Информация по русской литературе
Литературное течение шозизма на примере 3 французских романов

Литературное течение “шозизма” на примере 3 французских романов

 

ПЛАН

Введение

Глава I - Социально-исторический контекст возникновения общества потребления во Франции 60-х годов 20 века

Глава II – Концепты общества потребления в романе Э. Триоле “Розы в кредит”

Глава III - Концепты общества потребления в романе С. де Бовуар “Прелестные картинки”

Глава IV - Концепты общества потребления в романе Ж. Перека “Вещи”

Заключение

 

Введение

В работе рассматриваются 3 романа, принадлежащие перу 3-х французских писателей, относящихся к разным поколениям, имеющие разную творческую ориентацию: Э. Триоле (1896-1970), С. де Бовуар (1908-1986) и Ж. Перек (1936-1982). Но это сочетание текстов оправдано не только тем, что произведения эти появляются в одно и то же время, но и относятся к одному литературному течению, которое появляется во Франции в конце 50-начале 60 годов 20 века и получило название “шозизм”.

Степень изученности: произведения эти завоевали популярность не только во Франции но и в других странах и поскольку речь в этих произведениях шла о кризисе буржуазного общества и авторы выступали на защиту гуманистических ценностей, то они были переведены и опубликованы и в нашей стране и завоевали широкую известность среди советских читателей.

В настоящее время, когда не только на Западе но и в нашей стране возникло общество потребления, эти тексты обретают новое звучание.

Что касается степени изученности, то эти произведения вызвали интерес исследователей и критики в момент их появления, рецензии и вступительные статьи. Затем интерес к этим произведениям угасает. Возможно, это объясняется двумя причинами: во-первых, рассматриваемые произведения созданы так называемыми писателями “второго ряда”, но можно заметить, что изучение такого рода литературных текстов, не относящихся к разряду шедевров, позволяет более полно воссоздать картину литературной жизни эпохи и понять логику литературного развития. Во-вторых, в момент своего появления эти произведения оценивались преимущественно с позиций социологического метода, рассматривающего связи между процессами, происходившими в обществе и текстами художественной литературы. Известно, что этот метод, который был долгое время ведущим в советском литературоведении, что вело неизбежно к вульгаризации или упрощению. В работах 60-х годов рассматривалось в основном содержание и социальная направленность этих произведений. Возможно, это породило мнение о них как о произведениях малоинтересных в художественном отношении, а потому исчерпанных для исследователей, с чем трудно согласиться. Можно заметить что в последние десятилетия как в западном так и в отечественном литературоведении вновь возрождается интерес к социологическому методу, освобожденному от вульгаризации.* При этом рассматривается не только отношение реальность-текст, но учитывается также и преображение реальности в творческом сознании автора, который фиксирует в произведении собственное видение мира. Такое понимание социологического метода позволяет осуществить новый подход к рассматриваемым текстам. Более того, использование социологического метода по отношению к названным произведениям представляется адекватным исследуемому материалу, поскольку можно сказать что целью этого произведения является отражение новых явлений в экономической и общественной жизни, трансформации, которые происходят в обществе и сознании людей. Рассмотрение произведений, принадлежащий разным авторам, позволяет увидеть различное восприятие одной и той же реальности и сделать попытку выявить как общие черты так и различия, характерные для литературы “шозизма”

Однако, элементы социологического метода должны быть дополнены за счет других методов анализа. Новый аспект в исследовании этих романов открывается благодаря использованию данных теории концептов. Концепт происходит от лат. “conceptum”- познавать, постигать.**

Категория концепта органично вписывается в схему анализа названных текстов, где речь идет о тех изменениях, которые происходят в сознании людей, под влиянием социальных трансформаций, и о процессе внедрения в их сознание новых понятий и представлений, т.е. о формировании и распространении новых концептов, для данной работы особенно значимыми оказались следующие положения теории концептов: сложная природа концептов, включающая ряд элементов или ряд уровней: универсального или общенационального, группового и индивидуального (включает несколько элементов или несколько уровней). Концепты могут иметь вербальную или невербальную форму, они подвержены историческому развитию. В работе рассматривается изображение концептов общества потребления, на примере 50х-60х годов 20 века.

**Никола М.И., Киреева И.В. Зусман В.Г. Межкультурная коммуникация”, Н.Новгород, Деком, 2001

*Система литература и методы ее изучения /Зинченко В.Г., и др. Н.Новгород, 1998, стр. 92-95, 102-110

Три романа, по-разному, на разном художественном материале, с использованием различных художественных средств, исследуют одну и ту же проблему, которая встала в XX веке перед человечеством: проблему соотношения человека и общества в современном мире, особенности психологии и мироотношения человека в мире потребления, в мире вещей. Исследуемые произведения написаны писателями так называемого "второго ряда" и изучены недостаточно, несмотря на то, что эти книги были популярны в свое время. Существует большое количество статей и рецензий, но нет специализированных исследований. Дополнительный интерес представляет обращение к текстам 3-х различных авторов, чья творческая манера несхожа, совпадение темы их романов свидетельствует что она представляет интерес, отражает действительность, современную авторам. В настоящее время опасность стала более очевидна, но писатели отреагировали уже давно на кризис традиционных ценностей.

В последние десятилетия возрождается интерес к социологическому методу. Этот подход используется и в отечественном литературоведении, но принимается во внимание тот факт, что литературное произведение не является точной копией действительности, а рисует картину реальности, как ее видит писатель.

Использование социологического метода для изучения литературного произведения позволяет поэтому делать выводы и о творческой манере писателя. Можно заметить что в свое время советская критика использует социологический метод в его прежнем понимании, такой подход был в какой-то мере оправдан. Авторы анализируемых произведений сознательно делают акцент на изображение социальной действительности и занимают критическую позицию к этой изображаемой действительности. Но подчеркивая эту критическую направленность, критика упрощала произведение, упуская исследование формы, принимая во внимание только содержание. Новое понимание социологического подхода обеспечивает новизну исследования, элементы социологического метода дополнены элементами текстового анализа.

Оптимистическая концепция буржуазного прогресса, получившая свое распространение в XVIII-XIX веках, исходила из уверенности, что повышение благосостояния общества и, следовательно, каждого человека в нем приведет к улучшению материального и, как следствие, культурного уровня каждого человека в отдельности и тем самым приведет к расцвету человеческой личности.

В послевоенной Европе и Америке стало очевидным, что повышение благополучия подчас оборачивается порабощением человека миром вещей, к обезличиванию личности, упадку ее духовных интересов.

Этот феномен общественного, культурного, психологического и пр. развития общества стал объектом изображения во многих произведениях французской литературы 50-60х годов XX века и получил название “шозизм”.

Под влиянием потрясших Францию событий писатели мыслили такими масштабными понятиями, как наука, народ, фашизм и антифашизм, кланы и партии. Литература предельно социологизировалась, приковалась к злободневному – не только проза но и так называемая поэзия обстоятельств. “Пережитое было столь значительным само по себе, что не нуждалось в обобщении, убеждали факты, и к точной передаче их в документах и свидетельствах, в дневниках и письмах стремились писатели”*

В литературе “шозизма” остро ставится вопрос об обесчеловечивании человека в эпоху материального благополучия. Эта проблема по-разному осмыслялась французскими писателями, но общее из их концептов было- отрицание, критика “общества потребления”, неприятие “вещизма”, выросшего в душах людей под влиянием удовлетворения их экономических интересов.

Художники выражали свои творческие концепты при помощи различных художественных средств, однако общность цели заставляла использовать схожие художественные приемы, которые стали традиционными для литературы “шозизма”.

* Андреев Л.Г. Современная литература Франции. 60-е годы М. Издательство МГУ, 1977

В дипломной работе рассматриваются отношение художников к обществу потребления на материале одного из романов каждого из них: Э. Триоле “Розы в кредит”, Ж. Перека “Вещи”, Симоны де Бовуар “Прелестные картинки” и а также сопоставляются концепты этих романов и творческие приемы, развернутые в них, с концептом литературы “шозизма”, широко представленной в литературе 60-х годов XX века.

В настоящее время открывается новая возможность исследования этих произведений в связи с новой актуализацией в литературоведении социологического метода.

С вышеуказанным связана актуальность избранной темы исследования : изучение концептов романов литературы так называемого "второго порядка" с использованием социологического метода в его современной интерпретации, а также в связи с использованием данных теории концептов.

Цель работы: рассмотреть изображение основных концептов общества потребления в романах Э. Триале “Розы в кредит”, Ж. Перека “Вещи”, Симона де Бовуар “Прелестные картинки” и их художественных особенностей.

Изучение данной темы тем более значимо, что она пока еще недостаточно исследована литературоведческой наукой, и соотнесение их с ведущим литературным движением во Франции 50-60 годов XX века- с шозизмом.

Исходя из вышеобозначенной цели исследования, вытекают задачи работы :

  • изучить своеобразие художественного мира каждого из этих произведений;
  • соотнести концепты романов и способы их художественной реализации с концептами и эстетикой литературы шозизма;
  • исследовать концепт общества потребления в каждом из романов и показать, каким образом отразились в них тенденции эпохи;
  • соотнести концепты романов с тенденциями культурной жизни Франции 60-х годов XX века, а также показать отражение в этих концептах ведущих социально-экономических тенденций эпохи.

Метод исследования: Данное исследование выполнено при использовании социологического метода.

Социологический метод в литературоведении:

Социологический метод связан с пониманием литературы как одной из форм общественного сознания. Во “взаимной соотнесенности” с другими подходами, а не как единственный и универсальный. Однако, элементы социологического метода должны быть дополнены за счет других методов анализа, используя данные теории концептов.

Употребление этого термина стало модным, что привело к многочисленным терминологическим неточностям, противоречиям, теоретическим недоразумениям.**

**Попова З.Д., Стернин И.А. "Понятие "концепт" в лингвистических исследованиях. Воронеж, 1999, стр.4-5

*В.Г. Зинченко, В.Г. Зусман, З.И. Кирнозе “Система литература и методы ее изучения”

Однако, общепризнанным является тот факт, что человек мыслит концептами, комбинируя их и формируя новые концепты в ходе мышления. Мышление это оперирование концептами как единицами структурного знания.

Как пишут представители Воронежской лингвистической школы возможна типология концептов, разграничивающая концепты разных типов - понятия, общее представление, картинки, сценарии, фреймы, прототипы, штампы и др. Тип концепта отражает специфику явления объективной или субъективной действительности.

Концепт понимается как глобальная мыслительная единица, представляющая собой объект структурированного знания. Концепт- это идеальные сущности, которые формируются в сознании человека:

1) из его непосредственного чувственного опыта - восприятие действительности органами чувств;

2) из непосредственных операций человека с предметами, из его предметной деятельности;

3) из мыслительных операций человека с другими, уже существующими в сознании концептами - такие операции могут привести к образованию новых концептов;

4) из языкового общения (концепт может быть сообщен, разъяснен человеку в языковой форме, например, в процессе обучения, в образовательном процессе;

5) из самостоятельного познания человеком реальности*

В работе рассмотрены концепты общества потребления Франции, касающиеся возникших в 60-е годы 20 века новых идеологических ценностей "общества потребления": приобретение вещей.

Появление этих концептов связано с формированием в обществе новых потребностей, новых идеалов. Таким образом, оказывается, что концепты общества потребления суть отражение объективно существующих в обществе ценностей.

В каждом из этих романов писатели неизменно критикуют "вещизм" современного им французского общества, опираясь в своей критике на систему традиционных ценностей, на сочувствии к бедным, к страданиям и нищете, в которых живет большая часть человечества, и признание высокой роли человека в помощи своим близким в перестройке мира в целях гуманности и сострадания к бедности и нищете и.т.д.

Та система высоких гуманистических ценностей, которая движет писателями- авторами вышеуказанных романов, сближает их с гуманистической традицией европейской, в частности французской литературы.

В те же 60-е годы во Франции получает высокое развитие литература экзистенциализма, к которой относятся такие крупные художники как А. Жид, Сартр, Камю и др.

Для литературы экзистенциализма в целом было характерно признание высшей ценности - экзистенции, т.е. существование, перед которой меркли иные ценности. Литературе экзистенциализма была свойственна высокая духовность, тогда как героям романов "шозизма" - в высшей степени бездуховность, все их стремления сводились только к приобретению вещей.

Все вышесказанное определяет структуру работы

Работа состоит из “Введения”, пяти глав и “Заключения”.

Введение

Глава I - Социально-исторический контекст возникновения общества потребления во Франции 60-х годов 20 века

Глава II – Концепты общества потребления в романе Э. Триоле “Розы в кредит”

Глава III - Концепты общества потребления в романе С. де Бовуар “Прелестные картинки”

Глава IV - Концепты общества потребления в романе Ж. Перека “Вещи”

Заключение

Для исследования избраны три романа писателей 60-х годов, которые объединяет критика писателями идеалов "общества потребления", "вещизма". Это- роман Э.Триоле "Розы в кредит", являющийся первой частью трилогии "Нейлоновый век"; роман С. де Бовуар "Прелестные картинки"; Перека "Вещи".

Все это писатели так называемого "второго ряда" французской литературы" 60-х годов, изучение творчества которых необходимо в целях полнозначного осмысления литературного процесса, поскольку они входят в этот процесс, их творчество так или иначе представляет творческие и идейные искания французской литературы.

Романы этих 3-х писателей вписываются в литературную традицию "шозизма", которая была широко представлена в 60-х годах в литературе Франции. В связи с этим указанные романы привлекают интерес исследователей литературы до современного момента, поскольку без них картина литературной жизни Франции остается неполной. Ранее эти романы не становились предметом специального рассмотрения.

ГЛАВА I

Социально-исторический контекст возникновения общества потребления во Франции 60-х годов 20 века.

1.       Особенности экономики Франции 60-х годов 20 века.

Кризис 30-х годов и Вторая мировая война обескровили экономику Франции. В 1945 г. инфраструктура была разрушена, производственные мощности устарели, финансовая система рухнула, внешняя торговля фактически свелась к нулю. В период с 1945 по 1974 г. Франция, как и другие промышленные страны, переживала процесс долговременного экономического роста. За это тридцатилетие Франции удалось восстановить экономику, преодолеть торговую изоляцию, добиться активного экономического роста, вступить в период процветания.

С 1945 по 1958 г. в стране происходила реконструкция, в частности, модернизация средств производства. В этом процессе государство играло важную роль, прибегнув к планированию и расширению государственного сектора. Оно взяло под свой контроль крупные банки, добычу угля, электро и газоснабжение и часть промышленных предприятий, произведя их национализацию (таких как “Рено”). Наряду с этим государство использовало американскую помощь в рамках плана Маршалла.

На первом этапе государственное влияние касается приоритетных областей: транспорта, энергетики, тяжелой промышленности.

В 1948 г. был достигнут довоенный уровень производства, благодаря растущей потребности в рабочей силе в стране обеспечена полная занятость.

“Страна начала превращаться в общество потребления, а мощный демографический рост поддерживает внутренний спрос”*

Однако торговля Франции оставалась в рамках прежней колониальной империи. В 1958 г. доля экспорта составляла лишь 9% ВВП, а на бывшие колонии приходится четверть французского импорта и около трети экспорта.

С 1958 по 1973 г. темпы экономического роста ежегодно увеличивались в среднем на 5,5% по сравнению с 4,8% в ФРГ, 3,9% в США.

ВВП за указанный срок в неизменных ценах, выраженных во франках, удваивается, а прирост промышленного производства составляет 5,7 в год. Инициатива в области инвестирования переходит от государства к частному сектору, в котором наблюдалась первая волна концентрации.

Благоприятным для частного сектора являлась низкая стоимость энергии и минерального сырья, а девальвация национальной валюты позволяла поддерживать конкурентноспособность на внешних рынках, несмотря на то, что уровень инфляции во Франции выше, чем у многочисленных конкурентов. Вследствие деколонизации и благодаря вступлению в 1951 г. в Европейское объединение угля и стали, а в 1957 г. в Европейское экономическое сообщество (ЕЭС) Франция стала страной, широко открытой для внешней торговли.

В сельском хозяйстве и промышленности происходит модернизация. Государство развивает транспортную инфраструктуру, в частности, строит автострады и поддерживает крупномасштабные программы в области авиационной промышленности и ядерной энергетики. Кроме того, сокращается дисбаланс в экономическом развитии между Парижем и провинцией, благодаря

* Франция /Под ред. Ю.И. Робинского.- М. ЗАО “Интердиалект”, 1999г.

децентрализации и осуществлению политики благоустройства территорий.

В области промышленности свободное передвижение товаров и капиталов стало стимулом для развития предприятий. В результате росли инвестиции, резко усиливалась концентрация капитала, рост числа филиалов за рубежом.

Сфера обслуживания также выигрывала от общеевропейского процесса. Развитие свободной конкуренции способствовало модернизации различных видов транспорта. Свобода передвижения способствовала развитию туризма во Франции, при этом 80% туристов является европейцами.

Таким образом, в 60-е годы 20 века Франция достигла благосостояния и стала обществом потребления.

2.       Социально-политическая структура во Франции 60-х г. 20 века.

Пятая республика, созданная в соответствии с Конституцией 1958 года.

Если вначале левые силы выступали против конституции 1958 года, то позднее сложился широкий консенсус. Государственные институты работали удовлетворительно потому, что голлизм, которым они руководствовались, являлся не только политической идеологией, но и методом действия, основанным на ясных принципах: величие Франции, центральная роль государства, преимущество интересов нации над идеологиями, необходимость того, чтобы глава государства стоял “над партиями”.

Именно этот последний принцип побудил Шарля де Голля выступить с предложением о внесении в текст Конституции 1958г. коренного изменения: президент республики должен избираться прямым голосованием, что и было закреплено в Конституции в результате ее пересмотра в 1962 году.

В 1965 году генерал де Голль был переизбран путем всеобщего голосования. Такой механизм принципиально отличается от режима Третьей и Четвертой республики, когда главенствующая роль отводилась избранному парламенту, которому и принадлежало право назначать президента. В то же время конституционная практика под влиянием сильной личности генерала де Голля также также усиливала доминирующую роль исполнительной власти.

3.       Общественная жизнь

Начиная с 50-х г. экономический рост и связанный с ним технический и социальный прогресс вызвали во Франции глубокие перемены. Общество вступило в эпоху потребления и досуга. Несмотря на трудности, которые страна переживала после кризиса, уровень жизни французов стал одним из самых высоких в мире.

В то же время экономическое и социальное развитие привело к некоторой стандартизации образа жизни и потребительских привычек, в частности, горожан и сельских жителей. Но, несмотря ни на что, региональные особенности вовсе не исчезли и в значительной степени способствовали формированию во Франции неповторимой географической и культурной мозаики, отражавшей европейское многообразие.

Между 1955 и 1995 г. средняя покупательская способность французов возросла в 4 раза. В этот период резко возросло их благосостояние. В этот же период население получило возможность воспользоваться социальной защитой.

Лицам, не имеющим средств к существованию, выплачивалась сумма из так называемого социального минимума: пособия по нетрудоспособности, пособия для безработных и престарелых. В целом в долгосрочном плане социальное неравенство уменьшилось, как и разница в доходах и размерах имущества.

В целом заработная плата составляла половину доходов, социальные выплаты- треть. Остальное приходилось от деятельности не по найму, а также на доходы от капитала и от собственности.

Уровень жизни французов определялся в зависимости не только от денежных доходов, но и от имеющегося у них имущества, больше половины средней оценочной стоимости которого составляли недвижимость и земельные владения. Остальное приходилось на ценные бумаги, среди которых все большее место занимали страховые полисы, акции и облигации, котирующиеся на бирже.

Французы тратили в среднем 22% своего дохода на оплату жилья и связанных с ним расходов. В 1960 г. общее повышение уровня жизни вызвало неуклонный рост потребления в среднем на 3% в год. Значительно сократились расходы на питание и одежду, а также бытовые приборы и мебель. Существенно возросли расходы на приобретение жилья и его содержание, медицину, транспорт и связь.

В 60-е годы наблюдается рост расходов французов на приобретение бытовых приборов, на медицину, на организацию досуга – на путешествия.

Эти показатели отразили глубокие изменения в образе жизни французов и большую ориентацию общества на потребление и досуг. Происходит процесс стандартизации вкусов потребителей, отразившийся в увеличении выпуска готовой к употреблению продукции, будь то замороженные продукты питания или рестораны бытового обслуживания, организованные путешествия, отдых.

В то же время менялись давно укоренившиеся привычки: потребление вина и хлеба резко снизилось и неуклонно падало потребление табака. Однако, как бы в противовес тенденциям стандартизации, стало высоко цениться потребление высококачественных продуктов и деликатесов: шампанского, дорогих вин, предметов роскоши. Пристрастие к изысканной кухне стало не привилегией отдельных состоятельных людей, а стало доступно среднему классу. В связи с ростом уровня жизни, урбанизацией страны, исходом населения из сельской местности в города произошли изменения в семье: разрушение традиционных семейных групп выразилось в том, что пожилые люди намного чаще чем раньше, стали жить отдельно от молодых. Росло число разводов. Шло постепенное нарушение семейной иерархии, где авторитет зависел от возраста и старшинства. Такие перемены сопровождались сокращением числа браков и ростом числа разводов.

Однако семья по-прежнему оставалась главным прибежищем, где можно укрыться от сложностей времени. Молодые начинали самостоятельную жизнь в 60-е годы в 20-21 год. Оставался значительным тот поток материальных средств, которые адресовали родители в помощь взрослым детям.

4.       Культура

Лишь в середине 20-го века была четко сформулирована, наряду с поощрением творческого труда и сохранением культурного достояния, третья задача: распространение культуры. Пионером в этом отношении был министр просвещения и изобразительных искусств в правительстве Народного фронта. Его начинания после освобождения от нацистской оккупации были развиты. Средства, выделяемые министерству культуры, из года в год увеличивались. Полномочия органов власти территориальных коллективов и их финансовые возможности в этой области были расширены благодаря принятию законов о децентрализации. Велика была роль ассоциаций и предприятий в развитии культуры. В ассоциациях работало около 20 000 человек. Ежегодно французы тратили около 150 млрд. франков на приобретение техники, книг, журналов билетов на спектакли. В 1962 году особое внимание стало уделяться центрам городов. Согласно этому закону, в программу обустройства городской среды вносились проведение реставрационных работ. Была поставлена задача сохранения промышленных и сельских ландшафтов. Во Франции активно развивалась литература. Несмотря на то, что основным жанром был роман, представленный в основном именами сюрреалистов (Камю, Сартр, Ануй и др), однако развивалась и реалистическая литература и поэзия. Активно развивалось театральное искусство, кинематография, музыка, живопись. Власти проводили активную политику приобщения к культуре путем образования и обучения с раннего детства. Каналы государственного телевидения отводили часть своих программ проблемам культуры и искусства.

 

ГЛАВА II. Концепты общества потребления в романе Э. Триоле “Розы в кредит”

На рубеже 50-60 г. Э. Триоле написала реалистическую трилогию “Нейлоновый век”, состоящую из романов “Розы в кредит” (1959), “Луна-парк” (1959) и “Душа” (1963). “Это было, пожалуй, первое большое произведение французской литературы, попытавшееся воссоздать суть и облик новой стадии в жизни общества, той социальной ситуации, когда капитализм относительно стабилизировался. Триоле одна из первых подняла значительную тему, которая в 60-е годы выдвигается в центр внимания французской литературы – тему “потребительского общества”*

Центральный концепт – страсть к вещам. Кредит- новое отношение к деньгам, то что нельзя купить сразу, можно купить в кредит. Один из концептов вынесен в заглавие, что подчеркивает его значимость, новая реалия, которой раньше не было,

столкновение ее с традиционной системой ценностей и идеалов. Концепт розы традиционен, это воплощение красоты, но в романе этот концепт меняет свое значение. Это связано с противопоставлением систем ценностей: Мартина, которая с восторгом принимает общество потребления и те возможности, которые оно открывает, эти концепты обладают для нее притягательностью. Предел мечты для нее- искусственные розы, купленные в кредит. Ее муж Даниель занимается выращиванием роз, и для него это имеет совершенно иное, индивидуальное наполнение, этот концепт связан для него с творчеством и работой. Это столкновение проходит через весь роман. Показано внедрение новых концептов в сознание людей. Исследуется групповой концепт (семья Мартины). Подчеркивается высокая степень стандартизации.

Триоле подчинила картину “нейлонового века” своей концепции человека, выдвинув в каждом из романов на первый план тему призвания, тему счастья.

Два первых романа трилогии резко контрастируют между собой. Героиня романа “Розы в кредит” Мартина “удивительно красива”, не лишена задатков, она легко осваивает любое дело, за которое берется, автор отмечает мечтательность героини, ее любящее сердце, привязанность к приемной матери, давнюю глубокую ее любовь к Даниелю, ее возлюбленному и мужу.

Но она формируется и реализуется в условиях “Нейлонового века”, Парижа 50-х годов.

Кругозор Мартины ограничен картинками модных журналов, красотой парижских парикмахерских, салонов красоты и винить Мартину за это довольно трудно: автор в первых главах романа подробно описывает нищету и убогость обстановки ее родного дома, ее родного деревенского жилья, грязь, грубость, омерзительность дома ее родной матери. И потому, попав в чистую благоустроенную парикмахерскую и в теплую человеческую обстановку салона – парикмахерской мадам Донзер, она быстро привязалась к ней и стала ненавидеть свой бывший дом и грубость своей родной семьи, стесняться своей матери.

Вот как автор описывает нищету домашней обстановки Мартины: “Никогда в жизни мадам Донзер не видывала ничего похожего на лачугу Мари, мусорный ящик и тот мог показаться цветущим садом по сравнению с этой комнатой. Мартина, несчастный ребенок, стала теперь еще дороже мадам Донзер. А уж двор или, вернее, загон…”**

После переезда в Париж, Мартина была очарована великолепием и внешним изяществом парижанок, посещавших салон красоты, в котором она работала, богатством витрин, удобством и разнообразием красок внешней, бытовой стороны жизни Парижа и, не оглядываясь, с головой окунулась в стихию приобретения вещей.

Даниэль, любящий Лоранс, восхищающийся ее красотой, говоривший что “совершенство вредит ее красоте” Даниэль, выращивающий прекрасные розы и полностью поглощенный своим призванием, мечтой вырастить самую прекрасную розу на свете не разделяет увлечения Мартины приобретения вещей.

Но героиню трудно винить за эту овладевшую ей страсть к приобретению. Выросшая в грязи и нищете, покоренная великолепием Парижа, героиня поддается вещизму потому, что она- жертва общества, навязывающего ей свои “потребительские” идеалы.

**Э.Триоле “Нейлоновый век”

Он ослепляет Мартину своими возможностями хотя бы в кредит приобрести поддельные розы обывательского уюта.

Хорошо сделанные вещи навязываются человеку “потребительским обществом”, не только как воплощение красоты, реализация самой затаенной мечты человека. Так горизонты существования человеческой души оказываются закрытыми мебельными гарнитурами.

“Мартина сама превратилась в предмет стандартного гарнитура. У нее в квартире не сыщешь не одной книги. Нет даже газет. Только радио и телевизор. Желания у нее стали пластмассовые, а счастье нейлоновым”*

Мартина в романе тщательно выписана, ее плотская красота, ее быт, в котором она вся отражается, ее мечты, воздействие на ее сознание парижской рекламы.

В романе Э. Триоле, в одном из первых произведений французской литературы. Отразилось воздействие на психику человека новых явлений французского потребительског общества: рекламы, средств массовой информации.

На всем пространстве романа автор постоянно описывает как в душе Мартины истинное стремление к красоте, к счастью неизменно подменяется желанием приобрести вещи. При этом автор не включает в повествование внутренние мысли Мартины, связанные с ее стремлением к красоте, к счастью, даже к чуду проводится на сюжетном уровне структуры романа.

Не случайно Мартина полюбила очень крепко Даниеля: с детства и на всю жизнь. А Даниель увлечен разведением роз, ему глубоко, по его натуре, чуждо стремление к поверхностной красоте. Он любит глубоко красоту и выращивает истинную, уникальную природную красоту мира- розы. И потому, при описании встреч Мартины и Даниеля, их разговоров вдвоем, их любви автор воспроизводит диалоги героев и сюжетные ситуации, включая описание очаровательных пейзажей.

Тем самым он передает тот психологический механизм, который неизменно срабатывает в мыслях Мартины: глядя на пейзажи она наслаждается истинной природной красотой, с Даниелем- искренне любит его, но едва только ей представляется возможность высказать какое-то свое мнение -–как это непременно становится мнение о вещах.

Андреев Л.Г. “Современная литература Франции, 60-е годы”

Таким способом автор мотивирует ту подмену понятий, которая произошла в душе Мартины: слишком необразованная, чтобы знать что-то о духовной жизни, заботится об удовлетворении каких-то своих духовных возможностей, даже, в силу своей необразованности, не предполагающая, что у нее имеются духовные потенции, она свойственное ей стремление к красоте, к чуду неизменно переносит на вещи. Она подошла к Даниелю и, ни слова не говоря, стала смотреть с ним как угасает необычайная окраска небес. Когда все подернулось голубоватой дымкой Мартина вздохнула- “Ты знаешь, как Доминика называет нашу кухню? Приемная. До чего же это смешно! Ты угадал, она просто-напросто дура, при всей своей таинственности!”*

Закат еще не угас, сегодня небо было экстравагантнее чем обычно- багрово-красное, в просветах между темных облаков с желтыми краями, оно сохраняло яркие краски, фосфорецировало.

  • Фосфорецирует, - сказала Мартина. – Как маленькая богоматерь, которую мама
  • Донзер привезла… Это не было чудом. Просто краски фосфорецировали…
  • А ты предпочла бы чудо? – Даниель замолчал. Потом продолжал: - Мне кажется что Доминика посмеялась над тобой, она достаточно умна, чтобы намекнуть на твою необразованность. Я никогда не слышал, чтобы она называла кухню “приемной”. Боюсь, что дурочкой оказалась ты.

Сделана столь развернутая выписка из текста, поскольку представляется, что здесь раскрыт психологический механизм “страсти к приобретению вещей”, которая так сильно овладела душой Мартины. Весь диалог перемежается описаниями великолепного заката. Герои обмениваются репликами по поводу его красоты и - одновременно - по поводу приобретательской страсти Мартины, рисующей ее “необразованность”, как определил Даниель.

И далее, на всем пространстве романа, Мартина в самые неподходящие моменты высказывается о вещах: “Среди ночи, глядя с кровати на очистившиеся от облаков небо, где одна звезда горела ярче другой, Мартина завела с Даниелем разговор о спальне: она хочет приобрести спальню для их квартиры, которую мама Донзер, Жорж и Сесиль подарили им, купив ее в кредит.

*Э. Триоле “Нейлоновый век”

Сонный Даниель плохо слушал, но Мартина продолжала говорить, вертеться с боку на бок, задавать ему вопросы, и кончилось тем, что он совсем прослушал… Какая спальня? Зачем покупать спальню? У них ведь нет денег! Легко сказать – в кредит! Кредит облегчит покупку?*

*Триоле Э. “Нейлоновый век”

 

ГЛАВА Ш. Концепты общества потребления в романе С. де Бовуар “Прелестные картинки”

Роман Симоны де Бовуар “Прелестные картинки” написан об этом “обществе потребления”, экономических, социально-политических и культурных особенностях которого в 60-е годы 20 века речь шла выше, в предшествующей главе. Об этом обществе и месте человека в нем.

Главный концепт этого романа- реклама, также один из концептов общества потребления, даже название романа: “Прелестные картинки” связано с этим, героиня сама создает “Прелестные картинки”. Цель рекламы- навязывание новых концептов людям- новых представлений о красоте, что также служит стандартизации. Сначала автор нам показывает уик-энд, затем- этому противопоставляется сознание главной героини, от имени которой и ведется повествование, она не утратила гуманистических ценностей, она критически относится к себе и окружающим.

Центральной героиней романа является Лоранс, обеспеченная молодая женщина (ей в романе 28-29 лет, хотя возраст точно не указан, его можно определить по тексту) среднего круга – она занимается рекламным бизнесом. Муж-строитель. Благополучная обеспеченная семья, в которой двое детей. Брак заключен по любви. Очевидно благополучие, которое проявляется во всем, в межличностных отношениях между мужем и женой, хорошие дети, материальная обеспеченность, хорошие родители, главные герои романа вращаются в светском кругу, путешествуют, знают и любят культуру, ценят друг друга.

И в то же время – с первых строчек романа очевидно какое-то неблагополучие, ощущение внутреннего духовного дискомфорта, которое точит душу главной героини.

Роман написан в форме 3-го лица (“er-geschichte”, по терминологии Б.Эйхенбаума, Томашевского, М.М. Бахтина) однако точка зрения автора-повествователя (“автора художественного”- Б.О. Корман) сближена с точкой зрения героини Лоранс и потому автор передает все внутренние, потаенные мысли и ощущения Лоранс. И потому читатель видит все то, что видит героиня знает о прошлом то, что знает о нем героиня и всегда в курсе всех невысказываемых мнений, мыслей и оценок героини (совокупность точек зрения автора- повествователя, изложенная в монографии Б.О. Кормана, лирика Н.А. Некрасова: пространственная, временная, аксиологическая точки зрения)

А мнения Лоранс чаще всего саркастические или, как минимум, иронические. Роман открывается описанием светского раута, на котором присутствует Лоранс. Она оценивает: “Все было безукоризненно: солнце и ветерок, жаровня-барбекью, сочные бифштексы, салаты, фрукты, вина. Жильбер рассказывал о путевых и охотничьих приключениях в Кении, а Лоранс предложила им тест с паромщиком, и они загорелись: они обожают удивляться самим себе и смеяться друг над другом”* Очевидно, что автор передает мысли и характер восприятия своей героини. Эта выписка из текста приведена, поскольку она заинтересовала нас в следующих аспектах, которые представляются нам определяющими для характера художественного мира романа:

  1. Эти мысленные замечания Лоранс находятся в самом начале романа, а, как известно, начало и конец произведения М.М. Бахтин определяет как “кодирующие”, т.е. определяющие характер художественного мира произведения в целом;
  2. Очевидна ироническая интонация, направленная на себя и окружающих: только человек, склонный видеть во всем смешное или, напротив, негатив, подмечает поведенческие детали, которые выставляют людей и самого себя в смешном, нелепом свете: “Они обожают удивляться самим себе и смеяться над другом”. Так непринужденные светские отношения, сдобренные оттенком веселости и подчеркнутого доброжелательства друг к другу оборачиваются в глазах героини нелепой стороной, в них подмечается деланность, искусственность: “Они обожают…” И писатель приводит это замечание Лоранс, чтобы познакомить читателя с характером оценок в своем художественном мире;
  3. Фраза начинается с иронических слов “Все было безукоризненно”. Такую ироническую оценку можно дать, увидев тщательность заботы хозяина о совершенстве своего приема, т.е. такая оценка может относиться к тому, как сервирован стол, к подбору гостей, к характеру светской беседы- т.е. усилиям хозяина в совершенстве светского раута. Но здесь описание начинается с обозначения явления природы: “солнце, ветерок”, - т.е. того, что неподвластно человеку, что представляет собой субстанционально иные силы – силы Бога и что воплощает собой столь немало содержательное понятие (и – в первую очередь – для каждого произведения художественной литературы) как полнота жизни, ее первозданная прелесть. Потому что в отличие от форм жизни людей формы бытия мира, природы остаются вечно неизменными – как создал Бог (или появился мир), так явления природы и не изменялись.

Далее на всем пространстве романа читателя автор знакомит только с одной точкой зрения- Лоранс. Остальные герои делятся своими мыслями и представлениями, но только в диалоге. Лоранс же принадлежит главная роль в романе в том смысле, что система временной, пространственной, оксиологической точки зрения автора художественного соотнесена с соответствующими точками зрения Лоранс (Б.О. Корман).

И в художественном мире романа все усиливается волна иронических негативных оценок лиц и событий, умения увидеть в них смешную сторону и соотнести с кукольностью, подменить механистический кукольный характер поведения, внешности, суждений, манер героев и себя самого.

Таокй характер оценок героини автор мотивирует двойной мотивировкой. Во-первых, Лоранс свойственно видеть себя и событие как бы со стороны, с отдаленной точки зрения, подмечать неискренность, механистичность поведения людей и себя самой, видеть мир как бы в двойном измерении: вот это происходит здесь и я вижу это, но в это самое время точно то же происходит в другом мире, на иной планете: “В другом саду, совсем ином и в точности таком же, кто-то говорит то же самое”*

Такая особенность видения мира может проистекать от тайной мечтательности, глубокой поэтичности, о чем читатель смутно догадывается, поскольку с мечтательностью и другими качествами героини автор читателя не знакомит. Перед читателем обычная заурядная дамочка из среднего круга, очень недовольная жизнью. Однако в сюжете романа неоднократно подчеркивается то, что из Лоранс мать и окружающая жизнь делали “прелестную картинку” - т.е. хотели, чтобы девочка выглядела, вела себя как подобает, чтобы в целом у ней была благополучная жизнь – и героиня ощущает себя подавленной влиянием извне на детскую ее сущность. Возможно, что она могла бы стать более духовно зрелой, не будь этого давления, тяготения к благополучию.

*С. де Бовуар “Прелестные картинки”

Во-вторых, ни героиня, ни автор художественный не видят и не отмечают прелести и красоты мира, хотя приметы этой красоты раскиданы по роману щедро.

Автор подробно перечисляет все вещи, окружающие героев: туалеты от Шанель, пеньюар Лоранс, туалеты Люсьена и Жан-Шарля, сад, в котором происходит раут (не описывая пейзаж сада), интерьеры, Грецию, куда совершают путешествия герои. Однако все эти вещи вызывают у героини пресыщение, а автор описывает мир вещей как нечто, подавляющее людей, поскольку все, кроме Лоранс, второстепенные герои романа стремятся к деньгам, к карьере, и подчас приносят в жертву этому стремлению свою и чужую жизнь. Такова мать Лоранс Доминика, о которой автор говорит: “Она проникла на радио в сорок пятом и всего добилась собственными силами - работала, как лошадь, топтала тех, кто ей мешал*

В художественном мире рассказывается о том, как, в первую очередь, Доминика затоптала лучшие стремления в душе героини, одергивая ее в детстве в своем стремлении к совершенству. Таким образом, оказалось, что все вещи, дорогие и красивые, окружающие Лоранс, вызывают у нее раздражение и сама ее приятная внешность ей неприятна, потому что она постоянно ощущает себя “прелестной картинкой”.

Так назван роман и в этом словосочетании содержится значение, определяющее концепт романа. В сюжете романа разворачиваются события, в которых все герои выступают как “прелестные картинки” – очевидна неискренность, механистичность героев, их затаенное стремление к собственной прагматичной выгоде, их схематизм и узость, а подчас пошлая отвратительность (как у Жильбера) их поведение и мышление. И себя героиня ощущает “прелестной картинкой”.

При этом автор постоянно приводит детали, говорящие о человеческих страданиях и бедах: тысячах еврейских детей, убитых фашистами во время войны, которая была так недавно, плакат “Две трети детей голодают”; Лоранс вспоминает о своем ужасе, который она испытала два года назад, когда узнала о страшно замученной фашистами еврейке.

*С. де Бовуар “Прелестные картинки”

В романе изображена Катрин, дочь Лоранс, которая набралась где-то этих недетских впечатлений об ужасах голода и войны. Оказалось что об этом ей рассказывает новая подружка Брижитт, живущая без матери, с отцом-хирургом и братом, еврейка. Все хотят сберечь Катрин от тяжелых для девочки впечатлений,

помешать ее дружбе с Брижитт. Только Лоранс противится этому, потому что давление на ребенка ей кажется опасным, она не хочет подавить неокрепшую психику ребенка, как подавили когда-то ее саму, сделав из нее “прелестную картинку”.

Все герои романа “Прелестные картинки” живут благополучной, внешне наполненной событиями жизнью, но очевидна ограниченность, механистичность их существования. Жильбер - один из богатейших людей Парижа, как о нем говорят все. Однако весь интерес жизни этого 56-летнего мужчины сведен к женщинам. В сюжете романа он действует только в любовных историях: разрыв с Доминикой, вскользь говорится о его романе, закончившемся давно, с Люсьеной, женится на молодой девушке. Доминика, которая борется за Жильбера и страдает от разрыва с ним не потому, что любит – о любви к Жильберу в романе нет ни слова – а потому, что ей нужны его деньги. Жан-Шарль, который на всем пространстве романа рассуждает и мечтает о будущем, и в то же время принимает жесткие решения относительно Катрин, жестко оценивает Лоранс. И о любви Лоранс и Жана-Шарля в романе нет ни слова. Лоранс, у которой роман с Люсьеном, вспоминает о давнем жаре их любви, но сейчас она к нему равнодушна. Люсьен, который, видимо, играет какую-то роль.

Такими предстают герои в художественном мире романа.

Очевидно, что их интересы, их духовные стремления подавлены материальным благополучием. Они самодовольны, они ни к чему ни стремятся и ничего не хотят- ведь их основные жизненные потребности удовлетворены.

И в то же время автор показывает невыдуманные, страшные страдания человечества: голод, зверства фашизма, голодные дети. И перед маленькой Катрин встает вопрос: “Зачем мы живем?” Она задает этот вопрос матери, и та теряется, не зная что ответить, ведь она сама мучится, ощущая пустоту и никчемность и искусственность своей жизни, ежесекундно ощущая себя прелестной картинкой.

Таким образом, в романе Симоны де Бовуар мы видим людей, чьи стремления и духовные порывы подавлены “обществом благополучия” некоторые из них - Лоранс ощущают свое несовершенство, свою кукольность и мучительно страдают от этого. Так автор показывает кризис гуманистических ценностей во французском обществе 60-х годов.

Таким образом, как мы видим, в романе "Прелестные картинки" максимально актуализирован уровень структуры, связанный с оксиологической позицией "автора художественного" (Б.О. Корман).

В художественном мире романа оксиологическая позиция повествователя не выявлена, однако она, очевидно, совпадает с оксиологической позицией Лоранс. Если автор приводит внутренний мир Лоранс, то с целью дискредитировать мир "вещизма", окружающий героиню.

Структура романа в целом подтверждает такого рода вывод.

1. Как показали исследования М.М. Бахтина ("Проблемы поэтики Достоевского") Б.О. Кормана ("Лирика Н.А. Некрасова") в тех случаях, если автор художественный не высказывает собственную систему оценок событий и героев, обрисованных в художественном тексте, такого рода оценка переносится на более высокие уровни структуры художественного текста: на уровень сюжетно-композиционный. Как показал анализ поэтики романов Ф.М. Достоевского, предложенный М.М. Бахтиным ("Проблемы поэтики Достоевского"), отсутствие в тексте прямых оценок повествователя и "уравнивания в правах" систем точек зрения автора художественного со сферами представляющими систему идеологических воззрений каждого героя романа, компенсируется в художественном мире романа тем, что писатель столь существенно перестраивает сюжетно-композиционную структуру своих произведений, что это реализуется на самом жанре произведения: Достоевский создает "полифонический роман" (М.М. Бахтин), в котором правильность системы идеологических воззрений героев проверяется в рамках сюжетно-событийного действия.

Роман С. де Бовуар, вне всякого сомнения никоим образом по своей жанровой структуре не может быть сопоставим с "полифоническим" романом Ф.М. Достоевского, мы исследуем концепцию М.М. Бахтина с тем, чтобы определить источник проведенного нами анализа: в своем исследовании художественного мира романа "Прелестные картинки" С. де Бовуар работа опирается на исследования, предложенные М.М. Бахтиным.

Итак, в художественном мире романа на уровне повествования точка зрения автора художественного не выявлена. При этом сюжетно-композиционная структура романа построена так, что актуализирует систему точек зрения Лоранс: героиня неизменно оказывается права в своем отрицании мира потребления, идеологии "вещизма", как подтверждает сюжетно-событийная линия, развернутая в произведении.

Лоранс резко негативно во внутренних монологах дает оценку системе ценностей окружающих ее парижан: их стремление к приобретению вещей, к внешней красоте жизни, карьере, к светской жизни и т.д.

И действительно, в структуре романа в сюжетных эпизодах, в которых появляется подруга ее дочери Брижитт, такого рода потребительская оценка актуализируется. Брижитт - несчастный ребенок из еврейской интеллигентной семьи, которая растет без матери, которая постоянно напоминает дочери- Лоранс, Катрин о несчастьях и бедах мира, "униженных и оскорбленных", представляя тем самым гуманистические ценности, которые не так давно, во времена войны с ее страшными бедствиями, во времена сопротивления были столь значимыми.

Введение образа Брижитт в структуру романа призвано актуализировать мотив страданий, бедствий человечества, голодных детей, разбросанных по всему миру (Брижитт своими высказываниями напоминает героям романа о плакате, на котором изображен голодный ребенок с глазами, полными слез, на котором значится: "Половина населения Земли голодает"), о бедствиях евреев, о гибели представителей этой нации в крематориях фашистов и застенках гестапо и др.

Актуализация на уровне сюжетно-композиционной структуры романа, темы бедствий и страданий человечества, голодных детях, евреях, напоминающих о страшных временах фашизма дискредитирует "вещизм" героев романа, их сосредоточенность на поверхностной, материальной стороне бытия.

И далее во всех сюжетных эпизодах романа, структурированных таким образом, чтобы подтвердить правильность и высокую гуманистичность позиций Лоранс, отвергающих мир Парижского вещизма. Точка зрения героини, раскрытая на уровне повествования ее внутрених монологов, проявляет себя как единственная верная оценка систем ценностей "общества потребления".

2. На уровне художественного времени сюжетное действие романа охватывает временной промежуток в полтора месяца: действие начинается на рауте у Доминики, матери Лоранс и завершается в конце августа, после возвращения Лоранс и Жан-шарля в Париж из путешествия по Греции. На уровне художественного времени отсутствуют какие-либо большие временные промежутки, разделяющие между собой сюжетные ситуации романа, перенесеня героев мыслью, на уровне ассоциаций в прошедшем- повествование о событиях течет спокойно, эпически медленно, без временных сбоев.

Такое медленное эпическое течение художественного времени романа актуализирует специфику художественного пространства. Каждая сюжетная ситуация романа строго ограничена подчеркнуто суженными пространственными рамками. На протяжении всей событийной линии произведения сюжетные ситуации разворачиваются в бытовом пространстве, ограниченном стенами комнаты: это салон, гостиная, спальня, в которой протекает общение Лоранс с ее мужем Жаном-Шарлем, с любовником, где она общается с Катрин.

В Парижских сценах романа действие никогда не выходит на широкий простор, на улицу, на природу, оно всегда ограничено рамками бытового пространства в котором таится душа Лоранс.

Единственный раз в романе столь узко ограниченное художественное пространство сменяется широким, большим простором – в сценах путешествий героев в Грецию.

В данном случае путешествие в Грецию выбрано не случайно. В сознании каждого культурного европейца понятие Греции тесно связано с античностью, с культом красоты и свободы, овевающим всю античную культуру, с античной философией и.т.д. В структуре греческих эпизодов автор максимально актуализирует семиотическую значимость античности, возникающую в сознании читателя, когда он встречает имена Афин, Акрополя, Дельф в тексте.

В Греции протекает та же ограниченная узкими рамками духовного мира, лишенного каких-либо возвышенных интересов, жизнь героев.

Однако само введение в текст романа подобных географических названий, о введении романтики античной истории, маркирует мир путешествия героев как несомненно прекрасный и тем самым противопоставляет его ограниченному узкому бытовому пространству, в котором протекает их жизнь и узким духовным горизонтам, которые характерны для каждого из них, не исключая и Лоранс.

3. Таким образом в структуре романа прослеживается динамика центрального конфликта произведения: противопоставление мира “вещизма”, ограниченных духовных интересов, убогости душевного мира всему широкому пространству гуманистических общечеловеческих духовных ценностей, которые в романе представлены на фоне греческих городов и памятников, корреспондирующих с системой общегуманистических воззрений, провозглашающих сочувствие, что актуализирует тема введения, упоминания о бедствиях человеческих, связанная в структуре романа с образом Брижитт, а также общеэмоциональное принятие системы гуманистических ценностей в их противопоставлении психологии и образу жизни “вещизма”; свойственное Лоранс.

Итак, как показывает проведенный анализ романа “Прелестные картинки” С. де Бовуар, это произведение по своему концепту выливается в литературное движение “шозизма”; характерное для французской литературы 60-х годов 20 века, эпохи торжества идеологических ценностей “общества потребления”.

 

ГЛАВА IV. Концепты общества потребления в романе Ж. Перека “Вещи”

Жорж Перек (1936-1982) стал известен благодаря публикации романа “Вещи” (1965) “Потребительская цивилизация” увековечена в романе, поскольку его истинными героями оказываются вещи, единственное содержание духовного мира персонажей.

В отличие от Триоле все вербально обозначено, главный концепт вынесен в заглавие романа. Страсть к вещам и их приобретению показана через бесконечные описательные ряды. В отличие от других романов, персонажи прекрасно вписываются в общество потребления - видоизменение концепта счастья и красоты в соответствии с новыми реалиями общества потребления.

Даже до имен героев нелегко добраться, все индивидуальное стерто, унифицировано, овеществлено, открытие мира отождествляется с открытием предметов потребления- “шерстяных изделий, шелковых блузок” и пр. и пр. Так описывают роман Ж.Перека “Вещи” авторы учебника “Зарубежная литература 20 века”

В связи с тем, что роман Ж. Перека относится к шозизму, характерному для 60-х годов французской литературы 20 века, рассмотрим концепт романа и его художественные особенности. В романе Ж.Перека обращает на себя внимание необычность сюжета. В романе в целом повествуется о двух молодых людях, только что вступивших в брак. Однако история их любви, их взаимоотношений до брака и в первые годы совместной жизни, как правило, счастливых и обычно привлекающих внимание писателей, не изображены в этом произведении. Отсутствует вообще какое-либо изображение человеческих взаимоотношений между молодыми людьми, также как отсутствует описание их взаимоотношений с друзьями, о которых в романе говорится, что их много, взаимоотношений с коллегами по работе, с клиентами - одним словом, автор устраняет изображение хотя бы каких-то аспектов обычной человеческой жизни: любви, дружбы, привязанности, нет ни малейшего намека на какие-либо человеческие отношения.

Все многообразие чувственной, духовной, повседневной жизни подменено вещами. Это мотивировано в сюжете романа особенностями социального, экономического, семейного положения героев, и, как результат - особенностями их психологии. Брак заключен по любви, личностные отношения бесконфликтны. Показана их социальная и материальная неустроенность: они поженились бедными студентами, находящимися на пороге крайней нищеты (автор подробно описывает отсутствие у них приличной одежды, квартиры, еды, развлечений и др. необходимых для каждого человека предметов жизненного обихода), у них нет надежд после завершения учебы устроиться на высокооплачиваемую работу. Потому они бросают учебу и устраиваются на работу. На первые, только появившиеся у них деньги, они начинают приобретать вещи.

Естественно, что приобретение вещей после длительного полунищего, полуголодного существования приносит героям непередаваемую непосредственную радость. Радость, которой они наслаждаются, которой делятся с друзьями, которую живут.

И описание этой радости вызывает в душе читателя сопереживание, сочувствие, сострадание, поскольку каждому очевидно, что отсутствие денег - беда, покупки необходимого - благо. Это - на уровне здравого смысла, на самой поверхности сознания каждого, и потому описание духовного вещизма героев вызывает сочувствие.

При этом художественный мир романа, так же как сознание самих героев, заполнено описанием вещей: вожделенных, таких желанных, таких жизненно необходимых для героев, потому что они лишены возможности их приобретения: денег мало, надежды на будущее смутны. А вещи - жизненные блага кругом. В витринах магазинов они видят ценные безделушки, дорогие, такие нужные им предметы обихода, в ресторанах - людно, дорогие машины на улицах, приглашения в заграничные путешествия – на рекламных щитах.

Итак, экспозиция романа такова: вокруг героев множество жизненных благ, которыми они не могут воспользоваться в силу своего ущербного социально-экономического положения, но желание их иметь у героев крайне сильно.

Этот намеченный в экспозиции конфликт с развитием сюжета не усиливается и не ослабевает, он неизменен. Это сила, которая постоянно давит на души юных героев, на их психику. Действительно, говоря объективно, положение героев драматично в силу этого, обозначенного выше, конфликта.

Сюжет романа состоит из описания множества попыток улучшения своего материального положения, их безрезультативности. Желание при этом не ослабевает.

Единственное, что изменяется в их судьбе - время. Время течет, как ему положено, из прошлого в будущее, обычное биографическое время. Герои стареют, у них исчезает обычная, присущая юным, радость жизни, они все более устают от того прессинга, который неизменно давит на их сознание.

И до конца романа положение и судьба героев не меняются. Роман заканчивается тем, с чего он начался: описанием страстного желания героев приобрести вещи.

Сюжет движется так, как протекает жизнь героев: по кругу, если представить его графически, это кольцевое движение, в конце которого отсутствует результат, т.е. результат равен нулю. Структуру сюжета можно описать схематически так: нищета - тщетные попытки выйти из нее- вновь та же нищета. Даже из такого краткого обозначения структуры сюжета очевидно, что в романе, по сути, отсутствуют события. По определению Ю.М. Лотмана, “событием в сюжете произведения является такое действие, которое изменяет характер его художественного мира*

В романе “Вещи” не происходит ни одной ситуации, которая изменила бы положение героев и, следовательно, их психологию, их установки, их отношение к миру. Они постоянно остаются в прежнем положении, и по-прежнему давит на их сознание страстная жажда приобретать то, что им необходимо для жизни, а это всего лишь вещи. Но без вещей человеческая жизнь невозможна. Вещи и создаются для того, чтобы облегчить человеку существование. В этом нет ничего необычного. А вот герои романа “Вещи” лишены этой необходимости.

Автор романа резко осуждает вещизм своих героев, который выражается в их концепте: “они обожали вино и, собравшись вместе, часто и много пили” (…с.26)

“они были влюблены в свободу. Им думалось, что в мире им все по зубам, они жили, подчиняясь ритму своих желаний, их жажда была неутолима, воодушевление не знало границ”**

*Лотман Ю.М. Структура художественного текста

“Эта игра их сильно занимала, и они отдавали ей много драгоценного времени, которое могли бы с пользой употребить на что-то другое.

Но такими уж они были, и кружок, который они образовали, невзирая на возникавшее иногда взаимное недовольство, поглощал их почти целиком. Вне этого кружка для них не было настоящей жизни” *

Таких оценочных замечаний автора, резко критикующих образ жизни своих героев или иронически сниженно характеризующих их жизненное восприятие в романе множество. Как видно из приведенных цитат, роман написан в форме 3-го лица (“er-geschichte”, по терминологии М.М. Бахтина).

При этом пространственная и временная точки зрения автора художественного совпадают с аналогичными точками зрения его героев, о оценочная - резко противоположна оценочной точке зрения героев.

Тем самым автор подчеркивает низкий, малозначимый характер того, что является предметом его изображения.

Концепты героев низки, малозначительны, приземленны, но автор считает своим художественным долгом, тем не менее, их описывать. И при этом из объекта художественного изображения выпадает все, что обычно присутствует в художественном тексте и в душах, в жизни людей вообще: все человеческие отношения, какие-либо события, романтика любого рода, эстетические и духовные ценности и многое, многое другое.

Человеческие отношения подменены обозначением их знакового (семиотического- по терминологии Ю.М. Лотмана) характера: например, так описываются взаимоотношения с клиентами: приводится два-три постоянно задаваемых вопроса для внесения ответов на них в анкету, обозначение того впечатления, которое производит на клиентов хорошая одежда и внешний вид героев, многозначительность выработанных ими жестов и мимики – и все. т.е. любое описание человеческих отношений подменено маркировкой (обозначением знаков- см. Ю.М. Лотман, Структура художественного текста). В сюжете отсутствуют события, отсутствует описание духовной, творческой, профессиональной жизни героев, их увлечений, чтения книг, посещения театров, даже пейзаж и описание любования красотой мира отсутствует в романе.

*Ж. Перек Вещи

При этом художественный мир романа до предела насыщен описанием вещей, что мотивировано совпадением пространственно-временных точек зрения автора художественного с точками зрения героев: автор как бы объясняет читателю, что он вводит в роман такую схему описания вещей, т.к. интересом только к вещам заполнена вся духовная жизнь героев.

Свое сниженно-ироническое, подчеркнуто оценочное негативное отношение к своим героям автор художественный мотивирует очень просто: герои низки, потому что над ними тяготеет только желание иметь вещи, они “такие” - “уж такими они были”, все в мире им по зубам”, “они влюблены в свободу”, “облегчало дело то, что они жили компанией”, “безостановочно болтали”, и.т.д и.т.п.

Введение сниженных оценочных слов в характеристики героев как бы уничтожает их, призвано снижать их восприятие читателем.

При этом такого рода снижающе оценочное отношение к героям романа автор художественный нигде и никак не мотивирует. Видимо, он не считает это необходимым. Видимо, разница его концепта и концептов героев только утверждает автора художественного в его раз и навсегда избранной позиции: человек должен относиться к вещам с пренебрежением, должен иметь духовные интересы и посвящать им жизнь, а не думать о том, чему посвящают жизнь его герои.

Именно такого рода противопоставление концепта “вещизма” концепту истинно духовного отношения к миру и вынудило писателя работать над избранной им темой. Это очевидно из анализа концепта романа Эльзы Триале “Розы в кредит” Ж.Перека “Вещи”, Симоны де Бовуар “Прелестные картинки”

 

Заключение

По мнению многих критиков и исследователей французской литературы 50-60 годов 20 века, в этот период одним из эстетических движений была литература “шозизма”.

“Шозизм” (вещизм) – это повышенное внимание к изображению вещей. К этому движению принадлежали такие художники, как А. Роб-Грийе, Бютор, Ж. Перек и многие другие – разноплановые писатели, которых объединял интерес к теме.

В целом это литературное движение включало в себя творчество писателей “второго порядка”, изучение которого очень значимо для истории национальной литературы. История литературы никогда не складывается из творчества крупных художников, гениев. Она обязательно включает в себя множество произведений писателей так называемого “второго порядка” в художественных исканиях которых отрабатываются концепты, творческие приемы, способы и методы осмысления человека и его места в мире, приемов построения характеров и т.д. На ошибках и неудачах литературы “второго порядка” вырастают крупные художественные произведения.

В связи с этим рассмотрим подробнее эстетику литературы “вещизма”. По мнению писателей, относившихся к данному движению мир есть, как писал А.Роб-Грийе в статьях о “новом романе” (“За новый роман”, 1963), ссылаясь на Хайдеггера, “мир есть… вокруг нас присутствие вещей”. Для одних это- крайняя степень “дезангажированности”, освобождения искусства от значений целей”, кроме одной цели - “создавать новую форму”.

Для других это опасный симптом дегуманизации, утраты духовных ценностей в обществе потребления, сложившееся в период экономического роста Франции. К этой группе как раз и относятся произведения, на материале которых написана данная дипломная работа.

Однако произведения Симоны де Бовуар, Ж. Перека, Э. Триоле написаны в русле структурализма

Как замечают авторы учебника “История зарубежной литературы 20 века”, вещизм Перека отличен от “шозизма” Роб-Грийе, его вещи - принадлежность мира социально определенного (подзаголовок романа- “история шестидесятых годов”) и …. осуждаемого писателем.

В романах Симоны де Бовуар, Ж. Перека, Э. Триоле мы имеем дело с героями, социальные характеристики которых непременно учитываются авторами. Так, в романе Ж. Перека с самого начала сообщается читателю, что речь идет о двух бедных студентах, вступивших в ранний брак и решивших ради заработков бросить учебу и поступить агентами в фирмы по продаже галантереи. В романе Симоны де Бовуар изначально указывается, что герои состоятельны, вращаются в свете, женаты, имеют двух девочек, оба работают: муж- строитель, жена- художник в рекламном бизнесе.

Однако если в романе Симоны де Бовуар оценочная точка зрения автора художественного также совпадает с аналогичной точкой зрения его героини, что делает роман, так сказать, более “стереоскопичным”, то в романе Ж. Перека эти точки зрения противопоставлены друг другу. Для всех характерно критическое отношение, но выражено оно по-разному. Одним словом, в тексте романа “Вещи” автор художественный подчеркнуто осуждает, снижает, сатирически оценивает душевный мир своих героев, направленный исключительно на приобретение вещей.

В романе Симоны де Бовуар структура оценки концептов героев много сложнее. Негативная оценка героев, их мироотношения, построенного, в конечном счете, на стремление к богатству, к карьере, т.е. к приобретению вещей, принадлежит героине. Ее автор не оценивает негативно. Он подробно излагает ее внутренние мысли, ее систему оценок, внутренний конфликт героини с миром, приводящий ее, в конечном итоге, к душевному кризису и нервному заболеванию. Развитие внутреннего конфликта героини с миром и составляет сюжет романа “Прелестные картинки”. Конфликт, глубоко спрятанный в душе, никак не проявляющийся внешне. Внешне героиня следует наполняющим ее многообразным ролям: роли жены и хозяйки дома, роли матери, роли специалиста по рекламе, роли дочери, светской роли. Только от роли любовницы она отказывается. Но этот отказ не виден миру- любовная связь тайная.

Однако развертывание глубоко запрятанного в глубине души внутреннего психологического конфликта с окружающими, с людьми, которых устраивает существование в качестве “прелестных картинок” в мире потребления составляет сюжет романа и приводит ее к нервному срыву.

Так на сюжетном уровне выражается протест автора романа, Симоны де Бовуар, против “общества потребления”, против жизни без духовных интересов, против дегуманизации французов, живущих в окружении материальных благ в то время, когда люди голодают, когда продолжаются войны, когда происходит дискриминация евреев.

В романе Ж. Перека, в отличие от романов Симоны де Бовуар, Эльзы Триале, несмотря на то, что сюжет есть, он подчеркнуто “десюжетизирован”. В нем отсутствуют основные компоненты: нет завязки, развязки, кульминации. Ни одна событийная ситуация в его развитие не становится событием. Событийное развитие романа связано с многочисленными попытками героев улучшить свое материальное положение, но эти попытки не приводят ни к какому результату. Если развертывание сюжета представить графически, то оно будет представлять собой кольцо-движение по кругу с нулевым результатом.

Ослабленность сюжета в структуре романа, а также отсутствие изображения какого-либо рода, человеческого общения героев, духовных интересов, и т.д. - т.е. отсутствие всего многообразия, составляющих душевный мир любого человека выявляет и подчеркивает, обнажает “вещизм” героев, заполненность их душ жаждой вещей, заполненность в свою очередь объективного мира вещами. Это является объектом резко отрицательной оценки автора.

Оба произведения: и Симоны де Бовуар, и Ж. Перека- вливаются в литературу “шозизма”: однако основные эстетические требования литературы “вещизма” в них не соблюдены. Если в романе Ж. Перека многие художественные особенности совпадают с эстетикой “вещизма”: преобладание мира вещей, десюжетизация романа, многочисленные повторы, монотонность, освобожденность художественного мира романа от любых реалий, кроме вещей, то в романе Симоны де Бовуар такие традиционные для эстетики “вещизма” приемы отсутствуют.

“Вещизм” окружающих, их дегуманизация действуют угнетающе на психику героини, провоцируют внутренний, глубоко скрытый психологический конфликт героини с окружающими.

Однако и в этом романе основой авторского отношения является отрицание, неприятие мира потребления, вещизма окружающих.

Герои Ж. Перека не индивидуализированы в соответствии с эстетикой литературы “шозизма”. Стандартизация, но не в равной степени. Герои Симоны де Бовуар индивидуализированы, у них есть своя неповторимая судьба прошлое, будущее, сфера интересов и т.д. Героиня способна противостоять, критически воспринимать действительность, вероятно это связано с традицией экзистенциализма, Также как и экзистенциализм, литература “шозизма” протестует против духовного закрепощения человека в обществе потребления, требуют вернуть индивидууму внутреннюю свободу и человеческое достоинство.

Однако, при всех различиях художественных средств, используемых авторами этих романов и, следовательно, эстетических систем, стоящих за ними, оба эти романа относятся к литературному движению “вещизма”, свойственному французской литературе 50-60-х годов 20 века. Оба эти романа, каждый по-своему, резко критикуют ценности общества потребления, каким стало французское общество в этот период, резко критикуют его антигуманизм, “вещизм”, одним словом, в своих романах писатели выражают свое неприятие концепта французского общества.

 

Список используемой литературы:

  1. E. Triolet “Roses a cr й dit”
  2. S. de Bauvoir “Les beaux images”
  3. G. Perec “Les choses”
  4. Э. Триоле “Розы в кредит”
  5. С. де Бовуар “Прелестные картинки”
  6. Ж. Перек “Вещи”
  7. Творческая индивидуальность писателя и литературный процесс. межвуз. соб. научн. тр. Вологда: ВГПИ, 1987
  8. Теория литературы. Основные приемы в литературном освещении. Образ, метод, характер / ред. кол. Г.Н. Абрамович и др. М. Высшая школа, 1962
  9. Зарубежная литература 20 века: Учебник А.Г. Андреев и др. М. Высшая школа, 1996
  10. Андреев Л.Г. Современная литература Франции. 60-е годы М. Издательство МГУ, 1977
  11. Бахтин М.М. Формы времени
  12. Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского М. Наука, 1983
  13. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества М. Наука, 1986
  14. Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики М. Наука, 1979
  15. Воровский В.В. Эстетика. Литература. Искусство. М. 1975
  16. Волошинов В.И. Философия и социология гуманитарных наук, Спб, 1995 (сост. Д.А. Юнов)
  17. Виноградов И.И. Проблема содержания и формы литературного произведения М. МГУ, 1958
  18. Гачев Г.Д. Содержательность художественных форм. Эпос. Лирика. Театр. М. Просвещение, 1968
  19. Гей Н.К. Искусство слова. О художественности литературы М. Наука, 1967
  20. Гиршман М.М. Литературное произведение. Теория и практика анализа М. Наука, 1991
  21. Гуляев Н.Г. и др. Теория литературы в связи с пр. эстетики (Учебник для фил. факультетов). М: Высшая школа, 1970
  22. Дмитриев В.А. Реализм и художественная условность М. “Сов. писатель”, 1977
  23. Днепров В.Д Идеи времени и формы времени.- М. Наука, 1980
  24. Есин А.Б. Принципы и приемы анализа литературного произведения М. Издательство МГУ, 1998
  25. Зинченко В.Г., и др. Система литература и методы ее изучения / Н.Новгород, 1998
  26. Зусман В.Г. Диалог и концепт в литературе Н.Новгород, Деком, 2001г.
  27. Кожинов В.В. Слово как форма образа // Слово и образ / Сост. В.В. Кожевникова М. Изд-во МГУ, 1967
  28. Кожинов В.В. Сюжет, фабула, композиция М. Изд-во МГУ, 1964
  29. Корман Б.О. Лирика Некрасова 2-е издание – Ижевск, 1978
  30. Корман Б.О. Литературные термины по произведениям автора- Ижевск, 1982
  31. Лотман Ю.М. Анализ поэтического текста М. Наука, 1972
  32. Лотман Ю.М. Структура художественного текста М. Наука, 1970
  33. Мартьянова С.А. Образ человека в литературе, Владимир, 1997
  34. Мейлах Б.С. Вопросы литературы и эстетики, сборник статей, Сов. писатель, 1958
  35. Медведев Г.Н. Формальный метод в литературоведении. Критическое введение в социологическую поэтику М. Наука, 1998
  36. Нечкина М.В. Функция художественного образа в историческом процессе М. Наука, 1982
  37. Никола М.И., Киреева И.В. Зусман В.Г. Межкультурная коммуникация”, Н.Новгород, Деком, 2001
  38. Плеханов Г.В. Литература и эстетика М. Гослитиздат, 1958
  39. Попова З.Д. Стернин И.А. Понятие “концепт” в лингвистических исследованиях Воронеж, 1999
  40. Роднянская И.В. Художественное время и художественное пространство // Литературный энциклопедический словарь М. Энциклопедия; 1987
  41. Франция /Под ред. Ю.И. Робинского.- М. ЗАО “Интердиалект”, 1999г.
  42. Тамарченко Н.Д. Литературоведческие термины (материалы к словарю) сост Г.В. Краснов, Коломна 1997
  43. Томашевский Б.В. Теория литературы. Поэтика. М. Наука, 1996
  44. Чичерин А.В. Идеи и стиль- 2-е издание- М. Наука, 1968
  45. Храпченко М.Б. Горизонты художественного образа, М. Наука, 1982
  46. Эпштейн М.Н. Образ художественный // Литературный энциклопедический словарь М, Энциклопедия, 1987

 

Резюме

Творчество писателей “второго ряда” интересует исследователей литературного процесса в рамках определенной национальной литературы в связи с тем, что позволяет раскрыть тенденции развития литературы, характер взаимовлияния творчества писателей и т.д.

Избранные для анализа романы Э. Триоле “Розы в кредит”, С. де Бовуар “Прелестные картинки”, Ж. Перека “Вещи” относятся к так называемой литературе “второго ряда” и в связи с этим нуждаются в изучении.

В предлагаемой работе вышеназванные произведения рассмотрены с точки зрения отражения в них концептов “общества потребления”, утвердившегося во Франции с ростом материального благосостояния, преодолением экономических последствий мировой войны, стабилизацией политических отношением, развитием культуры.

В работе использован социологический метод в совокупности с теорией концептов и элементами текстового анализа.

В результате исследования каждого из 3-х романов можно сделать вывод что эти писатели используют разные художественные средства для изображения новых психологических процессов, происходящих в обществе в связи с изменением системы ценностей французов в которой на первый план выдвигается материальное благополучие, связанное с приобретением вещей, но каждый из них (писателей) неизменно критикует “шозизм”. В этом смысле эти романы списываются в литературное движение “шозизма”, получившее широкое развитие во французской литературе в этот исторический период.

Большинство современных исследователей рассматривающих специфику художественного мира литературного произведения приходят к выводу, что характер оценки явлений действительности автора художественного выражается, в первую очередь, высказывании им своей аксиологической точки зрения (Б.О. Корман). В том случае, если автор художественный воздерживается от высказываний своих оценок в художественном тексте, эти оценки выражаются в структурировании им сюжетно-композиционного уровня, в конечном итоге, - в особенностях жанра (М.М. Бахтин). В целях выявления оценочной позиции автора художественного в тексте вышеуказанных романов рассмотренный конфликт, субъектная сфера автора-повествователя, сюжетно-композиционная структура, хронотоп.


просмотров: 898
Search Results from Ebay.US* DE* FR* UK
The Wind Through the Keyhole by Stephen King (Hardcover) NEW

$10.00
End Date: Saturday Sep-9-2017 20:07:03 PDT
Buy It Now for only: $10.00
|
The Bazaar of Bad Dreams: Stories by Stephen King Hardcover ~ Free Shipping

$58.99
End Date: Thursday Aug-31-2017 21:57:04 PDT
Buy It Now for only: $58.99
|
The Chronicles of Narnia Box Set (Books 1 to 7) by C.S.Lewis - Hardcover

$120.00
End Date: Friday Sep-15-2017 6:47:59 PDT
Buy It Now for only: $120.00
|
The Blue Man by Kin Platt New Hardcover Sinbad and Me 1st book

$6.99
End Date: Sunday Aug-20-2017 14:24:26 PDT
Buy It Now for only: $6.99
|
Торговая марка «Albico» Кухонный фартук «Петербург ночной» 2800*610*6мм в розницу - 3990 руб.ш
Специальное предложение для покупателей Санкт-Петербурга и Северо-Западного округа.
По промокоду "PETERLIFE (ПЕТЕРЛАЙФ)" - подарок, комплект планок для стеновой панели.
Search Results from «Озон» Художественная литература, анонсы.
 
Оливер Стоун Интервью с Владимиром Путиным
Интервью с Владимиром Путиным
Владимира Путина считают самым влиятельным человеком в мире. Ему приписывают несметные богатства и царские амбиции. Многие верят, что он лично руководил хакерскими атаками, повлиявшими на выборы в США, и именно он ответственен за начало новой холодной войны с Западом и войну на Украине. Западные политики называют его агрессором и душителем свободы. Но они же признают, что без России невозможно решить ни одну серьезную проблему. Граждане многих стран, в том числе Запада, восхищаются его прямолинейностью, решительностью и защитой традиционных ценностей, а российские оппозиционеры рассказывают о запредельном уровне коррупции в стране.
В России Путин остается самым популярным политиком. С ним связывают как рывок страны в начале 2000-х, так и нынешнюю стагнацию. Его считают консерватором, который тормозит развитие России и пытается воссоздать Советский Союз. Но его же считают наиболее вероятным кандидатом на выборах в 2018 году.
Вряд ли можно найти другого лидера, отношение к которому столь поляризовано - как в России, так и в мире. Режиссер Оливер Стоун, трехкратный обладатель премии "Оскар", решил составить собственный портрет Владимира Путина и лично расспросить его обо всем, что вызывает наибольшие вопросы.
В течение двух лет он провел с ним более 12 интервью - ранее российский лидер никогда не общался с иностранным журналистом так много и так откровенно.
Книга содержит интервью, вошедшие в четырёхсерийный документальный фильм Оливера Стоуна "Путин", а также значительные материалы, оставшиеся за кадром....

 Волшебный мир Джоан К. Роулинг. Темные искусства. Артбук
Волшебный мир Джоан К. Роулинг. Темные искусства. Артбук
Узнайте все о Пожирателях смерти и Волдеморте, откройте для себя темную сторону истории о Гарри Поттере. Из этой книги вы узнаете о темных созданиях, убийственных предметах и самых опасных волшебниках Магической Британии.
Артбук, посвященный новому фильму по миру Дж.К.Роулинг "Фантастические твари и где они обитают" и, конечно же, новому герою - Ньюту Саламандеру в исполнении оскароносного Эдди Рэдмайна.

О чем эта книга
Арт-бук, посвященный новому фильму по миру Дж.К.Роулинг "Фантастические твари и где они обитают" и, конечно же, новому герою - Ньюту Саламандеру в исполнении оскароносного Эдди Рэдмайна. В книге собраны фотографии со съемок, интересные факты и интервью с актерами, а также вкладки в виде вырезок из зачарованных газет, набор магических карточек с фотографиями героев, бирка от знаменитого чемодана Ньюта, открытки, которыми волшебники обмениваются на Рождество и многое, многое другое!

Итак, если вы хотите узнать: как выглядит карточка сотрудника МАКСША? где снимался фильм: в США или Великобритании? что читают колдуны и ведьмы? и как выглядят волшебные палочки новых героев? то эта книга - однозначно для вас. Сделайте себе или своим друзьям волшебный подарок! Окунитесь в сказочный мир, созданный Джоанной Роулинг!

Для кого эта книга
Для всех поклонников саги о Гарри Поттере
Для ценителей мира Джоан Роулинг.

Фишки книги
Открытки с героями
Вырезки из газет, листовки, бирка и многое другое!
Качественная полиграфия
Книга выходит одновременно с новым фильмом!
...

Елена Селестин Зеркало Рубенса
Зеркало Рубенса
Казалось, что всё, к чему только прикасалась рука Петера Пауля Рубенса, приносило полновесные золотые монеты. Казалось, что деньгам и привилегиям не будет числа. Однако уже стареющий художник с каждым днем все больше ощущал себя несчастным. Словно дыхание весны, появилась в его жизни молодая прекрасная женщина, но разве может он, человек солидный и семейный, дать волю своим чувствам?.. Только на картинах его все чаще появлялось изображение рыжеволосой красавицы, а звезда Рубенса самым непостижимым образом уже катилась к закату…

В книгах этой серии романизированные биографии самых великих художников. Тайны известных картин и загадки, связанные не только с жизнь, но и с искусством их творцов. Каждый роман серии читается на одном дыхании!...

Генри Марш Призвание. О выборе, долге и нейрохирургии
Призвание. О выборе, долге и нейрохирургии
"Не навреди" - первая книга Генри Марша, ставшая международным бестселлером, - тоже не была легким чтивом: слишком уж серьезные темы в ней затрагивались. В "Призвании" автор последовательно развивает эти темы, ставя перед собой и читателем острые и неудобные вопросы, которых всем нам хотелось бы избежать, но над которыми каждому рано или поздно придется задуматься. Вопросы о жизни и смерти, о своих ошибках и провалах, о чувстве вины - о том, как примириться с собой и с тем, что ты всего лишь человек. Но так ли уж это мало - быть человеком? На все вопросы доктор Марш дает ответ. Не универсальный - нет, но выстраданный и обоснованный. И читателю уже не хочется смеяться, несмотря на множество забавных эпизодов и присущий автору типично британский юмор. Хочется поспорить, отыскать собственные ответы… а еще - прокатиться на слоне, или смастерить домик для совы, или побольше узнать о собственной семье - словом, сделать наконец все то, до чего так долго не доходили руки.

Прочитав эту книгу, вы узнаете:
- что бюрократы способны кого угодно довести до белого каления, и в этом смысле британская бюрократия ничуть не лучше любой другой;
- каково это - увидеть свой собственный мозг прямо во время операции;
- что и для врача, и для пациента гораздо лучше, если последний хоть немного разбирается в человеческой анатомии и психологии;
- каким образом человеческий мозг способен предсказывать будущее.

Стоит ли вам покупать эту книгу?
Перед нами все тот же доктор Марш - вспыльчивый и отходчивый, решительный и в то же время вечно сомневающийся, рациональный, но в чем-то наивный, нетерпимый к бессмысленной волоките и снисходительный к чужим промахам. А главное - совершенно не утративший неуемную любознательность и жажду действия, которые забрасывают его то в Непал, то в Америку, то опять же на Украину. И до всего-то ему есть дело, все-то ему надо попробовать и испытать на себе, о чем он откровенно рассказывает в своей второй книге, хотя не все его начинания заканчиваются успешно и далеко не всегда он оказывается на высоте....

Виктор Гусев Нефартовый
Нефартовый
Три статуэтки ТЭФИ, правительственная премия лучшему пишущему журналисту и медаль "За боевые заслуги". Спасательная экспедиция в Антарктиде и война в Африке. Борьба за выживание на необитаемом острове и необычное кругосветное плавание. А еще - учеба в Америке, работа в НХЛ с легендарным тренером и жизнь на улице имени своего деда.
Он прошел 15 Олимпиад, комментировал на Первом канале матчи 13 чемпионатов мира и Европы по футболу. Совершал исторические заокеанские турне с хоккейными клубами "Динамо" и ЦСКА. Он выпускал судовую газету и первый в стране цветной журнал о футболе. Работал пресс-атташе футбольной сборной России и синхронным переводчиком на 50 конгрессах Международной федерации хоккея. А однажды стал "русским пингвином".
Все это - один человек: Виктор Гусев.
А его книга - это не только о хоккее и футболе. Это про лед, взломанный на пути к цели, и про поле жизни, насыщенной невероятными событиями.
И еще это очень смешно...

Об авторе:
Виктор Гусев - популярный российский телеведущий, журналист, спортивный комментатор "Первого канала", обладатель правительственных наград и престижных премий, участник телевизионных шоу "Последний герой 3: Остаться в живых" и "Большие гонки".

Жанр: биография, мемуары.

О книге:
Первая книга знаменитого Виктора Гусева "Нефартовый", в которой он иронично, остроумно и невероятно увлекательно рассказывает о перипетиях своей спортивной, телевизионной и личной жизни. Истории об участии в Олимпиадах сменяются рассказами о футбольных и хоккейных матчах, казусы студенческой жизни в Америке - невероятными событиями африканской войны и спасением бельков в Антарктиде, закулисные интриги телевизионных шоу - описаниями встреч с удивительными людьми и невероятными путешествиями.

Особенности:
Легкий стиль повествования, прекрасный литературный язык, подчас кажущиеся нереальными события из жизни, и безграничное обаяние Виктора Гусева, за которое его любят друзья, слушатели и поклонники, - все это делает книгу "Нефартовый" живой, веселой и интересной....

Стивен Кинг Тёмная башня. Стрелок. Книга 5. Человек в Чёрном Dark Tower Graphic Novel X: The Gunslinger-The Man in Black
Тёмная башня. Стрелок. Книга 5. Человек в Чёрном
Роланд Дискейн, последний стрелок, почти догнал своего неуловимого врага - Человека в Чёрном. Рядом с Роландом идёт новый член его ка-тета, Джейк Чеймберз - мальчик со странной чужой Земли, Земли метро, шлагбаумов и флуоресцентных ламп. Но чтобы добраться до Человека в Чёрном - и спасти Тёмную Башню - Роланд готов рискнуть всем. Своей жизнью. Своей душой. Даже Джейком. И мальчик это понимает. Впереди этих странников, таких не похожих друг на друга, ждёт последний этап опасного путешествия к цели, за которой Роланд гнался двенадцать долгих лет... и к судьбе, неизбежность которой Джейк понимает слишком хорошо.
Графический роман "Человек в Чёрном" - пятая книга из цикла "Тёмная Башня: Стрелок". В основе сюжета последние две истории о походе к Тёмной Башне, которые рассказал Стивен Кинг в романе "Стрелок"....

Н. Э. Гейнце Н. Э. Гейнце. Собрание сочинений в 7 томах + дополнительный том (эксклюзивное подарочное издание)
Н. Э. Гейнце. Собрание сочинений в 7 томах + дополнительный том (эксклюзивное подарочное издание)
Великолепно оформленный подарочный комплект. Книги в кожаном переплете с серебряным тиснением, трехсторонним серебряным обрезом и шелковым ляссе....

Евгений Карнович Е. П. Карнович. Собрание сочинений в 4 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Е. П. Карнович. Собрание сочинений в 4 томах (эксклюзивное подарочное издание)
Впервые издается самое полное собрание сочинений Евгения Петровича Карновича - выдающегося русского историка, публициста и прозаика. В четырехтомник вошли все исторические романы и повести писателя, а также лучшие из его исследовательских работ по...

Алекс Алис Звездный замок. 1869. Покорение космоса. Том 1
Звездный замок. 1869. Покорение космоса. Том 1
О книге
В поисках загадочного эфира (источника невероятной энергии) Клэр Дюлак на воздушном шаре отправляется к стратосфере - и не возвращается. Ее муж, гениальный инженер Арчибальд Дюлак, уверен, что потерял жену навсегда. Но их сын Серафин все еще надеется.

Спустя год после исчезновения Серафин и его отец получают зацепку - письмо от неизвестного отправителя, в котором говорится, что Клэр вела судовой журнал. В письме их просят приехать в баварский замок, где их ждет амбициозный молодой король, мечтающий отправиться в полет на корабле, заряженном эфиром. Но в замке героев поджидают опасности - есть люди, которые ни перед чем не остановятся, лишь бы завоевать космос.

Фишки книги
  • В этой книге закрученный сюжет в духе Жюля Верна сочетается с иллюстрациями в стиле Миядзаки. Взрывная смесь!
  • Каждый кадр - произведение искусства.

    Для кого эта книга
  • Для всех любителей комиксов.
  • Для тех, кто любит приключенческие истории.
  • Для тех, кто любит классику научной фантастики.
  • Для тех, кто ценит красивые книги.

    О серии
    Всего в серии "Звездный замок" на данный момент вышло 3 тома, готовится четвертый. Серия популярна во всей Европе. В 2017 году на фестивале рисованных историй в Ангулеме серии была посвящена отдельная выставка.
  • ...

    Эра Ершова В глубине души
    В глубине души
    Вплоть до окончания войны юная Лизхен, работавшая на почте, спасала односельчан от самих себя - уничтожала доносы. Кто-то жаловался на неуплату налогов, кто-то - на неблагожелательные высказывания в адрес властей. Дядя Пауль доносил полиции о том, что в соседнем доме вдова прячет умственно отсталого сына, хотя по законам рейха все идиоты должны подлежать уничтожению. Под мельницей образовалось целое кладбище конвертов. Для чего люди делали это? Никто не требовал такой животной покорности системе, особенно здесь, в глуши. Шли годы. Для строительства магистрали требовалось снести мельницу. Тут-то и открылось тайное кладбище…
    В повести "В глубине души", как и в других повестях и рассказах Эры Ершовой, вошедших в книгу, исследуется человеческая душа. Автор поражается тому, как однообразно и непритязательно добро в человеке и как прихотливо и изобретательно зло.

    "Представляем нового автора - Эру Ершову. Ее можно сравнить с Викторией Токаревой: любимые жанры и у того, и у другого писателя - рассказ, повесть; обе - мастера в создании истории. Эру Ершову можно сравнить с Диной Рубиной: их богатство языка, интонаций, оттенков вполне соизмеримы. Эру Ершову можно сравнить с Людмилой Улицкой: ни тот, ни другой автор не навязывают своего мнения о персонаже, поступке, предоставляя читателю самому сделать вывод и дать оценку. Но об Эре Ершовой можно также сказать, что она абсолютно самобытна и ни на кого не похожа: несмотря на правдивое, порой безжалостное, изображение прозы бытия, писатель заражает нас ощущением бесконечности жизни и вероятности чуда. И это как раз и есть то утешение, которого так ищет современный читатель в литературе....

    2008 Copyright © BookPoster.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
    Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс.Метрика Яндекс цитирования