Сочинения онлайн
Блок Взаимоотношение человека и стихии в поэме Двенадцать

Санкт-Петербургская Государственная Академия Культуры

Кафедра литературы

Эссе

по курсу “Русская литература XX в. после 1917 г. ”

на тему:

"Взаимоотношение человека и стихии

в поэме А.  А.  Блока “Двенадцать”"

 

С тудента 262 группы

Кострова А. Ю.

П реподаватель:

 

Санкт-Петербург

2000 г.

“Двенадцать” – поэма переворота. Не только и не столько поэма описывающая общую атмосферу, царящую в погибающей, после октябрьского переворота, стране, сколько поэма переворота в погибающей душе самого поэта. Эта поэма – насмешка над “революцией”, Блок в каждом слове, в каждом звуке высмеивает в бессильной злобе кровавый разгул стихии.

Злоба, грустная злоба

Кипит в груди. . .

Черная злоба, святая злоба. . .

Сам он не может повлиять каким-либо кардинальным образом на исторический ход событий, поэтому ему только и остается смеяться сквозь боль, отплевываясь кровью. Блок не может (или не хочет) “говорить вполголоса: Предатели! Погибла Россия!”, он отчаянно смеется над несоответствием идеалов поставленных перед “революцией” и окружающей действительностью ее достигнутой. Он зло смеется надо всеми – и над представителями старого мира – попами, буржуями, барынями. . . всеми, кто довел страну до революционной ситуации, и над представителями, так называемого, “нового” мира ничтожными личностями способными воевать лишь с уличными девками да с тенями в подворотнях.

Революционный держите шаг!

Неугомонный не дремлет враг!

Товарищ, винтовку держи, не трусь!

Пальнем-ка пулей в Святую Русь. . .

. . .

Эх, эх!

Позабавиться не грех!

Запирайте етажи,

Нынче будут грабежи!

Отмыкайте погреба –

Гуляет нынче голытьба!

. . .

В зубах цыгарка, примят картуз,

На спину б надо бубновый туз!

“Свобода, свобода, эх, эх, без креста!” – звучит как разгульный, разбойничий клич, не случайно автор отметил, что “на спину б надо бубновый туз!” – такой лоскут из красной или желтой ткани нашивался на спину каторжникам. Эти люди “идут без имени святого. . . ”

От чего тебя упас

Золотой иконостас?

Бессознательный ты право,

Рассуди, подумай здраво –

Али руки не крови. . .

Они проходят как стихия, они проносятся как вьюга, они подчиняются только внутреннему стремлению разрушения: “Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем” . . . до основанья, а затем. . . А вот, что будет “затем” никто не знает – главное побыстрей разрушить, развалить – автор постоянно сравнивает движущие силы революции со слепой стихией, которая сама слепо все рушит на своем пути и других сбивает и с ног и с дороги – “крутит”.

Черный вечер.

Белый снег.

Ветер, Ветер!

На ногах не стоит человек.

Ветер, Ветер –

На всем божьем свете!

. . .

Разыгралась чтой-то вьюга,

Ой, вьюгá, ой, вьюгá!

Не видать совсем друг друга!

За четыре за шага!

В поэме последовательно применен художественный прием, основанный на эффекте контраста. Сразу бросается в глаза, что изображение строится в ней на чередовании мотивов ночной темноты и снежной вьюги. Эта цветовая символика отчетливо ясна по своему смыслу. Она знаменует два жизненных исторических начала: низкое и высокое, лож и правду, прошлое и будущее – все, что противоборствует как на всем свете, так и в каждой человеческой душе. Символика эта социально прояснена, в ней – отражение и художественное обобщение реально исторических явлений.

Что такое снежная вьюга в “Двенадцати”, как не образ “исторической погоды”, образ самого переворота и хаоса им принесенного. Черный вечер и белый снег воплощают в своей контрастности историческую бурю, потрясшую мир. Белое, светлое, снежное торжествует в финале поэмы, где полностью побеждает непроглядную тьму, из которой вышли двенадцать. Здесь автор завуалировано пророчит победу белой, светлой силы над черно-красным хаосом, принесенным той стихией, к которой принадлежали двенадцать.

“Двенадцать” – это полное торжество стихии. Она – главный герой поэмы. Как сама поэма, так и стихия в ней едина и синтетична, хотя внутри нее самой действуют самостоятельные характеры с их собственными индивидуальными чертами.

Двенадцать красногвардейцев пробиваются сквозь лютую вьюгу; они “ко всему готовы” им “ничего не жаль”, они настороженны; их ведет вперед инстинкт, но они еще толком не представляют себе до конца весь смысл своей борьбы, своего “державного шага” в будущее. Они в этой борьбе еще новорожденные, рожденные вместе с “новым” миром, рожденные самим этим “новым” миром.

В геpоях поэмы, беззаветно вышедших на штуpм стаpого миpа, – пожалуй, больше от анаpхической "вольницы" (активно действовавшей в Октябpьские дни), нежели от авангаpда петpогpадского pабочего класса, котоpый под пpедводительством паpтии большевиков обеспечил победу pеволюции.

Ощущение “взлета” революции с громадной силой сказалось в “Двенадцати” в мотивах ночной метели, порывистого, резкого ветра, взвихренного снега. Эти мотивы проходят сквозь всю поэму подобно основной теме в симфонии. При этом ветер, снежная вьюга, пурга – как динамические образы восставшей, разбушевавшейся стихии – приобретают в “Двенадцати” различный смысл применительно к разным персонажам поэмы. Для теней и обломков старого мира злой и веселый (злорадный) ветер – сила враждебная, безжалостно выметающая их из жизни, для двенадцати же, он – их родная стихия, они как порождение этого ветра, они детище хаоса, стремящиеся к разрушению. Этим двенадцати вьюга не страшна, не опасна. Это их родная стихия, они идут сквозь вьюгу революции, которая пылит им в глаза и играет с красным флагом.

Красный флаг появляется в конце поэмы, он – этот символ революции здесь становится символом нового креста России. Россия стоит на перепутье – “позади голодный пес”, а впереди, якобы “светлое будущее”. Есть мнение, что. Христос во главе красногвардейцев означал собой моральное благословение (на аморальные дела, простите за каламбур) революции, ее конечных целей и идеалов. Но в том-то и дело, что не был Он во главе – нигде в поэме об этом не сказано, а сказано – “впереди”. Просто привыкли у нас воспринимать, что впереди, с красным флагом – значит во главе, но здесь другая ситуация, флаг здесь олицетворяет собой новый крест Христа, новый крест России и идет Он не во главе, а Его ведут, ведут на расстрел, на новое распятие. . .

“Зачем же ты пришел нам мешать? Ибо ты пришел нам мешать и сам это знаешь. Но знаешь ли ты, что будет завтра? Кто ты? Ты ли это? Или только подобие Его. Но завтра же я осужу и сожгу тебя на костре, как злейшего из еретиков, и тот самый народ, который сегодня целовал твои ноги, завтра же, по одному моему мановению, бросятся подгребать к твоему костру угли. Знаешь ты это? Да, ты может быть это знаешь. . . ” Это Достоевский, “Братья Карамазовы”, диалог Великого Инквизитора с Иисусом Христом.

Никому не нужна Его помощь, никому не нужно Его благословение – “От чего тебя упас золотой иконостас?” О каком “моральном благословении” может идти речь, когда “. . . идут без имени святого . . . ко всему готовы. . . ” Этим двенадцати не нужно ничьего “благословения революции, ее конечных целей и идеалов”, точно так же как не нужно оно было и тем кто делал революцию. Просто в то время удобно было использовать стихи такого великого поэта, в свою пользу, с целью оправдания революции и кровавого беспредела, а ведь Блок сам говорил, что в его поэме “Двенадцать” совсем нет политики.

Читая стихи Александра Блока начала века, его самого можно было бы назвать “революционером” – стихии у него достаточно смелые, “народнические”, но Блок был русским человеком и как всякий русский любил людей, и как русский поэт – любил всех людей. Да, наверняка ему не нравились некоторые представители русского народа, но в общем он любил всех, что можно увидеть из его стихов: он может ругать, высмеивать какой-нибудь чисто русский поступок или характер, а потом в конце написать:

Да, и такой, моя Россия,

Ты всех краев дороже мне.

Это последние строчки из стихотворения “Грешить бесстыдно, непробудно. . . ”

Он любил всех, он любил всю Россию, и тем больнее переживал ее политический, экономический и духовный кризис. Блок проживал все события происходившие в России вместе с ней. Он вместе с Россией с его Русью страдал, замерзал, обливался кровью, умирал от голода. Не буквально, конечно. Александр Блок, в своей поэме чувствует настроение и переживание каждого персонажа, он с точностью передает эмоции каждого встречающегося в строчках “Двенадцати” лица, с горечью высмеивая и показывая всю ничтожность “высоких целей” революции, любых ее партий и движений. Автор в поэме показывает насколько далеки “высокие” идеи революции от земной жизни:

От здания к зданию

Протянут канат.

На канате плакат:

“Вся власть Учредительному Собранию!”

Старушка убивается – плачет,

Никак не поймет, чтó значит,

На что такой плакат,

Такой огромный лоскут?

Сколько бы вышло портянок для ребят,

А всякий – раздет, разут. . .

Скажите, мог ли поэт обращаясь к Руси как к родной женщине

О, Русь моя! Жена моя!

До боли

Нам ясен долгий путь!

("Ночные Часы")

писать серьезно

Товарищ, винтовку держи, не трусь!

Пальнем-ка пулей в Святую Русь!

и этими словами благословлять на убийство Родины, России?

Россия, нищая Россия,

Мне избы серые твои,

Твои мне песни ветровые –

Как слезы первые любви!

(“Россия”)

В кондовýю

Избяную,

В толстозадую!

Эх, эх, без креста!

(“Двенадцать”)

Еще в 1908 году, Александр Блок в стихотворении “Россия” пророчествует о том, о чем будет писать через десять лет в “Двенадцати”, обращаясь к России:

Тебя жалеть я не умею

И крест свой бережно несу. . .

Какому хочешь чародею

Отдай разбойничью красу!

Тебя заманит и обманет, –

Не пропадешь не сгинешь ты,

И лишь забота затуманит

Твои прекрасные черты. . .

И дальше он пишет о том, что чтобы с Россией не случилось, какой бы супостат не пришел на Русь, все равно она не погибнет, поднимется, отряхнется и станет еще краше. . .

Ну что ж? Одной заботой боле –

Одной слезой река шумней,

А ты все та же – лес да поле,

Да плат узорный до бровей. . .

* * *

В октябрьском перевороте поэт услышал только одну “музыку” – громовую музыку катастрофического крушения старого мира, которое он так давно предчувствовал и ждал. Да, он ждал, но скорее не столько крушения самого мира, сколько перемены в психологии людей, перемены человеческого сознания, улучшения мира не за счет его перелома и передела, а за счет внутренних изменений в каждом человеке, то есть изменение мира, за счет изменения самого человека. Поэтому, кровавый переворот, провозглашенный социалистической революцией, Блок воспринял как внезапно налетевшую, но уже предсказанную и ожидаемую стихию. Революция, по Блоку, всемирна, всеобща и неостановима. Она воплотилась для него с наибольшей полнотой в образе неудержимого “мирового пожара”, который вспыхнул в России и будет еще долго разгораться все больше и больше, перенося свои очаги и на Запад и на Восток, – до тех пор, “пока не запылает и не сгорит старый мир дотла”. Образ разбушевавшейся стихии всегда играл в поэзии Блока особо значительную, можно сказать – громадную роль. Ветер, буря, вьюга – все это для него привычные понятия романтического мироощущения. В “Двенадцати” эти образы призваны передать ощущение разбушевавшейся стихии народной жизни. Реальный пейзаж Петрограда как бы растворяется в стихии. Стихийно, все в поэме: не только красноармейцы являют собой образ стихии, но и все действующие лица. Поведение всех и каждого здесь не предсказуемо, все действующие лица в данной ситуации оказались в не родной стихии, все они чувствуют себя чужими в этом мире и даже те, которые идут “державным шагом”, как хозяева жизни, и они ощущают себя уверенными только пока они идут толпой и с оружием, хотя даже и оружие в руках не предает им большой уверенности, так как все они осознают, что они временно в этом мире и любая шальная пуля может отправить в мир иной. . .

Эти “хозяева жизни” до того трусят, что начинают стрельбу еще не видя противника, стреляют по теням, подбадривая себя грозными выкриками в темноту:

    • Кто там машет красным флагом?
    • Приглядись-ка, эка тьма!
    • Кто там ходит беглым шагом,

Хоронясь за все дома?

    • Все равно тебя добуду,

Лучше сдайся мне живьем!

    • Эй, товарищ, будет худо,

Выходи, стрелять начнем!

* * *

Как всегда, после стихийного бедствия остаются кучи мусора, груды обломков, раненые и погибшие. Так и после этой революции осталось много жертв как из представителей “старого” мира, так и из представителей “нового” мира многие из которых по известной пословице: “За что боролись – на то и напоролись”. Ну а так называемый “мусор”, после этой революции, если воспринимать ее как стихийное бедствие, до сих пор приходится разгребать уже нам – третьему или четвертому поколению после “Двенадцати”.

Список использованной литературы:

 

  1. Горелов А. Поэма Александра Блока “Двенадцать”// Горелов А Избранное. – Л. : 1988. – с. 3 – 136.
  2. Есаулов И Мистика в поэме “Двенадцать” А Блока// Литература в школе. – 1998. №5. с. 47-53.
  3. Жмуринский В.  М. Поэзия Александра Блока. Преодолевшие символизм. – М. : 1998
  4. Иванова Е. Загадочный финал “Двенадцати”. К 70-летию со дня смерти Александра Блока// Москва. – 1991. – №8. с. 191 – 196.
  5. Вьюжная тайна “Двенадцати”// Литература в школе. – 1996.  – №6. с. 49 –52.
  6. Брокгауз и Ефрон: Биографии. Россия. / Электронный энциклопедический словарь. – ElectroTECH Multimedia, 1997, Студия КОЛИБРИ, 1997 .

просмотров: 1703
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
A GAME OF THRONES - MASS MARKET BOXED SET Books 1-5 (0345535529)

$0.99
End Date: Friday Jun-14-2019 11:47:42 PDT
Buy It Now for only: $0.99
|
Leviathan Wakes by James S.A. Corey (MUST READ DESCRIPTION)

$0.99
End Date: Sunday Jun-16-2019 18:21:14 PDT
Buy It Now for only: $0.99
|
The Good Gut by Justin Sonnenburg (READ DESCRIPTION)

$14.95
End Date: Thursday May-23-2019 0:17:57 PDT
Buy It Now for only: $14.95
|
Lot of 10 Mystery Suspense Thriller Crime Murder Detective Hardcover HB MIX Book

$14.50
End Date: Saturday Jun-15-2019 14:11:13 PDT
Buy It Now for only: $14.50
|
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
 
Халед Хоссейни Бегущий за ветром The Kite Runner
Бегущий за ветром
Ошеломляющий дебютный роман, который уже называют главным романом нового века, а его автора - живым классиком. "Бегущий за ветром" - проникновенная, пробирающая до самого нутра история о дружбе и верности, о предательстве и искуплении. Нежный, тонкий, ироничный и по-хорошему сентиментальный, роман Халеда Хоссейни напоминает живописное полотно, которое можно разглядывать бесконечно.
Амира и Хасана разделяла пропасть. Один принадлежал к местной аристократии, другой - к презираемому меньшинству. У одного отец был красив и важен, у другого - хром и жалок. Один был запойным читателем, другой - неграмотным. Заячью губу Хасана видели все, уродливые же шрамы Амира были скрыты глубоко внутри. Но не найти людей ближе, чем эти два мальчика. Их история разворачивается на фоне кабульской идиллии, которая вскоре сменится грозными бурями. Мальчики - словно два бумажных змея, которые подхватила эта буря и разметала в разные стороны. У каждого своя судьба, своя трагедия, но они, как и в детстве, связаны прочнейшими узами.
Роман стал одним из самых ярких явлений в мировой литературе последних лет. В названии своей книги писатель вспоминает традиционную забаву афганских мальчишек - сражения бумажных змеев. Победить соперников и остаться в одиночестве парить в бездонном синем небе - настоящее детское счастье. Ты бежишь за змеем и ветром, как бежишь за своей судьбой, пытаясь поймать ее. Но поймает она тебя....

Цена:
510 руб

Генри Марш Не навреди. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии Do No Harm: Stories of Life, Death, and Brain Surgery
Не навреди. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии
Совершая ошибки или сталкиваясь с чужими, мы успокаиваем себя фразами "Человеку свойственно ошибаться". Но утешают ли они того, кто стал жертвой чужой некомпетентности? И утешают ли они врача, который не смог помочь?
Нам хочется верить, что врач непогрешим на своем рабочем месте. В операционной всемогущ, никогда не устает и не чувствует себя плохо, не раздражается и не отвлекается на посторонние мысли. Но каково это на самом деле - быть нейрохирургом? Каково знать, что от твоих действий зависит не только жизнь пациента, но и его личность - способность мыслить и творить, грустить и радоваться?
Рано или поздно каждый нейрохирург неизбежно задается этими вопросами, ведь любая операция связана с огромным риском. Генри Марш, всемирно известный британский нейрохирург, раздумывал над ними на протяжении всей карьеры, и итогом его размышлений стала захватывающая, предельно откровенная и пронзительная книга, главную идею которой можно уложить в два коротких слова: "Не навреди".

...

Цена:
418 руб

Артур Хейли Отель Hotel
Отель
Вечеринка "золотой молодежи" заканчивается большой бедой...
Титулованный иностранец случайно совершает преступление — и пытается уйти от ответа...
Дочь миллионера, спасенная из рук насильников, влюбляется в своего спасителя...
Нет, это не детектив. Это — повседневная жизнь гигантского, роскошного отеля, где возможно все......

Цена:
233 руб

Дэниел Киз Цветы для Элджернона Flowers for Algernon
Цветы для Элджернона
Сорок лет назад это считалось фантастикой.
Сорок лет назад это читалось как фантастика. Исследующая и расширяющая границы жанра, жадно впитывающая всевозможные новейшие веяния, примеряющая общечеловеческое лицо, отважно игнорирующая каинову печать "жанрового гетто".
Сейчас это воспринимается как одно из самых человечных произведений новейшего времени, как роман пронзительной психологической силы, как филигранное развитие темы любви и ответственности.
Не зря вышедшую уже в 1990-е книгу воспоминаний Киз назвал "Элджернон, Чарли и я"....

Цена:
352 руб

Элияху М. Голдратт, Джефф Кокс Цель. Процесс непрерывного улучшения The Goal (A Process of Ongoing Improvement): Special Edition
Цель. Процесс непрерывного улучшения

Человек, столкнувшийся при ведении личного бизнеса с какой-либо проблемой и понуждаемый ею мыслить логически, спокойно, поступательно, без авантюрно-истерических перескоков и разрывов, должен иметь способность видеть причинно-следственные связи между действиями и результатами и знать базовые принципы достижения успехов.

Для широкого круга читателей.

...

Цена:
915 руб

Халед Хоссейни Тысяча сияющих солнц
Тысяча сияющих солнц
Премия "Выбор читателя" 2007 года В США и Великобритании. Абсолютный мировой бестселлер 2007 года. В центре романа - две женщины, которые оказались жертвами потрясений, разрушивших мирный Афганистан. Мариам - незаконная дочь богатого бизнесмена, с детства познавшая, что такое несчастье, с ранних лет ощутившая собственную обреченность. Лейла - напротив, любимая дочка в дружной семье, мечтающая об интересной и прекрасной жизни. Они живут в разных мирах, которым не суждено было бы пересечься, если бы не огненный шквал войны. Отныне Лейла и Мариам связаны самыми тесными узами и сами не знают, кто они - враги, подруги или сестры. Но в одиночку им не выжить в обезумевшем мире, не выстоять перед средневековым деспотизмом и жестокостью, затопившими улицы и дома некогда уютного города....

Цена:
561 руб

Александр Ширвиндт Склероз, рассеянный по жизни
Склероз, рассеянный по жизни
"Зачем пишется эта книга? Из привычного тщеславия? Из ощущения неслыханной своей значимости и необходимости поведать человечеству нечто такое, что ему и в голову не может прийти? Да, если быть честным, то все это присутствует, но если быть честным до конца, то действительно хочется хоть чуточку закрепить свое время, своих друзей, свой дом, а значит, свою жизнь". А. Ширвиндт...

Цена:
868 руб

Elizabeth Gilbert Eat, Pray, Love
Eat, Pray, Love
Несмотря на все современные атрибуты женского счастья: удачное замужество, роскошный загородный дом, многообещающую карьеру, Элизабет не чувствует себя счастливой. В страстном стремлении обрести радость жизни и внутренний покой она отправляется в Италию, затем в Индию и, наконец, в Индонезию, где ей удаётся понять себя и найти гармонию с миром.
Текст сокращён и адаптирован. Уровень Intermediate.

...

Цена:
151 руб

Кэнфилд Джек; Хансен Марк Виктор; Хоуторн Дженнифер Рид; Шимофф Марси Куриный бульон для души. 101 история о женщинах
Куриный бульон для души. 101 история о женщинах
Удивительная коллекция вдохновляющих историй от женщин. Как они любят и как переживают потери, как жертвуют многим ради семьи и сколько радости получают взамен, как они стареют и сталкиваются с болезнями и как они прекрасны и сильны. 
Стейси родилась не такой, как все, но получила от жизни все, что хотела. Какие три секрета счастья поддерживали мать-одиночку в самые трудные времена? Джоан пережила в детстве насилие и начала "заедать" внутреннюю боль. Анджела кардинально изменила жизнь, научившись говорить "нет". 1716 писем понадобилось Луизе, прежде чем соединиться с любимым...
Эти и другие 96 историй тронут ваше сердце, заставят смеяться, плакать и снова влюбиться в жизнь....

Цена:
273 руб

Александра Маринина Горький квест. В 3 томах. Том 2
Горький квест. В 3 томах. Том 2
Один из самых необычных романов Александры Марининой. При подготовке к его написанию, автор организовал фокус-группы, состоящие из молодых людей, никогда не живших в СССР. Цель: Понять, как бы они поступили в той или иной ситуации, если бы на дворе были 70-е годы прошлого столетия. Представьте, что вы оказались в СССР. Старые добрые семидесятые: стабильность и покой, бесплатное образование, обед в столовой по рублю, мороженое по 19 копеек…Мечта!? Что ж, Квест покажет… Организаторы отобрали несколько парней и девушек для участия в весьма необычном эксперименте - путешествии в 1970-е годы. В доме, где предстоит жить добровольцам, полностью воссоздан быт эпохи "развитого социализма". Они читают пьесы Максима Горького, едят советские продукты, носят советскую одежду и маются от скуки на "комсомольских собраниях", лишенные своих смартфонов и прочих гаджетов. С виду - просто забавное приключение. Вот только для чего все это придумано? И чем в итоге закончится для каждого из них?...

Цена:
514 руб

2008 Copyright © BookPoster.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс.Метрика Яндекс цитирования