал клятву верности собственному племени, клятву непримиримой борьбы с захватчиками-римлянами, и намерен осуществить ее во что бы то ни стало. Пока никто не догадывается, что доблестный воин империи Арминий ждет только благоприятного момента, чтобы отомстить за своих соплеменников, павших от рук Рима, он ведет переговоры с вождями племен и собирает вокруг себя повстанческую армию. Апофеозом противостояния и одним из крупнейших военных поражений Рима становится засада германцев и битва в Тевтобургском лесу - кровавая бойня между захватчиками и теми, кто отстаивает свободу своего народа. Для кого: Для тех, кто интересуется не просто "книжной" историей, но хочет представить далекие и трагические события, перекроившие карту мира, во всей их полноте. Бен Кейн рассказывает и о стратегически продуманных ударах военачальников, и о хитрых тактических приемах, описывает всю жестокость и брутальность боевых столкновений и «мелких» военных стычек римлян и германцев, рассказывает о переживаниях и лишениях своих героев. От всего этого кипит адреналин в крови и перехватывает дыхание. Об авторе: Бен Кейн родился в Кении, затем его семья переехала в Ирландию. В школе Бен очень много читал, но любимым его жанром была военно-историческая фантастика. Несмотря на это, Бен не помышлял о писательстве: из-за любви к животным он выучился на ветеринара. Но страсть к путешествиям и новым знаниям оказалась сильнее, и с 1997 года он совершил несколько длительных путешествий. Вернувшись в Великобританию, всерьез задумался о написании произведения в любимом жанре. Первый роман Бена Кейна о военной истории Древнего Рима - "Забытый легион", вышел в 2007 году....

Глеб Успенский Глеб Успенский. Собрание сочинений в 9 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Глеб Успенский. Собрание сочинений в 9 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Оригинально оформленное подарочное издание. Переплет ручной работы изготовлен из натуральной кожи по старинной европейской технологии XVIII века. Блинтовое и золотое тиснение переплета. Трехсторонний золотой обрез. Каждый том дополняет шелковое ляссе.

Многочисленные очерки и рассказы Успенского посвящены жизни разных социальных слоев русского народа. Документальный характер произведений, злободневность, реализм, внимание к деталям, запоминающиеся персонажи, великолепное знание народной речи - все это делает очерки и рассказы Глеба Ивановича Успенского ярким литературным явлением конца XIX столетия....

Фредерик Стендаль Стендаль. Собрание сочинений в 15 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Стендаль. Собрание сочинений в 15 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Оригинально оформленное подарочное издание. Переплет ручной работы изготовлен из натуральной кожи по старинной европейской технологии XVIII века. Блинтовое и золотое тиснение переплета. Трехсторонний золотой обрез. Каждый том дополняет шелковое ляссе.

Стендаль - один из тех писателей, кто составил славу французской литературы XIX века. Его перу принадлежат "Пармская обитель", "Люсьен Левель", "Ванина Ванини", вершиной же творчества писателя стал роман "Красное и черное"....

Кобо Абэ Тетрадь кенгуру
Тетрадь кенгуру
Впервые на русском - последний роман всемирно знаменитого "исследователя психологии души, певца человеческого отчуждения" ("Вечерняя Москва , "высшее достижение всей жизни и творчества японского мастера" ("Бостон глоуб . Однажды утром рассказчик обнаруживает, что его ноги покрылись ростками дайкона (японский белый редис). Доктор посылает его лечиться на курорт Долина ада, славящийся горячими серными источниками, и наш герой отправляется в путь на самобеглой больничной койке, словно выкатившейся с конверта пинк-флойдовского альбома "A Momentary Lapse of Reason"....

Брайан Аззарелло Чудо-Женщина. Книга 2. Железо и Война
Чудо-Женщина. Книга 2. Железо и Война

Первые станут последними. А все прочие падут. Чудо-Женщина узнала, кто она на самом деле. Дочь царицы амазонок и Зевса, царя богов. И теперь ей предстоит действовать в непростой ситуации, когда все олимпийцы, от ревнивой Геры до блудного Аполлона, стремятся уничтожить и ее, и невинного, но потенциально весьма опасного младенца, которого Зевс недавно зачал со смертной женщиной... Спасая дитя - и собственную шкуру - Чудо-Женщина собирает разношерстную компанию полубогов и героев. Однако Олимп - не единственный действующий пантеон. На дальнем краю Вселенной раса Новых богов готовится отправить в бой величайшего своего воителя. А в ледяных пустынях на краю Земли восстает древнее божество, снедаемое не менее древними обидами... Высокооктановая смесь эмоций и действия, благодаря которой перед "Чудо-Женщиной" просто невозможно устоять! На Олимпе и в Космосе "Чудо-Женщина" (коллекционные выпуски # 0, 13-23) с головокружительным блеском демонстрирует современное мифотворчество от звездной команды блестящих сценаристов Брайана Аззарелло ("Джокер", "100 пуль и Клиффа Чанга ("Зеленая стрела / Черная канарейка , и талантливых художников Тони Эйкинса ("Джон Константин, Хеллблэйзер и Горана Судзуки ("Y: Последний Мужчина .

...

Эра Ершова В глубине души
В глубине души
Вплоть до окончания войны юная Лизхен, работавшая на почте, спасала односельчан от самих себя - уничтожала доносы. Кто-то жаловался на неуплату налогов, кто-то - на неблагожелательные высказывания в адрес властей. Дядя Пауль доносил полиции о том, что в соседнем доме вдова прячет умственно отсталого сына, хотя по законам рейха все идиоты должны подлежать уничтожению. Под мельницей образовалось целое кладбище конвертов. Для чего люди делали это? Никто не требовал такой животной покорности системе, особенно здесь, в глуши. Шли годы. Для строительства магистрали требовалось снести мельницу. Тут-то и открылось тайное кладбище…
В повести "В глубине души", как и в других повестях и рассказах Эры Ершовой, вошедших в книгу, исследуется человеческая душа. Автор поражается тому, как однообразно и непритязательно добро в человеке и как прихотливо и изобретательно зло.

"Представляем нового автора - Эру Ершову. Ее можно сравнить с Викторией Токаревой: любимые жанры и у того, и у другого писателя - рассказ, повесть; обе - мастера в создании истории. Эру Ершову можно сравнить с Диной Рубиной: их богатство языка, интонаций, оттенков вполне соизмеримы. Эру Ершову можно сравнить с Людмилой Улицкой: ни тот, ни другой автор не навязывают своего мнения о персонаже, поступке, предоставляя читателю самому сделать вывод и дать оценку. Но об Эре Ершовой можно также сказать, что она абсолютно самобытна и ни на кого не похожа: несмотря на правдивое, порой безжалостное, изображение прозы бытия, писатель заражает нас ощущением бесконечности жизни и вероятности чуда. И это как раз и есть то утешение, которого так ищет современный читатель в литературе....

Краснопольский Валерий Липович Вера
Вера
?Автор этой книги принадлежит к поколению поэтов, родившихся сразу после войны, – их называют "семидесятниками", или "бойлерным" поколением, так как, не имея возможности печататься, они были вынуждены зарабатывать на жизнь, работая дворниками и дежурными в котельных. Хрущевская оттепель успела закончиться к их приходу в литературу, многие эмигрировали. Валерию Краснопольскому повезло – он работал по своей университетской профессии, математиком, и занимался поэтическим переводом, что давало возможность печататься. Путевку в литературу ему подарил поэт-фронтовик Евгений Винокуров – с его предисловием была сдана в издательство "Советский писатель" первая книга стихов, которая тем не менее пролежала там 15 лет, прежде чем увидела свет: поэмы "Красное поле" и "Соловецкие острова" противоречили духу советской идеологии. Многие стихи Валерия Краснопольского печатались за рубежом еще до появления его первой книги. В новой книге стихов, выходящей к юбилею автора, поэт верен своей главной теме: Вера, Достоинство, Преданность, Любовь!...

Каван Скотт Викинги. Графический роман по культовому сериалу
Викинги. Графический роман по культовому сериалу
?Графический роман по мегапопулярному сериалу от создателя "Тюдоров" и "Царства"! События, описываемые в комиксе, происходят с героями сериала, однако сюжет не повторяет, а дополняет историю главного героя - викинга Рагнара Лодброка, который благодаря своему нестандартному мышлению и поддержке близких из обычного фермера и воина превратился в конунга и завоевателя....

Дворецкая Елизавета Княгиня Ольга и дары Золотого царства
Княгиня Ольга и дары Золотого царства
Каждая книга Елизаветы Дворецкой – это захватывающее приключение, мир Древней Руси, в который попадаешь прямо со страниц романа. Ее герои вызывают невольное уважение, их поступки заставляют переживать и радоваться, а их судьбы волнуют так, что невозможно оторваться, не дочитав до конца....

2008 Copyright © BookPoster.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс.Метрика Яндекс цитирования