Сочинения онлайн
Шолохов СМЫСЛ НАЗВАНИЯ РОМАНА ТИХИЙ ДОН

СМЫСЛ НАЗВАНИЯ РОМАНА М. А. ШОЛОХОВА "ТИХИЙ ДОН"

 

"Ой ты, нала батюшка, тихий Дон!" - так в своих песнях обращаются к великой реке донские казаки. Хотя от Днепра и Терека до Яика и Амура раскидало казачество хутора за свою многовековую историю (с 1549 г. упоминаются в летописи "казаки"), для всякого русского человека с судьбой и укладом казаков неразделимо связана именно эта река. Удивительно ли, что, взявшись за роман о донском казачестве, М. Шолохов первоначально дал ему имя "Донщина", однако с расширением замысла изменил и название своей главной книги:
"Тихий Дон". На первый взгляд простое, это название вобрало в себя все смысловое богатство грандиозного романа-эпопеи, стало поистине символом судьбы лихих донцев. А так как всякий символ имеет бесконечное число значений, смысл названия этого романа невозможно объяснить в двух-трех словах.
Так уж сложилось исторически, что изначально казаки были только независимыми, свободолюбивыми воинами, которые селились по окраинам русских земель, защищались от набегов кочевников, промышляли набегами на чужие пределы; по сути дела, они на Руси несли пограничную службу. Земли же попадались все богатые, а боевыми трофеями и даже разбоями не всегда разживешься: ненадежное это дело да и опасное. Короче, преодолевая устоявшиеся обычаи и даже запреты, стали казаки в свободное от военных действий время сеять хлеб. Так что у всякого казака было сразу как бы две ипостаси: казак-воин проходил военные сборы, добывал славу в походах; казак-земледелец сеял, пахал, растил детей.
Донское казачество не было в этом исключением. Земля на Дону, особенно нижнем, жирная, богатая; говорят, воткни в нее палку - прорастет. Да и нет в ней особого дефицита: бескрайни донские степи. "Степь-матушка, Дон-батюшка" - так называли их казаки, кормильцем величали тихий Дон. И впрямь: оплодотворят щедрые воды Дона степь, и родит она богатый урожай на радость казакам и в прибыток их хозяйствам. Потому и располагаются казачьи хутора по берегам могучей реки: тут тебе и столь необходимая всякому земледельцу вода, и рыба водится в изобилии, да и водный путь гладок да широк.
На донском берегу расположился и хутор Татарский станицы Вешенской: "Мелеховский двор - на самом краю хутора. Воротца со скотиньего база ведут на север к Дону. Крутой восьмисаженный спуск меж замшелых в прозелени меловых глыб, и вот берег: перламутровая россыпь ракушек, серая изломистая кайма нацелован-ной волнами гальки и дальше - перекипающее под ветром вороненой рябью стремя Дона" - так начинается роман М. Шолохова. Размеренная жизнь земледельца чем-то напоминает течение реки: течет вода - идет время, немудреные события казачьей жизни сменяют одно другое: пахота, посев, покос, жатва. Но как неизменны речные берега, так неизменна в основе своей и жизнь на лоне природы: за зимой приходит весна, за жатвой - пахота. Природное время циклично, течет по кругу; оно опровергает известный афоризм древнего мудреца: мол, нельзя в одну реку войти дважды. Проходит вода, но сама река пребывает вечно. Где бы ни странствовал донской казак, по возвращении первым его встретит Дон-батюшка, по прежнему полноводный и тихий:
"Бывало, отслужат казаки в Атаманском полку сроки, - снаряжают их к отправке по домам. Грузят сундуки, именье свое, коней. Эшелон идет, и вот под Воронежем, где первый раз приходится переезжать через Дон, машинист, какой ведет поезд, дает тихий ход, - самый что ни на есть тихий. . . он уже знает, в чем дело. Только что поезд выберется на мост, - батюшки мои!. . что тут начинается! Казаки прямо бесятся: "Дон! Дон наш! Тихий Дон! Отец родимый, кормилец! Ур-р-ра-а-а-а!" - из окны кидают, с моста прямо в воду, через железный переплет, фуражки, шинелях старые, шаровары, наволоки, рубахи, разную мелочь. Дарят Дону, возвертаясь со службы. Бывалоча глянешь, - а по воде голубые атаманские фуражки, как лебедя али цветки, плывут. . . Издавна такой обычай повелся". (Кн. II, ч. V, гл. X. )
Циклично природное время; циклична и сама жизнь казака-землепашца, жизнь в целом: вроде бы всего раз рождается, раз умирает человек - да не раз, с рождением ребенка начинается новый круг его существования. Человек смертен лишь сам по себе - в роду, в своих детях он продолжает себя, обретает бессмертие. Поэтому так много места уделяет Шолохов истории казачьих родов: Мелеховых, Коршуновых, Листницких, поэтому так важно для писателя, крепок ли род героя, не лягут ли грехи отцов на плечи детей, как всю жизнь поломало Аксинье двойное преступление, совершенное ее родными. Не зная значения для казака семьи, рода, трудно объяснить слова автора: "Отсюда и повелись в хуторе горбоносые, диковато-красивые казаки Мелеховы, а по-уличному - Турки". Вроде бы, кроме Пантелея Прокофьевича и Григория, ну может, еще Дуняши, и нет пока "турок" в Татарском, да не ошибка это Шолохова: о том, что вопреки всему не пресекся род Мелеховых, говорит писатель, и последние строки романа разъясняют эту загадочную фразу.
Циклична жизнь казака-землепашца, да не скажешь того про казака-воина. Историческое время вламывается в его хутор, срывает его с родных мест и ведет на войну. Не отсидеться казаку на печи, потому что с малых лет приучен он к седлу и шашке, вспоен рассказами о боевых доблестях донцев, за оскорбление почтет отвод от воинской службы, тем более тогда, когда враг топчет родимую землю. И вот уже мерится жизнь казака не сменой времен года, а учениями да походами, сражениями да подвигами: линейно историческое время, нет в нем повторений, не важно ему, зима ли, весна на дворе. Иным значением теперь наполняется заглавие романа: не река Дон, а земля Донщины, издавна заселенная казаками, имеется в виду, и от веку нет покоя этой земле. "Тихий Дон" тогда - оксюморон, взаимопротиворечивое сочетание слов. О том и старинные казачьи песни сложены, песни, взятые Шолоховым эпиграфом к роману:
Не сохами-то славная землюшка наша распахана. . . Распахана наша землюшка лошадиными копытами, А засеяна славная землюшка казацкими головами, крашен-то наш тихий Дон молодыми вдовами, Цветет наш батюшка тихий Дон сиротами, Наполнена волна в тихом Дону отцовскими, материнскими слезами. Не тихий буйный Дон в романе Шолохова: идет братоубийственная война, льется кровь, один за другим гибнут казачьи роды. Как и в старинной песне, бьются казаки за родную землю, щедро поливают собственной и чужой кровью, да что на той крови вырастет? Не тем вспахивают казаки степь, не тем ее засевают; страшные урожаи соберут потом матери да вдовы. Не щадит свирепый XX век донских земель: ворвался в каждую станицу, каждый курень, и вот уже, возвращаясь домой, не находят казаки свой дом прежним: семь человек родных недосчитался Григорий к моменту своего последнего возвращения в Татарский, навсегда пресекся род Листницких, дотла сожжены курени и "белого" Коршунова, и "красного" Кошевого. Лишь внешне спокоен "тихий Дон", никогда не знавший покоя, но в XX век - красный от пролитой крови, соленый от вдовьих и материнских слез:
Речь возговорит славный тихий Дон:
"Уж как то мне все мутну не быть, Распустил я своих ясных соколов, Ясных соколов - донских казаков. Размываются без них мои крутые бережки, Высыпаются без них косы желтым песком".
Но как ввек не иссякнуть щедрому потоку тихого Дона, так не пресечься и донскому казачеству: многие сложили в бескрайних придонских степях головы, многие покалечены и телесно, и духовно войной, но не убита в казаках воля к жизни. И вот женится, не дождавшись конца войны, Кошевой: хоть и не самый путевый он из казаков, да жена ему досталась отменная, крепкой мелеховской породы. Вот возвращается ранним мартом домой Григорий, возвращается и понимает, что удержало его на этой земле:
"Что ж, вот и сбылось то немногое, о чем бессонными ночами мечтал Григорий. Он стоял у ворот родного дома, держал на руках сына. . .
Это было все, что осталось у него в жизни, что пока еще роднило его с землей и со всем этим огромным, сияющим под холодным солнцем миром".
Замкнулся великий круг великого романа, возвратился главный герой туда, откуда начал он свой трагический путь, вернулся ранней весной, когда тает первый лед и природа уже готова вновь расцвести, словно бы в первый раз. Носила Григория история по своим полям, ломала судьба, пытаясь вырвать с корнями из этой земли, навсегда лишить казака родины, да Мелехов не Митька Коршунов: не сломать его, не оборвать ниточек, связывающих его с Доном, с его бескрайними степями. Возвращаются понемногу с войны сыны великой реки, возвращаются, чтобы жить на этой земле. А там, где лед отошел от берега, видно, как тихий Дон катит свои живые воды в вечность свидетелем или участником описываемых событий, входит в образную систему произведения как ее составная часть, выступает как индивидуальный человеческий характер, как мыслящая личность со своими стремлениями, своим отношением к людям, своей особой судьбой ("Колымские рассказы" В. Т. Шаламова). "Образ автора" может быть относительно далеким от "образа рассказчика" ("После бала" Л. В. Толстого) или же "образ рассказчика" может быть тесно связан с "образом автора", родствен ему ("Матренин двор" А. И. Солженицына, где главная героиня раскрывается не только через восприятие рассказчика-постояльца и не только через личное отношение к ней, но и через участие Матрены в происходящих событиях, в описании которых слышится голос автора).
В работе над типом сочинения-характеристики поступающий должен выделить прежде всего нравственную позицию автора в его оценке героев. Эту свою позицию (приятие или неприятие каких-либо сторон жизни, особенностей человека) писатель защищает, стремясь сделать читателя активным сторонником своих идеалов. Именно авторское присутствие (в любой форме) всегда ощущается вдумчивым читателем, что позволяет ему верно оценить содержание произведения (его тематику, проблематику, главную мысль), действующих лиц.
Приводим образец усложненного варианта типа сочинения-характеристики на тему


просмотров: 4026
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
The Princess Bride Deluxe Edition HC: by William Goldman [Hardcover] BRAND NEW

$63.29
End Date: Friday Feb-9-2018 14:35:24 PST
Buy It Now for only: $63.29
|
LORD OF THE RINGS - TOLKIEN, J. R. R. - NEW HARDCOVER BOOK

$95.00
End Date: Thursday Jan-25-2018 12:08:11 PST
Buy It Now for only: $95.00
|
Naruto Box Set 1 Book Volumes 1-27

$29.80
End Date: Wednesday Feb-7-2018 2:08:50 PST
Buy It Now for only: $29.80
|
JTHM the Director's Cut: Johnny the Homicidal Maniac (Hardback or Cased Book)

$44.99
End Date: Saturday Feb-3-2018 17:02:24 PST
Buy It Now for only: $44.99
|
Шолохов. Они сражались за Родину, 978-5-699-79318-1

$5.38
End Date: Jan-27 03:12
Buy It Now for only: US $5.38
Buy it now |
Шолохов. Тихий Дон. Книги III-IV, 978-5-699-81720-7

$6.29
End Date: Jan-27 03:12
Buy It Now for only: US $6.29
Buy it now |
Шолохов. Судьба человека. Поднятая целина

$5.24
End Date: Jan-27 03:12
Buy It Now for only: US $5.24
Buy it now |
Шолохов. Тихий Дон. В 2 томах. Том 1, 978-5-17-063289-3

$9.66
End Date: Jan-27 03:12
Buy It Now for only: US $9.66
Buy it now |
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX

The Launch of Mr P. A new brand designed and created by MR PORTER.

Start: 07 Nov 2017 | End: 07 Nov 2018

Search Results from «Озон» Художественная литература, Бестселлеры.
 
Гузель Яхина Зулейха открывает глаза
Зулейха открывает глаза
  • Историческая драма. Всем раскулаченным и переселенным посвящается.
  • История жизни и любви раскулаченных переселенцев в Сибири.
  • Предисловие Людмилы Улицкой.

    Роман "Зулейха открывает глаза" начинается зимой 1930 года в глухой татарской деревне. Крестьянку Зулейху вместе с сотнями других переселенцев отправляют в вагоне-теплушке по извечному каторжному маршруту в Сибирь.
    Дремучие крестьяне и ленинградские интеллигенты, деклассированный элемент и уголовники, мусульмане и христиане, язычники и атеисты, русские, татары, немцы, чуваши - все встретятся на берегах Ангары, ежедневно отстаивая у тайги и безжалостного государства свое право на жизнь.
    Всем раскулаченным и переселенным посвящается.

    Об авторе:
    Гузель Яхина родилась и выросла в Казани, окончила факультет иностранных языков, учится на сценарном факультете Московской школы кино. Публиковалась в журналах "Нева", "Сибирские огни", "Октябрь".

    Цитата:
    "Роман "Зулейха открывает глаза" - великолепный дебют. Он обладает главным качеством настоящей литературы - попадает прямо в сердце. Рассказ о судьбе главной героини, татарской крестьянки времен раскулачивания, дышит такой подлинностью, достоверностью и обаянием, которые не так уж часто встречаются в последние десятилетия в огромном потоке современной прозы".

    Людмила Улицкая


    Ключевые слова:
    Роман, художественная проза, переселение, раскулачивание, ссылка, Сибирь, драма, переселенцы, история, СССР....

  • Цена:
    518 руб

    Олдос Хаксли О дивный новый мир Brave New World
    О дивный новый мир
    О ДИВНЫЙ НОВЫЙ МИР - изысканная и остроумная антиутопия о генетически программируемом "обществе потребления", в котором разворачивается трагическая история Дикаря - "Гамлета" этого мира....

    Цена:
    156 руб

    Габриэль Гарсиа Маркес Сто лет одиночества Cien Anos De Soledad
    Сто лет одиночества
    Одна из величайших книг XX века.
    Странная, поэтичная, причудливая история города Ма-кондо, затерянного где-то в джунглях, - от сотворения до упадка.
    История рода Буэндиа - семьи, в которой чудеса столь повседневны, что на них даже не обращают внимания. Клан Буэндиа порождает святых и грешников, революционеров, героев и предателей, лихих авантюристов - и женщин, слишком прекрасных для обычной жизни. В нем кипят необычайные страсти - и происходят невероятные события.
    Однако эти невероятные события снова и снова становятся своеобразным "волшебным зеркалом", сквозь которое читателю является подлинная история Латинской Америки......

    Цена:
    282 руб

     Москва: место встречи
    Москва: место встречи
    Сборник "Москва: место встречи" объединил 32 произведения мастеров современной прозы, созданные специально для этой книги. У каждого автора - своя Москва и свои истории, с нею связанные. И хотя порой авторы прогуливаются по одним и тем же улицам, заходят в одни и те же дома, каждый видит город по-своему.
    Миуссы Людмилы Улицкой и Ольги Трифоновой, Ленгоры Дмитрия Быкова, ВДНХ Дмитрия Глуховского и Юрия Арабова, Таганка Александра Минкина, Неглинная Евгения Бунимовича, Пречистенка Ольги Вельчинской, Сретенка Вероники Долиной и Татьяны Щербины, "тучерез" в Гнездниковском переулке Марины Москвиной, Рождественка Андрея Макаревича, Пушкинская Марины Бородицкой, Матвеевское (оно же Ближняя дача) Александра Архангельского, Тушино Дмитрия Данилова, Ходынка Владимира Шарова, Тверские-Ямские Владимира Березина, Автозаводская Алексея Варламова, Новый Арбат Глеба Шульпякова, Аэропорт Олега Фочкина, Фрунза Марии Голованивской, Ордынка Сергея Шаргунова…
    Благодаря сборнику у читателя появилась счастливая возможность прогуляться по столице в компании с любимым автором. Каждый пишет о своей Москве, а вместе эти рассказы и эссе сплетаются в причудливую мозаику из историй, воспоминаний, сожалений, радостных встреч и счастливых событий. Книга иллюстрирована акварелями московской художницы Алёны Дергилёвой.

    Цитата:

    "Ленинские горы находятся под непосредственным покровительством самого главного хозяина, они надежно защищены от вмешательств, и жизнь тут представлена в истинной своей полноте: роскошное рыжее осыпание в сентябре-октябре, прелестная влюбленность в апреле, летняя страсть, зимняя сыпучая мягкость и всегда тайна. Очень правильно вышло, что я тут неподалеку живу. В любом другом месте еще неизвестно, что бы из меня получилось".

    Дмитрий Быков



    "Тогда это казалось чем-то обычным, само собой разумеющимся, и то ликование, которое ты испытывал, когда взлетал на качелях над Москвой, проносился в небе на самокате или пел в хоре, паря над городом, считалось обычным делом. Но через много лет я узнавала это ощущение в приступе вдохновения, в объятиях возлюбленного или взбираясь по отрогам высоких Гималаев, чувствуя под собой горячую спину лошади, всплывая к облакам на аэростате или прижимая к груди свою только что вышедшую из типографии книгу, новорожденного сына… и дальше по списку".

    Марина Москвина



    Ключевые слова: Москва, Москва место встречи, проза, мемуары, русская литература, русская проза, рассказы, эссе, иллюстрации, акварели, рассказы о Москве, Миуссы, Людмила Улицкая, Ольга Трифонова, Ленгоры, Дмитрий Быков, ВДНХ, Дмитрий Глуховский, Юрий Арабов, Таганка, Александр Минкин, Неглинная, Евгений Бунимович, Пречистенка, Сретенка, Вероника Долина, Татьяна Щербина, Марина Москвина, Рождественка, Андрей Макаревич, Пушкинская, Марина Бородицкая, Матвеевское, Александр Архангельский, Тушино, Дмитрий Данилов, Ходынка, Владимир Шаров, Тверские-Ямские, Владимир Березин, Автозаводская, Алексей Варламов, Новый Арбат, Глеб Шульпяков, Аэропорт, Олег Фочкин, Ордынка, Сергей Шаргунов....

    Цена:
    520 руб

    Ирвинг Стоун Жажда жизни
    Жажда жизни
    Винсент Ван Гог — гениальный безумец, при жизни испытавший и презрение критиков живописи, и полное непонимание собратьев по кисти, а после смерти признанный великим художником. Его манера писать казалась странной и нелепой даже привыкшим к творческим экспериментам обитателям Монмартра. Его либо равнодушно отвергали, либо цинично использовали женщины. Над ним посмеивались друзья. Его жалели родные... Именно Ван Гогу посвящен самый известный биографический роман Ирвинга Стоуна, который выдержал более 30 изданий только на родном языке и был переведен на 30 иностранных языков. В процессе его создания Стоун, по его собственным словам, "прошел пешком по югу Франции, жил в психиатрической больнице, куда поместили Ван Гога, и, наконец, спал в той же самой комнате и на той же постели в маленькой гостинице в Овере в годовщину его смерти"......

    Цена:
    177 руб

     В Питере жить. От Дворцовой до Садовой, от Гангутской до Шпалерной. Личные истории
    В Питере жить. От Дворцовой до Садовой, от Гангутской до Шпалерной. Личные истории
    "В Питере жить" - это вам не в Москве, о которой нам рассказали в книге-бестселлере "Москва: место встречи". Что и говорить - другая ментальность, петербургский текст. Евгений Водолазкин, Андрей Аствацатуров, Борис Гребенщиков, Елизавета Боярская, Андрей Битов, Михаил Пиотровский, Елена Колина, Михаил Шемякин, Татьяна Москвина, Валерий Попов, "митёк" Виктор Тихомиров, Александр Городницкий и многие другие "знаковые лица" города на Неве - о питерских маршрутах и маршрутках, дворах-колодцах и дворцах Растрелли, Васильевском острове, Московском проспекте и платформе Ржевка, исчезнувшем в небытии Введенском канале и «желтом паре петербургской зимы"… 
    Книга иллюстрирована акварелями Лизы Штормит и рисунками Виктора Тихомирова, на переплете - офорт Михаила Шемякина. 

    Отзывы: "Этот сборник - результат литературного противостояния двух столиц". (Наталья Ломыкина, Forbes)

    "Тексты, составившие книгу, рисуют Петербург не туристически-разгульным и парадным, а бытовым, сереньким, повседневным, бедновато-заштопанным и неожиданно уютным - примерно таким, каким, должно быть, видят его сами петербуржцы". (Галина Юзефович, Meduza)

    Цитаты:
    "Квартира наша была двусторонней: окна большой комнаты выходили на мост через Ждановку и стадион Петровский, окна спальни и кухни - на Офицерский переулок. По которому, повторю, маршировали военнослужащие в своем несуетном движении на стадион. Заслышав барабанную дробь в переулке, я подходил к окну спальни и наблюдал их приближение. Когда первые шеренги скрывались под аркой, переходил к противоположному окну. Любовался тем, как, игнорируя колебательный закон, они самозабвенно чеканили шаг на мосту. И ничего, вопреки школьному учебнику физики, с мостом не происходило".  Евгений Водолазкин

    "Далеко не сразу мы начинаем ценить то, что совсем рядом с нами. Наш дом стоит в шестистах метрах от Эрмитажа, мимо которого я десять лет ходила в школу и, по большому счету, не замечала его. Только уже став взрослым человеком, я стала ценить, вглядываться и наслаждаться". Елизавета Боярская

    "Мне было тогда, когда я шел по набережной от дачи Державина… обычно. А стало необычно. Потому что я увидел слияние Крюкова канала и Фонтанки, а чуть поодаль вдоль по Крюкову я увидел колокольню Никольского собора, построенную Саввой Чевакинским. Она была синяя, тонкая, изящная. Мушкетерская какая-то. Она была будто выпад в небо шпаги, вот какая она была". Никита Елисеев

    Ключевые слова: Питер, Санкт-Петербург, петербургский, Ленинград, Водолазкин, Битов, Аствацатуров, Пиотровский, Шемякин, Боярская, Битов, Попов, Москвина, Колина, Городницкий, маршруты, городская проза, рассказы, мемуары, дворы, колодцы, сборник рассказов, личные истории.

    ...

    Цена:
    658 руб

    Владимир Набоков Письма к Вере
    Письма к Вере
    Владимир и Вера Набоковы прожили вместе более пятидесяти лет — для литературного мира это удивительный пример счастливого брака. Они редко расставались надолго, и все же в семейном архиве сохранилось более трехсот писем Владимира Набокова к жене, с 1923 по 1975 год. Один из лучших прозаиков ХХ века, блистательный, ироничный Набоков пред стает в этой книге как нежный и любящий муж. «...Мы с тобой совсем особенные; таких чудес, какие знаем мы, никто не знает, и никто так не любит, как мы», — написал Набоков в 1924 году. Вера Евсеевна была его музой и первым читателем, его машинисткой и секретарем, а после смер ти писателя стала хранительницей его наследия. Письма Набокова к жене впервые публикуются в полном объеме на языке оригинала. Подавляющее большинство из них относится к 1923–1939 годам (то есть пери оду эми грации до отъезда в Америку), и перед нами складывается эпистолярный автопортрет молодого Набокова: его ближайшее окружение и зна комства, литературные симпатии и реакция на критику, занятия в часы досуга, бытовые пристрастия, планы на будущее и т. д. Но неизменными в письмах последующих лет остаются любовь и уважение Набокова к жене, которая разделила с ним и испытания, и славу....

    Цена:
    509 руб

    Айн Рэнд Мы живые
    Мы живые
    Цитата
    Это редкий дар - уважать себя и свою жизнь, желать самого лучшего, самого высокого в этой жизни только для себя! Представлять себе рай небесный, но не мечтать о нем, а стремиться к нему, требовать!
    (Айн Рэнд)

    О чем книга
    Это первый роман известной американской писательницы русского происхождения. Главная его тема - человек против государства, личное счастье против общественного блага - мастерски проведена через фон драматических событий в жизни Петрограда-Ленинграда начала 20-х годов.

    Почему книга достойна прочтения
  • Прочтение первого романа Айн Рэнд поможет в дальнейшем по-настоящему понять идеи романа "Атлант расправил плечи", а также философско-публицистических книг.
  • Это одна из самых трогательных и правдивых книг о драматических событиях начала 20 века.
  • На протяжении десятилетий книга не теряет актуальности. Яркие исторические персонажи напоминают наших современников, а главная проблема романа - борьба индивидуальности и системы - и по прошествии века остаётся нерешенной.
  • Эта книга заставляет почувствовать себя по-настоящему живым, вдохновляя и побуждая к развитию.


  • Для кого эта книга
    Для всех, кто хочет познакомиться с философскими идеями Айн Рэнд или просто прочитать интересную книгу.

    Кто автор книги
    Айн Рэнд (1905-1982) - наша бывшая соотечественница, ставшая культовой американской писательницей. Автор четырех романов-бестселлеров и многочисленных статей. Создатель философской концепции, в основе которой лежит принцип свободы воли, главенство рациональности и "нравственность разумного эгоизма".

    Ключевые понятия
    Государство и личность, борьба с системой, свобода.

    ...

    Цена:
    459 руб

    Джаннетт Уоллс Замок из стекла. Что скрывает прошлое The Glass Castle: A Memoir
    Замок из стекла. Что скрывает прошлое
    Всего за несколько недель эта книга превратила молодую журналистку Джаннетт Уоллс в одного из самых популярных авторов Америки. Престижные премии и приглашения на телевидение, первые строчки в книжных рейтингах и продажи миллионов экземпляров, желание Дженнифер Лоуренс исполнить главную роль в экранизации - "Замок из стекла" по праву можно назвать сенсацией в современной литературе. В этой книге Уоллс рассказывает о своем детстве и взрослении в многодетной и необычной семье, в которой практиковались весьма шокирующие методы воспитания. Многие годы Джаннетт скрывала свое прошлое, пока не поняла, что только освободившись от тайн и чувства стыда, она сможет принять себя и двигаться дальше....

    Цена:
    327 руб

    Шамиль Идиатуллин Город Брежнев
    Город Брежнев
    В 1983 году впервые прозвучала песня "Гоп-стоп", профкомы начали запись желающих купить "москвич" в кредит и без очереди, цены на нефть упали на четвертый год афганской кампании в полтора раза, США ввели экономические санкции против СССР, переместили к его границам крылатые ракеты и временно оккупировали Гренаду, а советские войска ПВО сбили южнокорейский "боинг".
    Тринадцатилетний Артур живет в лучшей в мире стране СССР и лучшем в мире городе Брежневе. Живет полной жизнью счастливого советского подростка: зевает на уроках и пионерских сборах, орет под гитару в подъезде, балдеет на дискотеках, мечтает научиться запрещенному каратэ и очень не хочет ехать в надоевший пионерлагерь. Но именно в пионерлагере Артур исполнит мечту, встретит первую любовь и первого наставника. Эта встреча навсегда изменит жизнь Артура, его родителей, друзей и всего лучшего в мире города лучшей в мире страны, которая незаметно для всех и для себя уже хрустнула и начала рассыпаться на куски и в прах.
    Шамиль Идиатуллин - автор очень разных книг: мистического триллера "Убыр", грустной утопии "СССР" и фантастических приключений "Это просто игра", - по собственному признанию, долго ждал, когда кто-нибудь напишет книгу о советском детстве на переломном этапе: "про андроповское закручивание гаек, талоны на масло, гопничьи "моталки", ленинский зачет, перефотканные конверты западных пластинок, первую любовь, бритые головы, нунчаки в рукаве...". А потом понял, что ждать можно бесконечно, - и написал книгу сам....

    Цена:
    385 руб

    2008 Copyright © BookPoster.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
    Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс.Метрика Яндекс цитирования