Сочинения онлайн
Характер героя и средства его создания в одном из произведений русской литературы XX века

Характер героя и средства его создания в одном из произведений русской литературы XX века

 


В трактовке образа Иисуса Христа как идеала нравственного совершенства
Булгаков отошел от традиционных, канонических представлений, основанных на
четырех Евангелиях и апостольских посланиях.
В. И. Немцев пишет: “Иешуа - это “авторское воплощение вдела положительного
человека, к которому направлены стремления героев романа1”.
В романе Иешуа не дано не единого эффективного героического жеста. Он -
обыкновенный человек: «Он не аскет, не пустынножитель, не отшельник, не окружен
он аурой праведника или подвижника. Истязающего себя постом и молитвами. Как все
люди, страдает от боли и радуется освобождению от нее»2.
Мифологический сюжет, на который проецируется произведение Булгакова,
представляет собой синтез трех основных элементов - Евангелия, Апокалипсиса и
«Фауста». Две тысячи лет тому назад было найдено «переменившее весь ход мировой
истории средство спасения»3. Булгаков видел его в духовном подвиге человека,
который в романе назван Иешуа Га-Ноцри и за которым виден его великий
евангельский прообраз. Фигура Иешуа стала выдающимся открытием Булгакова.
Есть сведения о том, что Булгаков не был религиозен, в церковь не ходил, от
соборования перед смертью отказался. Но вульгарный атеизм был ему глубоко чужд.
Настоящая новая эра (подч. В. М. Акимовым) в ХХ веке - это тоже эра
«лицетворение» (термин с. н. Булгакова - В. А. ), время нового духовного
самоспасения и самоуправления, подобное которому было явлено некогда миру в
Иисусе Христе»1. Подобный акт может по М. Булгакову спасти наше Отечество в ХХ
веке Возрождение бога должно произойти в каждом из людей.
История Христа в романе Булгакова изложена не так, как в Священном Писании.
Это отношение фиксируется, оно становится предметом полемики повествования с
библейским текстом. В качестве инвариантного сюжета писатель предлагает
апокрифическую версию евангельского повествования, в которой каждый из
участников совмещает в себе противоположные черты и выступает в двойственной
роли. «Вместо прямой конфронтации жертвы и предателя, Мессии и его учеников и
враждебных им образуется сложная система. Между всеми членами которой проступают
отношения родства частичного подобия»2. Переосмысление канонического
евангельского повествования и придает версии Булгакова характер апокрифа.
Сознательное и резкое неприятие канонической новозаветной традиции в романе
проявляется том что записи Левия Матвея (т. е. как бы будущий текст
Евангелия от Матфея) оцениваются Иешуа как полностью несоответствующие
действительности. Роман выступает как истинная версия.
Первое представление об апостоле и евангелисте Матфее в романе дает оценка
самого Иешуа: «. . . Ходит, ходит один с Козлиным пергаментом и непрерывно пишет,
но я однажды заглянул в этот пергамент и ужаснулся. Решительно ничего из того,
что там записано, я не говорил. Я его умолял: сожги ты бога ради свой
пергамент!» (23)1. Стало быть, сам Иешуа отвергает достоверность свидетельств
Евангелия от Матфея. В этом отношении он проявляет единство взглядов с Волондом
- Сатаной: «. . . Уж кто-кто, - обращается Воланд к Берлиозу, а вы-то должны
знать, что ровно ничего из того, что написано в Евангелиях, не происходило не
самом деле никогда. . . » (39). Не случайно глава, в которой Воланд начинал
рассказывать роман Мастера, в черновых вариантах имела заглавие «Евангелие от
Дьявола» и «Евангелие от Воланда». Многое в романе Мастера о Понтии Пилате очень
далеко от евангельских текстов. В частности, нет сцены воскресения Иешуа,
отсутствует вообще Дева Мария; проповеди Иешуа продолжаются не три года, как в
Евангелии, а в лучшем случае несколько месяцев.
Если двойственная сущность главного героя (творческая сила и слабость и др. )
делает его героем апокрифического Евангелия Булгакова, то это придает его миссии
фаустиянский характер и его гибели ампивалентный смысл.
Что касается деталей «древних» глав, то многие из них Булгаков почерпнул из
Евангелий и проверил по надежным историческим источникам. Работая над этими
главами, Булгаков, в частности, внимательно изучил «Историю евреев» Генрих
Гретца, «Жизнь Иисуса» Д. Штрауса, «Иисус против Христа» А. Барбюса,
«Археологию преданий господа нашего Иисуса Христа» Н. К. Масковитского, «Книгу
бытия моего» П. Успенского, «Гефсиманию А. М. Федорова, «Пилата» Г. Петровского,
«Прокуратора Иудеи» А. Дранса, «Жизнь Иисуса Христа» Феррара, и конечно же,
Библию «Евангелия. Особое место занимала книга Э. Ренана «Жизнь Иисуса», из
которой писатель почерпнул хронологические данные и некоторые исторические
детали. Из ренановского «Антихриста» пришел в роман Булгакова Афраний. Кроме
того роман Мастера напоминает ренановскую «жизнь Иисуса» и концептуально.
Булгаков воспринял «воспринял «мысль о влиянии евангельской притчи на
европейскую культуру последних двух тысячелетий»1. По Ренану, Иисус - лучшее в
истории «моральное учение, догматированное церковью, ему враждебной»2. Идея
культа, основанная на нравственности и чистоте сердца и братстве людей,
превратилась в «несколько сенсаций, собранных по памяти его слушателями в
особенности . . . апостолами» 3.
Для создания многих деталей и образов исторической части романа первичными
импульсами послужили некоторые художественные произведения. Так Иешуа наделен
некоторыми качествами сервантовского Дон Кихота4. На вопрос Пилата,
действительно ли Иешуа считает добрыми всех людей, в том числе и избившего его
кентуриона Марка Крысобоя, Га-Ноцри отвечает утвердительно и добавляет, что
Марк, «правда, несчастливый человек. . . Если бы с ним поговорить, вдруг
мечтательно сказал арестант, - я уверен, что он резко изменился бы» (27). В
романе Сервантеса: Дон Кихот подвергается в замке герцог оскорблению со стороны
священника. Назвавшего его «пустой головой», но кротко отвечает: «Я не должен
видеть. Да и не вижу ничего обидного в словах этого доброго человека.
Единственно, о чем я жалею, это что он не побыл с нами - я бы ему доказал, что
он ошибался»1. Именно идея «заряжения добром роднит булгаковского героя с
рыцарем Печального Образа. В большинстве же случаев литературные источники
настолько органично вплетены в ткань повествования, что относительно многих
эпизодов трудно однозначно сказать, взяты ли они из жизни или из книг»2.
М. Булгаков изображал Иешуа. Нигде ни единым намеком не показывает, что это
Сын божий. Иешуа везде представлен Человеком, философии, мудрецом, целителем, но
- Человеком. Никакого ореола святости над образом Иешуа не витает, и в сцене
мучительной смерти присутствует цель - показать, какая несправедливость творится
в Иудее.
Образ Иешуа - это лишь «персонифицированный образ морально-философских
представлений человечества. . . нравственного закона вступающего в неравную хватку
с юридическим правом»3. Не случайно портрет Иешуа как таковой в романе
фактически отсутсвует: автор указывает на возраст, описывает одежду, выражение
лица, упоминает о cиняке, и сcадине - но не более того: «. . . Ввели
. . . человека лет двадцати семи. Этот человека был одет в старенький и
разорванный голубой хитон . Голова его была прикрыта белой повязкой с ремешком
вокруг лба, а руки связаны за спиной. Под левым глазом у человека был большой
синяк, в углу рта - ссадина с запекшейся кровью. Приведенный тревожным
любопытством глядел на прокуратора» (20).
На вопрос Пилата о родных отвечает «Нет никого. Я один в мире» (22). Но вот
что опять странно: это отнюдь не звучит жалобой на одиночество. . . Иешуа не ищет
сострадание, в нем нет чувства ущербности или сиротства. У него это звучит
примерно так: «Я один - весь мир передо мною» или - «Я один перд всем миром»,
или - «Я и есть этот мир». «Иешуа самодостаточен, вбирая в себя весь мир»1 .
В. М. Акимов справедливо подчеркивал, что «трудно понять цельность Иешуа, его
равность себе самому - и всему миру, который он вобрал в себя. Иешуа не прячется
в колоритное многоголосие ролей; мелькание импозантных или гротескных масок,
скрывающих вожделение «Иешуа», ему чуждо Он свободен от всего «скакания»,
сопутствующего расщеплению, через которое проходят многие (не все ли?!)
персонажи «современных» глав»2. Нельзя не согласиться с В. М. Акимовым в том, что
сложная простота булгаковского героя трудно постижима, неотразимо убедительна и
всесильна. Более того, сила Иешуа Га-Ноцри так велика и так объемлюща, что
поначалу многие принимают ее за слабость, даже за духовное безволие. 3
Однако Иешуа Га-Ноцри не простой человек: Воланд - Сатана мыслит себя с ним
в небесной иерархии примерно на равных. Булгаковский Иешуа является
носителем идеи богочеловека. Он реализует философский принцип Н. Бердяева:
«Все должно быть имманентно вознесено на крест». Е. О. Пенкина напоминает в этой
связи, что в экзистенциальном плане Бог делит с Сатаной свою власть.
Отталкиваясь от отечественной традиции развития идеи о сверхчеловеке, автор
утверждает, что Булгаков создает героя - антитезу Иешуа. «Антитезу в смысле
философского оппонента в споре между неоднозначностью добра и зла. Этой
величайшей противоположностью будет Воланд»1. Царством Воланда и его гостей,
пирующих в полнолуние на весеннем балу, является Луна - «фантастический мир
теней, загадок и призрачности»2. Холодящий свет луны, кроме того, - это
успокоение и сон. Как тонко подмечает В. Я. Лакшин, Иешуа на крестном его пути
сопровождает Солнце - «привычный символ жизни, радости, подлинного света»,
«изучение жаркой и опаляющей реальности»3.
Говоря об Иешуа, нельзя не упомянуть о его необычном мнении. Если первая
часть - Иешуа - прозрачно намекает на имя Иисуса, то «неблагозвучие плебейского
имени» - Га-Ноцри - «столь приземленного» и «обмирщенного» в сравнении с
торжественным церковным - Иисус, как бы призвано подтвердить подлинность
рассказа Булгакова и его независимость от евангельской традиции»4.
Бродяга-философ крепок своей наивной верой в добро, которую не могут отнять
у него ни страх наказания, ни зрелище вопиющей несправедливости, чьей жертвой
становится он сам. Его неизменная вера существует вопреки обыденной мудрости и
наглядным уроком казни. В житейской практике эта идея добра, к сожалению, не
защищена. «Слабость проповеди Иешуа в ее идеальности, - справедливо считает
В. Я. Лакшин - но Иешуа упрям, и в абсолютной цельности его веры в добро есть своя
сила»1. В своем герое автор видит не только религиозного проповедника и
реформатора - образ Иешуа воплощает в себе свободную духовную деятельность.
Обладая развитой интуицией, тонким и сильным интеллектом, Иешуа способен
угадывать будущее, причем, не просто грозу, которая «начнется позже, к вечеру»
(25), но и судьбу своего учения, уже сейчас неверно излагаемого Левием. Иешуа -
внутренне свободен. Даже понимая, что ему реально угрожает смертная казнь, он
считает нужным сказать римскому наместнику: «Твоя жизнь скудна, игемон» (25).
Б. В. Соколов полагает, что идея «заражения добром, являющаяся лейтмотивом
проповеди Иешуа, привнесена Булгаковым из ренановского «Антихриста»2. Иешуа
мечтает о будущем царстве «истины и справедливости» и оставляет его открытым
абсолютно для всех. «. . . . настанет время, когда не будет власти ни , ни
какой-либо иной власти. Человек перейдет в царство истины и справедливости, где
вообще не будет надобна никакая власть» (29).
Га-Ноцри проповедует любовь и терпимость. Он никому не отдает
предпочтение, для него одинаково интересны и Пилат, и Иуда, и Крысобой. Все
они - «добрые люди», только - «покалеченные» теми или иными обстоятельствами. В
беседе с Пилатом он лаконично излагает суть своего учения: «. . . злых людей нет
на свете»(26). Слова Иешуа перекликаются с кантовскими высказываниями о сути
христианства. Определенной или как чистая вера в добро, как религия доброго
образ жизни. Обязывающей к внутреннему совершенствованию. Священник в ней просто
наставник, а церковь - место собраний для поучений. Кант рассматривает добро как
свойство, изначально присущее человеческой природе, как впрочем. и зло. Для того
чтобы человек состоялся как личность. Т. е. существо. Способное воспринимать
уважение к моральному закону, он должен развить в себе доброе начало и подавить
злое. И все здесь зависит от самого человека1. Иешуа. Даже понимал. Что от его
слов зависит решение его судьбы. Ради собственной же идеи добра не произносит
слово неправды. Если бы он хоть немного покривил душой, то «исчез бы весь смысл
его учения, ибо добро - это правда!»1. А «правду говорить легко и приятно» (28).
В чем же главная сила Иешуа? Прежде всего в открытости. Непосредственности.
Он всегда находится в состоянии духовного порыва «навстречу». Его первое же
появление в романе фиксирует это: «Человек со связанными руками несколько
подался вперед + и начал говорить:
- Добрый человек! Поверь мне. . . » (21).
Иешуа - человек, всегда открытый миру. «Беда в том, - продолжал никем не
остнавливаемый связанный, - что ты слишком замкнут и окончательно потерял веру в
людей» (25). «Открытость» и «замкнутость» - вот, по Булгакову, полосы добра
и зла. «Движение навстречу» - сущность добра. Уход в себя, замкнутость - вот,
что открывает дорогу злу. Уходя в себя, человек так или иначе вступает в контакт
с дьяволом1. М. Б. Бабинский отмечает необъективную способность Иешуа поставить
себя на место другого. Чтобы понять его состояние. Основой гуманизма этого
человека является талант тончайшего самосознания и на этой основе - понимание
других людей, с которыми сводит его судьба. 2
Но разве увлечение к миру «навстречу» ему не есть одновременно «движение»
истинно?
В этом - ключ эпизоду с вопросом: «Что такое истина?» Пилату, мучающемуся
гемикранией, Иешуа отвечает так: «Истина. . . в том, что у тебя болит голова»
(24).
Булгаков и здесь верен себе: ответ Иешуа связан с глубинным смыслом романа -
призывом прозреть правду сквозь намеки к «низа», и «середины»; открыть глаза,
начать видеть.
Истина для Иешуа - это то, что на самом деле. Это снятие покров с явлений и
вещей, освобождение ума и чувство и от любого сковывающего этикета, от догм; это
преодоление условностей и помех. У идущих от всяких «директив», « «середин» и
тем более - толчков «снизу». «Истина Иешуа Га-Ноцри - это восстановление
действительного видения жизни, воля и мужество не отворачиваться и не опускать
глаз, способность открывать мир, а не закрываться от него ни условностями
ритуала, ни выбросами «низа». Истина Иешуа не повторяет «традицию», «регламент»
и
классе. «ритуал». Она становится живой и всякий раз новой способностью к диалогу с
жизнью.
Но здесь и заключено самое трудное, ибо для полноты такого общения с миром
необходимо бесстрашие. Бесстрашие души, мысли, чувства»1.
Деталь, характерная для Евангелия от Булгакова, - сочетание чудотворной силы
и чувства усталости и потерянности у главного героя, и высшая сила, пославшая
Иешуа на его миссию, а затем покинувшая его и ставшая причиной его гибели; и
описание гибели героя как вселенской катастрофы - конца света: «настала
полутьма, и молнии бороздили черное небо. Из него вдруг брызнуло огнем, и крик
кентуриона : «Снимай цепь!» - утонул в грохоте. . . . ». Тьма закрыла Евангелие.
Ливень хлынул внезапно. . . Вода обрушилась так страшно, что когда солдаты бежали
снизу, им вдогонку уже летели бушующие потоки» (149).
Несмотря на то, что сюжет кажется завершенным - Иешуа казнен, автор
стремится утвердить, что победа зла над добром не может стать результатом
общественно-нравственного противоборства, этого, по Булгакову, не приемлет сама
человеческая природа, не должен позволить весь ход цивилизации. Возникает
впечатление. Что Иешуа так и не нашел. что он умер. Он был живым все время и
живым ушел. Кажется, самого слова «умер» нет в эпизодах Голгофы. Он остался
живым. Он мертв лишь для Левия, для слуг Пилата.
Великая трагическая философия жизни Иешуа состоит в том, что на истину (и на
выбор жизни в истине) испытывается и утверждается также и выбором смерти. Он
«сам управился» не только со своей жизнью, но и со своей смертью. Он «подвесил»
свою телесную смерть так же, как «подвесил» свою духовную жизнь.
Тем самым он поистине «управляет» собой (и всем вообще распорядком на
земле); управляет не только Жизнью, но и Смертью»1.
«Самотворение», «самоуправление» Иешуа выдержало испытание смертью, и
поэтому оно стало бессмертным.


просмотров: 1061
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
A GENTLEMAN IN MOSCOW by Amor Towles (Hardcover, 2016)

$69.99
End Date: Thursday Sep-13-2018 12:38:52 PDT
Buy It Now for only: $69.99
|
Batman and Robin by Peter Tomasi and Patrick Gleason Omnibus by Peter Tomasi...

$9.00
End Date: Saturday Sep-15-2018 20:39:15 PDT
Buy It Now for only: $9.00
|
The President Is Missing: A Novel Hardcover by Bill Clinton and James Patterson

$34.95
End Date: Wednesday Sep-12-2018 13:08:29 PDT
Buy It Now for only: $34.95
|
Lot of 10 Harvard Classics International Collector Franklin Great Books Rare MIX

$18.99
End Date: Friday Sep-14-2018 21:15:16 PDT
Buy It Now for only: $18.99
|
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search Results from «Озон» Художественная литература, Бестселлеры.
 
Айн Рэнд Атлант расправил плечи (комплект из 3 книг) Atlas Shrugged
Атлант расправил плечи (комплект из 3 книг)
Цитата
"Клянусь своей жизнью и любовью к ней, что никогда не буду жить для кого-то другого и никогда не попрошу кого-то другого жить для меня".
Айн Рэнд

О чем книга
К власти в США приходят социалисты и правительство берет курс на "равные возможности", считая справедливым за счет талантливых и состоятельных сделать богатыми никчемных и бесталанных. Гонения на бизнес приводят к разрушению экономики, к тому же один за другим при загадочных обстоятельствах начинают исчезать талантливые люди и лучшие предприниматели. Главные герои романа стальной король Хэнк Риарден и вице-президент железнодорожной компании Дагни Таггерт тщетно пытаются противостоять трагическим событиям. Вместо всеобщего процветания общество погружается в апатию и хаос.

Почему книга достойна прочтения
  • Это книга, меняющая мировоззрение, она формирует целостное видение мира и дает ответы на вопросы о смысле человеческой жизни и общественном значении предпринимательства.
  • По опросам общественного мнения, проведённого в 1991 году Библиотекой Конгресса и книжным клубом "Book of the Month Club" в Америке "Атлант расправил плечи" - вторая после Библии книга, которая привела к переменам в жизни американских читателей.
  • Эта книга попала в список бестселлеров The New York Times через три дня после начала продаж и оставалась в нем на протяжении 21 недели.
  • Это самое значимое произведение в жизни писательницы, на работу над которым ушло 12 лет ее жизни.


  • Кто автор
    Айн Рэнд (1905-1982) - наша бывшая соотечественница, ставшая культовой американской писательницей. Автор четырех романов-бестселлеров и многочисленных статей. Создатель философской концепции, в основе которой лежит принцип свободы воли, главенство рациональности и "нравственность разумного эгоизма".

    Ключевые понятия
    Свобода, предпринимательство, государство, философия объективизма.



    .

    .

    ...

    Цена:
    1099 руб

    Сергей Довлатов Иностранка
    Иностранка
    Сергей Довлатов родился в эвакуации и умер в эмиграции. Как писатель он сложился в Ленинграде, но успех к нему пришел в Америке, где он жил с 1979 года. Его художественная мысль при видимой парадоксальности, обоснованной жизненным опытом, проста и благородна: рассказать, как странно живут люди - то печально смеясь, то смешно печалясь. В его книгах нет праведников, потому что нет в них и злодеев. Писатель знает: и рай, и ад - внутри нас самих. Верил Довлатов в одно - в "улыбку разума". Эта достойная, сдержанная позиция принесла Сергею Довлатову в конце второго тысячелетия повсеместную известность. Увы, он умер как раз в ту минуту, когда слава подошла к его изголовью. На родине вот уже много лет Довлатов - один из самых устойчиво читаемых авторов. Его проза инсценирована, экранизирована, изучается в школе и вузах, переведена на основные европейские и японский языки... Сергей Довлатов говорил, что похожим ему быть хочется только на Чехова. Что ж, оставаясь самим собой, больше, чем кто-нибудь другой из его литературного поколения, он похож сегодня на русского классика....

    Цена:
    131 руб

    Стивен Фрай Миф. Греческие мифы в пересказе
    Миф. Греческие мифы в пересказе
    Ну, для начала, следует сказать, что это Стивен Фрай. Для тех, кто читал что-то - или всё - из Фрая, о стиле и подаче можно больше ничего не рассказывать. Эта книга игрива, живописна, богата на эпитеты, балагуриста и педантична в деталях. И как всегда, Фрай влюблен в то, о чем пишет, он не скатывается в клоунаду и комикование, хотя в такой хрестоматийной, как греческие мифы, теме, есть все возможности устроить пошловатое шапито. Ни пошловатости, ни шапито в этой книге нет. Кто-то скажет, дескать, зачем нам стотыщпицотый пересказ греческих мифов и сказаний.
    Во-первых, старые истории живут в пересказах, т.е. не каменеют и не превращаются в догму.
    Во-вторых, греческая мифология богата на материал, который вплоть до второй половины ХХ века даже у воспевателей античности - художников, скульпторов, поэтов - порой вызывал девичью стыдливость. Сейчас наконец пришло время по-взрослому, с интересом и здорОво воспринимать мифы древних греков, без купюр и отведенных в сторону глаз. И кому как не Стивену Фраю сделать это?
    В-третьих, Фрай вовсе не пытается толковать пересказываемые им истории. И не потому, что у него нет мнения о них - он просто честно пересказывает, а копаться в смыслах предоставляет антропологам и философам.
    В-четвертых, да, все эти сюжеты можно найти в сотнях книг, посвященных Древней Греции. Но Фрай заново составляет из них букет, его книга - это своего рода икебана. На цветы, ветки, палки и вазы можно глядеть в цветочном магазине по отдельности, но человечество по-прежнему составляет и покупает букеты.
    Читать эту книгу, помимо очевидной развлекательной и отдыхательной ценности, стоит и ради того, чтобы стряхнуть пыль с детских воспоминаний о Куне и его "Легендах и мифах Древней Греции", привести в порядок фамильные древа богов и героев, наверняка давно перепутавшиеся у вас в голове, а также вспомнить мифогенную географию Греции, где что находилось, кто куда бегал и где прятался. Книга Фрая - это прекрасный способ попасть в Древнюю Грецию. А заодно и как следует развлечься, окунаясь в стиль Фрая, удивляясь, ужасаясь и смеясь с ним вместе.

    Цитаты из книги:

    Арес - Марс у римлян - был, конечно, недалек, фантастически туп и лишен воображения, ибо, как всем известно, война - дело дурацкое.

    У любви и войны, Венеры и Марса, всегда возникает сильное родство. Никто не понимает толком, с чего бы, но в попытки найти ответ вбухана прорва денег.

    Следом Гея посетила Мнемосину, та увлеченно старалась остаться непроизносимой. Казалась очень поверхностным, глупым и дремучим существом, ничего не знавшим, а понимавшим еще меньше.

    Гуляя по окрестностям, Гермес не ведал, как далеко забрался, но на каком-то поле открылся ему чудесный вид стада снежно-белых животных, что щипали траву и тихонько мычали в лунном свете. - О! - зачарованно вздохнул он. - Какие чудные мумучки. - Пусть и был чрезвычайно развит, детские словечки он еще не превзошел. Гермес смотрел на коров, коровы смотрели на Гермеса.

    Горюя из-за смерти любимого слуги, Гера взяла сотню зорких Аргусовых глаз и поместила их на хвост крайне бестолковой, растрепанной старой курицы, преобразив ее в то, что мы ныне наблюдаем как павлина - вот так современная гордая, красочная и спесивая птица навеки стала ассоциироваться с богиней Герой....

    Цена:
    539 руб

    Акунин Борис Ореховый Будда
    Ореховый Будда
    "Ореховый Будда" - самый неожиданный и один из самых долгожданных романов проекта "История Российского Государства"! Тему романа выбрали голосованием многочисленные читатели фейсбука Бориса Акунина. 
    Что роднит Петровскую Русь и Японию? 
    Ответ - в новом романе Бориса Акунина! 

    Тома серии богаты иллюстрациями: цветные в исторических томах, стильная графика - в художественных!
    Аннотация: 
     "Побегай по Руси в одиночку, поищи ветра в поле. Сколь изобретателен и ловок ни будь один человек, а государственный невод всегда ухватистей. Царь Петр тем и велик, что понял эту истину: решил превратить расхристанную, беспорядочную страну в стройный бакуфу, как это сделал сто лет назад в Японии великий Иэясу. Конечно, России еще далеко до японского порядка. Там от самого сияющего верха до самого глухого низа расходятся лучи государственного присмотра, вплоть до каждого пятидворья, за которым бдит свой наблюдатель. Однако ж и русские учатся, стараются…" 
    Роман "Ореховый Будда" описывает приключения священной статуэтки, которая по воле случая совершила длинное путешествие из далекой Японии в не менее далекую Московию. Будда странствует по взбудораженной петровскими потрясениями Руси, освещая души светом сатори и помогая путникам найти дорогу к себе...

    Об авторе:
    Борис Акунин (настоящее имя Григорий Шалович Чхартишвили) - русский писатель, ученый-японист, литературовед, переводчик, общественный деятель. Также публиковался под литературными псевдонимами Анна Борисова и Анатолий Брусникин. Борис Акунин является автором нескольких десятков романов, повестей, литературных статей и переводов японской, американской и английской литературы. 
    Художественные произведения Акунина переведены, как утверждает сам писатель, более чем на 30-ть языков мира. По версии российского издания журнала Forbes Акунин, заключивший контракты с крупнейшими издательствами Европы и США, входит в десятку российских деятелей культуры, получивших признание за рубежом. 
    "Комсомольская правда" по итогам первого десятилетия XXI века признала Акунина самым популярным писателем России. Согласно докладу Роспечати "Книжный рынок России" за 2010 год, его книги входят в десятку самых издаваемых. 

    О серии:
    Первый том  проекта "История Российского Государства" - "От  истоков до монгольского нашествия" - вышел в ноябре 2013 года.
    Главная цель проекта, которую преследует автор, - сделать пересказ истории объективным и свободным от какой-либо идеологической системы при сохранении достоверности фактов. Для этого, по словам Бориса Акунина, он внимательно сравнивал исторические данные различных источников. Из массы сведений, имен, цифр, дат и суждений он попытался выбрать все несомненное или, по меньшей мере, наиболее правдоподобное. Малозначительная и недостоверная информация отсеялась. Это серия создавалась для тех, кто хотел бы знать историю России лучше. Ориентиром уровня изложения отечественной истории Борис Акунин для себя ставит труд Николая Карамзина "История государства Российского".
    "Проект будет моей основной работой в течение десяти лет. Речь идет о чрезвычайно нахальной затее, потому что у нас в стране есть только один пример беллетриста, написавшего историю Отечества, - Карамзин. Пока только ему удалось заинтересовать историей обыкновенных людей".
                                                                                                             Борис Акунин


    ...

    Цена:
    639 руб

    Сергей Довлатов Ищу человека
    Ищу человека
    Сергей Довлатов - один из самых популярных и читаемых русских писателей конца ХХ - начала XXI века. Его повести, рассказы, записные книжки переведены на множество языков, экранизированы, изучаются в школе и вузах. Удивительно смешная и одновременно пронзительно-печальная проза Довлатова давно стала классикой и роднит писателя с такими мастерами трагикомической прозы, как А.Чехов, Тэффи, А.Аверченко, М.Зощенко. Настоящее издание включает в себя ранние и поздние произведения, рассказы разных лет, сентиментальный детектив и тексты из задуманных, но так и не осуществленных книг....

    Цена:
    126 руб

    Алексей Иванов Тобол. Мало избранных
    Тобол. Мало избранных
    «Тобол. Мало избранных» — вторая книга романа-пеплума Алексея Иванова «Тобол». Причудливые нити человеческих судеб, протянутые сквозь первую книгу романа, теперь завязались в узлы. Реформы царя Петра перепахали Сибирь, и все, кто «были званы» в эти вольные края, поверяют: «избранны» ли они Сибирью? Беглые раскольники воздвигают свой огненный Корабль — но вознесутся ли в небо души тех, кто проклял себя на земле? Российские полки идут за золотом в далёкий азиатский город Яркенд — но одолеют ли они пространство степей и сопротивление джунгарских полчищ? Упрямый митрополит пробивается к священному идолу инородцев через сопротивление таёжных демонов. Тобольский зодчий по тайным знакам старины выручает из неволи того, кого всем сердцем ненавидит. Всемогущий сибирский губернатор оказывается в лапах государя, которому надо решить, что важнее: своя гордыня или интерес державы? …Истории отдельных людей сплетаются в общую историю страны. А история страны движется силой яростной борьбы старого с новым. И её глубинная энергия — напряжение вечного спора Поэта и Царя....

    Цена:
    750 руб

    Кадзуо Исигуро Остаток дня The Remains of the Day
    Остаток дня
    Урожденный японец, выпускник литературного курса Малькольма Брэдбери, написавший самый английский роман конца XХ века!
    Дворецкий Стивенс, без страха и упрека служивший лорду Дарлингтону, рассказывает о том, как у него развивалось чувство долга и умение ставить нужных людей на нужное место, демонстрируя поистине самурайскую замкнутость в рамках своего кодекса служения.
    В 1989 г. за "Остаток дня" Исигуро единогласно получил Букера (и это было, пожалуй, единственное решение Букеровского комитета за всю историю премии, ни у кого не вызвавшее протеста). Одноименная экранизация Джеймса Айвори с Энтони Хопкинсом в главной роли пользовалась большим успехом. A Борис Акунин написал своего рода ремейк "Остатка дня" - роман "Коронация"....

    Цена:
    134 руб

    Хэнкс Т. Уникальный экземпляр. Истории о том о сём
    Уникальный экземпляр. Истории о том о сём
    Впервые на русском - семнадцать историй, доказывающих, что двукратный лауреат «Оскара» Том Хэнкс не менее талантлив и как писатель.
    "Мистер Хэнкс оказался настоящим писателем с большой буквы “П”, - рекомендует Стивен Фрай. - Одни рассказы в этой книге заставят вас хохотать в голос, другие — растрогают до слез". Герои Хэнкса отправляются на Луну в самодельной ракете, застревают в Париже во время промо-тура блокбастера "Кассандра Рэмпарт III: Страх на пороге", раз за разом возвращаются в один и тот же день "Мира будущего" на нью-йоркской Всемирной выставке 1939 года, предпочитают компьютеру винтажную пишущую машинку…
    "За два года я снимался в Нью-Йорке, Берлине, Атланте, Будапеште и других городах. Все это время я писал, - рассказывал сам Хэнкс.
    - Я работал в пресс-турах, в отелях, в самолетах, дома, даже в отпуске. Когда позволял график, я писал с утра и до часу ночи - на разных пишущих машинках из моей коллекции"....

    Цена:
    371 руб

    Наринэ Абгарян Дальше жить
    Дальше жить
    Книга о тех, кто пережил войну. И тех, кто нет.
    "Писать о войне - словно разрушать в себе надежду. Словно смотреть смерти в лицо, стараясь не отводить взгляда. Ведь если отведешь - предашь самое себя.
    Я старалась, как могла. Не уверена, что у меня получилось.
    Жизнь справедливее смерти, в том и кроется ее несокрушимая правда.
    В это нужно обязательно верить, чтобы дальше - жить"....

    Цена:
    395 руб

    Семёнова М. Братья. Книга 2. Царский витязь. Том 1
    Братья. Книга 2. Царский витязь. Том 1
    Беда наслала на землю вечную зиму и оставила много сирот, родства не помнящих. Киян-море вздыбилось и смело города Андархайны. Чертоги вождей спрятались в глубине, согретой теплом земных недр, беднота осталась мёрзнуть на поверхности. Настали тяжкие времена, обильные скорбью утрат...

    Минули годы после Беды. В чужой семье, в глухой деревушке вырос чудом спасённый царевич Светел, наследник некогда могущественной империи. И когда ему сравнялось пятнадцать, решил искать доли в воинской дружине, чтобы найти и спасти любимого старшего брата Сквару. Его насильно увели из семьи мораничи, и с тех пор родные ничего не слышали о нём. «Я обрёкся родительского сына в дом вернуть. За то, что вырастили, хоть так отдарить...» - думает Светел. Но что, если его долг совсем в другом? Да и узнает ли он брата? Ныне Сквара, что чёрный ворон, невидим в темноте...

    Мария Семёнова: «Сразу чувствуется фальшь, если автор не разбирается в теме» – статья на OZON Гид....

    Цена:
    389 руб

    2008 Copyright © BookPoster.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
    Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс.Метрика Яндекс цитирования